Нужны ли миру углеводородные «молекулы свободы»?

3854
0
38540

В Северной столице завершил работу очередной Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Главным событием в рамках ПМЭФ стало пленарное заседание, в котором участвовали президент РФ Владимир Путин, председатель КНР Си Цзиньпин, руководители ряда стран и генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш. Среди других важных событий, которые пересекались по теме с ключевым, стали энергетическая панель, на которой с ключевым докладом выступил глава «Роснефти» Игорь Сечин, и Российско-китайский энергетический бизнес-форум. Примечательно, что сквозной темой всех мероприятий стали геополитическое сближение России и Китая, а также противостояние политике санкций и недобросовестной конкуренции со стороны ряда стран Запада.

По шаблонам холодной войны

Как отметил в своем выступлении Владимир Путин, после окончания холодной войны и включения в процесс глобализации новых рынков архитектура мировой экономики кардинально изменилась. «Доминирующая модель развития, основанная на западной, так называемой либеральной традиции, назовем ее условно евро-атлантической, стала претендовать не просто на глобальную, а на универсальную роль», – отметил глава России.

При этом, по данным Всемирного банка и МВФ, если до кризиса 2008–2009 годов отношение оборота мировой торговли товарами и услугами к глобальному ВВП постоянно росло, то затем тенденция сменилась. «Такого роста уже нет, – сказал Путин. – По сути, глобальная торговля перестала быть безусловным двигателем мировой экономики. А новый двигатель, роль которого должны были сыграть суперсовременные технологии, пока еще проходит отладку и не заработал на полную мощность. Более того, мировая экономика вошла в период торговых войн и растущего уровня прямого и скрытого протекционизма».

Когда привычная Западу система, дающая фору и громадную ренту, стала расшатываться, когда подросли конкуренты, взыграли и амбиции, и стремление сохранить свое доминирование, причем любой ценой, государства, которые прежде проповедовали принципы свободы торговли, честной и открытой конкуренции, заговорили языком торговых войн и санкций, откровенного экономического рейдерства с выкручиваем рук, запугиванием, устранением конкурентов так называемыми нерыночными способами, отметил Путин.

Президент РФ привел два более чем наглядных примера. Во-первых, ситуацию с «Северным потоком – 2», против которого активно выступают США, во-вторых, ситуацию вокруг компании Huawei, «которую пытаются не просто потеснить, а бесцеремонно вытолкнуть с глобального рынка – это уже называют даже в некоторых кругах первой технологической войной, наступающей в цифровой эпохе».

«Казалось бы, бурная цифровая трансформация, технологии, которые стремительно меняют индустрии, рынки, профессии, призваны расширять горизонты для всех, кто готов и открыт к переменам, – сказал Путин. – Но и здесь, к сожалению, тоже строятся барьеры, вводятся прямые запреты на покупку высокотехнологичных активов. Дело дошло до того, что в образовании даже ограничивается прием зарубежных студентов по тем или иным специальностям. Это уже, честно говоря, не укладывается даже в голове. Тем не менее это все на практике происходит».

Не укладывается в голове и кардинальная трансформация геоэкономической модели США. И если раньше Америка отстаивала принципы открытой конкуренции, то сегодня мы наблюдаем совершенно противоположное. Из надежды и опоры сторонников свободного рынка США превратились в его антагониста. И Россия в этих условиях становится единственной силой, которая призывает возродить величие свободного рынка, свободной конкуренции.

Энергетика взаимной выгоды и…

В ситуации торговой войны Вашингтона с Пекином Китай крайне заинтересован в гарантии энергетической безопасности. И такую гарантию ему может дать только Россия. При этом стратегическое сближение двух стран, очевидно, должно происходить, опираясь на геополитику и экономику. Именно экономической опорой в движении Москвы и Пекина навстречу друг другу может стать Российско-китайский энергетический бизнес-форум как постоянно действующий институт. Не случайно перед участниками форума выступили Владимир Путин и Си Цзиньпин, дав позитивную оценку результатам энергетического сотрудничества в последние годы и наметив стратегические ориентиры его дальнейшего развития.

«Считаю регулярное проведение Российско-китайского энергетического форума весьма полезным, важным подспорьем в работе по развитию двустороннего партнерства. Причем не только в энергетике, но и в других отраслях экономики. А ведь энергетика обслуживает очень много смежных отраслей», – заявил Владимир Путин.

В свою очередь, глава КНР Си Цзиньпин высказался за укрепление взаимной поддержки и содействие по финансово-страховым аспектам энергетического сотрудничества. «Надеюсь, что компании двух стран будут на принципах взаимной выгоды и коммерческой целесообразности активизировать консультации и контакты в поисках верных направлений кооперации заинтересованных партнеров и оптимальных совместных проектов. Важно укреплять взаимную поддержку и содействие по финансово-страховым аспектам энергетического сотрудничества, чтобы финансовые и страховые институты приняли глубокое участие в энергетических проектах, обновили модель финансового и страхового сопровождения в пользу твердой финансовой поддержки энергетического сотрудничества между нашими странами», – заявил Си Цзиньпин.

По словам председателя совета директоров компании CNPC Ван Илиня, углубление энергетического сотрудничества между Китаем и Россией имеет важное значение для совместного обеспечения энергетической безопасности и создания открытой мировой экономики. «В последние годы благодаря личной поддержке председателя Си Цзиньпина и президента Путина CNPC наши российские нефтегазовые партнеры достигли прогресса в сотрудничестве и неуклонно идут к реализации вертикально интегрированного взаимодействия, которое охватывает всю отраслевую производственную цепочку», – отметил Илинь. CNPC, подчеркнул Илинь, «готова приложить совместные усилия с «Роснефтью», чтобы Российско-китайский энергетический бизнес-форум стал важной платформой для энергетического сотрудничества двух стран».

Таким образом, этот энергетический форум уже стал на столько местом для дискуссий, сколько системой, в которую вовлечены все участники диалога: энергетические и IT-компании, банки и т.д.

…и энергетика вражды

Как отмечали в Санкт-Петербурге, Америка на энергетических рынках действует неконкурентными методами. И это абсолютная революция в геоэкономической модели США. В создавшейся модели рыночные принципы работы и взаимовыгодный диалог отходят на второй план, а главную роль играет стратегия регуляторного давления и односторонних санкций.

«Энергетика как глобальная отрасль, играющая бюджетообразующую роль во многих странах, стала первой заложницей односторонней политической повестки, и налицо признаки расползания этой болезни на другие отрасли, – отметил в своем докладе на Энергетической панели глава «Роснефти» Игорь Сечин. – Единственный глобальный регулятор не только не беспристрастен, но и очевидным образом обслуживает исключительно локальные интересы. Поэтому, перефразируя небезызвестный лозунг президента Трампа («Make America great again!»), я хотел бы обратиться с призывом к участникам сессии сделать лейтмотивом сегодняшнего обсуждения и, может быть, даже нашей общей последующей работы лозунг «Давайте вернем рынку его былое величие!» – заявил глава «Роснефти».

Действия администрация США, по словам Сечина, «направлены на переформатирование мирового экономического и политического пространства, слом формировавшихся десятилетиями рыночных взаимосвязей и договоренностей, устранение правил конкуренции».

«В этих условиях США стремятся не только ускорить собственное экономическое развитие, но и затормозить количественный и качественный рост основных конкурентов, что все больше ведет к потере Америкой морального лидерства, так как исторически эта страна была одним из основных идеологов открытого рынка и конкуренции, – полагает глава «Роснефти». – Бесспорным фактом, реалией сегодняшней жизни является то, что энергетику как политическое оружие масштабно используют США. Ввод санкций или даже угроза их применения разрушительно влияют на рыночную экосистему мировой энергетики. Американский «золотой век» для всех остальных участников рынка может оказаться веком энергетического колониализма. Должны ли потребители энергии в мире становиться заложниками безостановочной предвыборной кампании в США?»

«Молекулы свободы» в углеводородном эквиваленте

«Мы сталкиваемся, например, как отметил в своем докладе Игорь Сечин, с навязчивыми рекомендациями министра энергетики США всем покупать американский сжатый природный газ – «молекулы свободы», – говорит президент Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Примакова РАН Александр Дынкин. – Из серии тех же интервенций в логистику сбыта российских углеводородов – попытка блокировать «Северный поток – 2». Такая же нечестная конкуренция со стороны США проявляется и на рынке высоких технологий. Достаточно вспомнить сюжеты, связанные с компанией Huawei и нашими высокотехнологическими системами вооружения, я имею в виду Турцию, на которую давят, чтобы она не покупала наш комплекс С-400 «Триумф».

«Во время первого визита Трампа, точнее, во время первого саммита китайско-американского и визита Си Цзиньпина в США было подписано соглашение, по которому Китай приобретает американский СПГ, – напоминает секретарь по связям с общественностью Института Дальнего Востока Российской академии наук Александр Исаев. – Но на фоне развязанной американцами торговой войны 10-процентные пошлины на СПГ из США в Китай превратились в 20-процентные. И, естественно, это определенно повлияет на поставки сжиженного газа в КНР из Америки. И это становится уже сегодня одним из аргументов Китая в торговых спорах с американцами. Это еще один такой аспект, который ведет к укреплению российско-китайского стратегического партнерства в области энергетики».

Эксперт напоминает, что, выступая в Большом театре, президент Путин, говоря о нынешнем характере российско-китайских отношений и 70-летии установления дипотношений между двумя странами, сказал, что уже сегодня Россия становится стратегическим энергетическим партнером КНР. Для такого заявления, подчеркивает Исаев, у российского президента были все основания. За последние пять-шесть лет «Роснефть» примерно четырехкратно нарастила поставки нефти в КНР, при этом потребности Китая в углеводородах существенно растут, создаются дополнительные возможности для укрепления сотрудничества между нашими странами в области углеводородов.

«Это также влечет за собой и расширение контактов в финансовой и банковской сфере, ориентированной на постепенное увеличение инвестиций, китайских инвестиций в российскую экономику, – полагает эксперт. – Энергетическое взаимодействие наших двух стран строится на новой финансово-инвестиционной основе. Об этом в ходе встречи с участниками Российско-китайского энергетического бизнес-форума заявил Си Цзиньпин. За два форума (первый прошел в Пекине. – «НГ») было подписано, кстати, 33 соглашения между российскими и китайскими энергетическими компаниями».

Таким образом, сфера энергетики действительно становится стратегически важной для российско-китайского экономического взаимодействия, и оно будет постепенно расширяться. Длительное время китайцы очень осторожно относились к поставкам российских энергоносителей на свою территорию. Особенно в начале нулевых, когда были развязаны первые газовые украинско-российские войны. «Китайцы тогда проявляли сдержанность к такому сотрудничеству, опасаясь, что наступит какой-то момент и по политическим соображениям русские могут, так сказать, закрутить вентиль, – говорит Исаев. – Но сейчас, после тщательного изучения ситуации, они пришли к совершенно другим выводам, считая, что Россия – это очень надежный энергетический партнер, гарантирующий, в общем-то, безопасность поставок энергоносителей в КНР, которые крайне необходимы для дальнейшего проведения экономических реформ в самой многонаселенной стране мира».

«С конца ХХ века, когда началась глобализация, США были одним из главных двигателей этого подхода – открытой торговли и поощрения конкуренции, по крайней мере на словах – полагает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. – У Трампа подход другой. Он конкуренцию понимает как создание конкурентных преимуществ для США, использование для этого всех рычагов, в том числе и политических. Особенно в энергетической сфере. Директивные методы давления, которые меняют ситуацию на рынках. Это скорее возврат к каким-то принципам 100-летней давности, такой более меркантилистский подход. И это в целом меняет международную атмосферу в области экономических идей». 

10.06.2019

Материалы по теме

Нужны ли миру углеводородные «молекулы свободы»?