О чём не говорили вслух на саммите ШОС в Самарканде

5211
0
52110
Источник: Версия

Здорово, что Россия вовсе не в международной изоляции, как некоторые считают, а в пятёрке ядерных держав, формирующих новый центр силы в мире. И саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Самарканде – наглядное тому подтверждение. Одно немного тревожит – наш политический вес в этой организации. Каков он на самом деле?

Важно понимать, что ШОС – не военный, не политический и не экономический блок, а всего лишь международная площадка. Во всяком случае пока. Правда, время от времени её участники – Китай, Пакистан и Индия – предпринимали попытки превратить ШОС «в инструмент противодействия американскому военному присутствию», на это ещё 15 лет назад указал ныне покойный глава Института военной истории Минобороны России Александр Кольтюков. Собственно, Кольтюков и предсказал, как будет в дальнейшем развиваться эта организация, мало-помалу трансформируясь в военно-политический альянс, евразийскую альтернативу Североатлантическому альянсу. И саммит в Самарканде фактически подвёл под этой трансформацией первую черту. Накануне президент Узбекистана – принимающей страны – Шавкат Мирзиёев выступил с кратким обращением к участникам. Слово «безопасность» упоминалось в нём восемь раз. А приём в члены ШОС Ирана – без пяти минут ядерной державы – красноречивее любых деклараций. Что можно сказать об альянсе, в который вошли Россия, Китай и Иран и в котором отсутствуют США с сателлитами?! Пакистан, к слову, таковым давно не является.

Проблема в неравнозначности стран-участниц. С одной стороны – Россия, Китай, Индия, Пакистан и Иран. С другой – четыре советские республики Средней Азии. Галантерейщик и кардинал вместе ­– конечно, сила, но мезальянс налицо. Если ШОС по-прежнему переговорная площадка, то нет проблем, мало ли, кого занесёт на площадку, великана или гнома, а ну как альянс трансформируется в центр принятия решений? Принимать решения точно будут на равных? Для России это непраздный вопрос.

Казалось бы, бывшие республики СССР – сателлиты России. В той или иной степени. Но это иллюзия. Узбекистан, как известно, вышел из ОДКБ (причём дважды), а Казахстан, похоже, объявит о выходе со дня на день. Если верно то, о чём по итогам сочинской встречи двух президентов шушукаются в Нур-Султане, ОДКБ вообще доживает последние месяцы. В октябре в Нур-Султан нагрянет британский премь­­­­ер Лиз Трасс. А следующий шаг Казахстана – выход из Таможенного союза. В августе американцы проводили военные учения в Средней Азии «Региональное сотрудничество – 2022». И в них принимали участие военные из Казахстана, Киргизии и Узбекистана. Стоит, пожалуй, упомянуть, как характеризовал эти учения глава Совбеза России Николай Патрушев: «Хотел бы напомнить партнёрам, что подобные мероприятия нужны американцам в первую очередь для изучения потенциального театра военных действий, уточнения координат перспективных целей и корректировки цифровых карт для высокоточного оружия. Очень надеюсь, что все страны – члены ШОС осознают, какие чрезвычайно высокие риски для нашей безопасности представляют эти американские инициативы». И Патрушев неспроста упомянул ШОС, ой неспроста. Речь-то уже не об ОДКБ.

Интрига здесь в том, что до определённого момента подобную многовекторность поощряли в Пекине. Китайцы считали (и продолжают считать, но есть нюанс, о котором чуть ниже), что подыграть лишний раз Вашингтону для бывших советских республик не грех. Лишь бы отринуть их подальше от Москвы. Лишь бы лишить Россию того влияния, которое она всё ещё оказывает на Среднюю Азию. Дело в том, что Поднебесная спит и видит её своей подконтрольной территорией. Там крайне ревниво восприняли январскую помощь России и ОДКБ Казахстану. Итогом этих китайских внешнеполитических игрищ стало то, что инициативу в Казахстане перехватили британцы. Получилось ни себе, ни людям. А в октябре Си Цзиньпину предстоит пережить на своём посту съезд КПК. И перспективы у товарища Си не так чтобы очевидные. А тут ещё Кремль может припомнить ему двурушничество. Поговаривают, что принятие Ирана в члены ШОС – тактический ход Пекина в пользу Москвы. Мы были сильно за, а китайцы – сильно против. Но Си – с учётом казахской коллизии – так и быть, подыграл Москве. Чтобы Москва, помня об этом, подыграла ему в октябре.

Что в итоге? Иран – пятое колесо у телеги ШОС – резко меняет очертания альянса. Во-первых, Китай отчасти лишается своего и так не безусловного примата. И совершенно очевидно упускает из-под контроля Таджикистан – влияние в нём перехватывают персы. Во-вторых, для США одно дело альянс Москвы и Пекина при участии Дели и Исламабада и совершенно иное – если это те же плюс Тегеран. Иран – неплохая ресурсная база, а теперь ещё и с ядерными перспективами. При этом радикально антиамериканская. Пекину при таких изменениях будет сложнее балансировать, всякий раз находя компромисс с Вашингтоном. Пекину осталось недолго – ровно до октября. Если Си устоит, не бывать превращению ШОС в военный альянс – как бы к этому ни стремились республики Средней Азии и какие бы выгоды это ни сулило Индии с Пакистаном. Фактор Ирана для китайцев – при Си – решающий. Если Пекин станет развивать военное партнёрство с Тегераном, его игрища с Вашингтоном закончатся раз и навсегда. Но вот если Си не устоит и Китай возглавит новый руководитель, для ШОС открывается перспектива. И для России, кстати, тоже. Пока у руля в Поднебесной нынешнее руководство, для нас всё будет так, как сейчас. Дружеские рукопожатия и похлопывания по плечу. И только. А о поставках оружия и финансовых займах – ни слова!

Встреча российского и китайского руководителей в Самарканде, возможно, последняя. Поскольку ни слова конкретики о военном сотрудничестве ожидаемо не прозвучало, диспозиция такова, что о скором преобразовании ШОС в центр реальной силы говорить рановато. Процесс идёт, но и только. Стоит дождаться октября, а там как пойдёт у китайцев. Да и ход украинской спецоперации может изменить многое. Если же всё останется как сейчас, о военном альянсе в рамках ШОС можно на время забыть. Что, впрочем, не исключает ситуативные военные альянсы Ирана с таджиками и узбеками – с оглядкой, к примеру, на Афганистан (остающийся, к слову, в статусе наблюдателя ШОС – во всяком случае, де-юре). Тут впору снова вспомнить об обращении президента Мирзиёева к участникам саммита ШОС – всё было сказано открытым текстом. Расцвести в этом садике могут тысячи цветов – если воспользоваться китайской метафорой. Но в перспективе.

И вот что ещё важно – в Самарканд приехал Реджеп Эрдоган. Казалось бы, что турки забыли на саммите ШОС, где они даже не наблюдатели? Но интерес у Эрдогана непраздный – по той простой причине, что в новом центре силы может найтись место и для его страны. Не обязательно в рамках непосредственного участия – пока, во всяком случае. Мезальянс – чем не повод умыкнуть понравившегося партнёра? А ещё Эрдоган понимает, что его стране никогда не стать наравне со странами коллективного Запада – многолетняя эпопея турок со вступлением в Евросоюз тому доказательство. Зато она может стать равной для «ядерной пятёрки» ШОС. Тоже неплохая компания. Полезная. А там и о ядерном статусе Турции можно будет подумать.

Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай»

– Между участниками ШОС есть серьёзные противоречия: достаточно упомянуть натянутые отношения Индии и Китая или враждебные – той же Индии и Пакистана. Сотрудничество в рамках ШОС не может их решить, но способно создать условия, при которых противоречия не перейдут в военную фазу. Может ли взаимодействие стран ШОС привести к быстрой смене международного порядка? Нет, Запад не для того его создавал, чтобы всё отдать в одночасье. Но мы видим, что страны ШОС уже сейчас способны работать над альтернативными решениями. Это означает, что для таких решений возникли объективные условия.

18.09.2022

Материалы по теме

О чём не говорили вслух на саммите ШОС в Самарканде