О чём Сергей Чемезов на самом деле рассказал и о чем умолчал в своём интервью

4358
0
43580
Источник: Версия

Интервью, данное РБК главой холдинга «Ростех» Сергеем Чемезовым, стало без натяжек главным информационным событием минувшей недели. Причины понятны: во-первых, не каждый день с общественностью общается одна из самых влиятельных персон российского истеблишмента, с волей которого связывают различные политические интриги, миллиардные бюджеты, отставки и назначения.

Во-вторых, в своём интервью Чемезов откровенно рассуждал о политической системе и даже о дальнейшей судьбе Владимира Путина. Потому беседа вызвала у многих понятное недоумение: что же это было? Попробуем разобраться.

Пространное интервью с руководителем такого ранга, как Сергей Чемезов – это всегда большая удача для любых СМИ. При этом журналисты знают: получить допуск к телу чиновника подобного масштаба можно только в одном случае – если он сам хочет что-то сказать. То есть когда у него есть необходимость донести свою мысль и обозначить важную для него позицию в связи с какими-то собственными задачами. И не перед лицом общественности, а перед определённой группой, от которой зависят его текущие интересы. Или вообще перед одним-единственным читателем – самым важным, который только имеется в стране.

Тут ещё надо помнить, что обитатели властного олимпа и так немногословны – сегодня сболтнёшь лишнего невзначай, а завтра тебе это припомнят. А уж Сергей Чемезов со своим опытом работы в КГБ отлично знает, что и когда стоит говорить. А потому читать его интервью особенно интересно.

Пора «рвать когти»?

Особый интерес вызывают пассажи Сергея Чемезова о политике. Это однозначно не его вотчина, и он этого не может не понимать.

Как правило, на подобные вопросы чиновники такого ранга говорят «Без комментариев» или же отвечают, что называется, не для печати. Нет сомнений, что перед выходом в свет интервью тщательно вычитывалось Чемезовым и он наверняка бы убрал свои ответы, если бы не хотел, чтобы его рассуждения о ситуации в стране были опубликованы. Ведь он говорил не о том, как все хорошо, а совсем наоборот – вразрез с официальным курсом. Чего стоят, к примеру, его откровения о последних массовых выступлениях оппозиции. «Очевидно, что люди сильно раздражены, и это не на пользу никому, – заявил Чемезов. – Наличие здравой оппозиции идёт во благо любому органу, представительному собранию и в конечном счете государству – какая-то должна быть альтернативная сила, которая что-то подсказывает и даёт сигналы в ту или другую сторону… Если всегда всё хорошо, так мы можем в застойный период уйти». Заодно добавил: «Политическая нестабильность – это плохо для экономики. Промышленности и бизнесу не нужны потрясения».

По-хорошему, одно это уже могло бы вызвать скандал. Тем более что данный кусок интервью был опубликован в виде анонса всей беседы в середине августа, когда по стране бушевали протесты. И вот на фоне этого Чемезов заявляет, что оппозиция – это, в общем, нормальная вещь. Что за неожиданное фрондёрство?

В итоге даже появилась версия – уж не собрался ли глава «Ростеха» таким образом «спрыгнуть с телеги»? А что – у него молодая жена, легальные доходы, он лично не присоединял Крым. Почему бы не получить индульгенцию от Запада, который включил его в санкционный список исключительно «до кучи»? Мало ли что дальше будет происходить в стране. 67 лет не шутка, в этом возрасте впору греться на солнышке в Ницце… Тем более перед глазами пример Владимира Якунина. Бывший главный железнодорожник в 2015 году не стал публично записываться в патриоты и хотя и потерял должность, зато отлично чувствует себя в Европе.

Однако подобное предположение выглядит слишком уж прямолинейно. Ведь чего-чего, а предательства российская власть не прощает. Тут можно и не успеть доехать до Ниццы. Потому некоторые эксперты считают: рассуждая о положении дел в стране, Чемезов не пытается отползти в сторону, а, наоборот, рвётся в бой. С кем?

«Это озабоченность оставшихся гражданских бенефициаров системы позицией силовиков, у которых в силу ряда причин очень жёсткая позиция, что ничего не нужно менять, нужно все крепко цементировать и всех несогласных давить. А оставшиеся гражданские бенефициары понимают, что силового ресурса на всех надолго не хватит», – полагает политолог Павел Салин. Действительно, Сергей Чемезов считается лидером одного из неформальных политических кланов, в который входят промышленники и финансисты и которому противостоят силовики. В связи с этим более чем показательно выглядит само название интервью: «Закрыть полностью страну технически невозможно». В тексте Чемезов и в самом деле рассуждает о том, что попытка создания суверенного Рунета обойдётся в гигантские деньги и ещё вопрос, получится ли вообще. Однако же тут явно имелся в виду другой посыл: Россия не должна быть изолирована от остального мира, за что ратуют силовики. Потому что это плохо для её экономики – читай самих промышленников и финансистов. Короче говоря, эй, там, наверху! Обратите внимание и прислушайтесь к нашей группе, пока не стало поздно! Потому что люди уже раздражены. Зачем их раздражать ещё больше?

Кстати, а почему все решили, что в лице оппозиции Чемезов имел в виду тех, кто выводит людей на улицы? Он же прямо сказал – мол, нам нужна «здравая оппозиция», которая будет не бунтовать, а «подсказывать» власти. Откуда возьмётся такая оппозиция «его величества»? Так её всегда можно создать, например, в виде новой партии. Тем более что у «Единой России» рейтинги ниже некуда.

Проблема 2024

А дальше и вовсе становится интересно. Сергей Чемезов начинает прямо рассуждать о Владимире Путине. «Если говорить по-человечески, ему тяжело, конечно. И он бы, наверное, с удовольствием ушёл отдыхать», – говорит глава «Ростеха». И тут же добавляет: «Поскольку в соответствии с Конституцией он дальше всё равно не может руководить страной».

Да, следом идёт пояснение: Путин может занять какой-то другой пост. Для этого можно будет изменить Конституцию. «Жизнь идёт, жизнь изменяется», – многозначительно констатирует глава «Ростеха». Тем не менее понятно, о чём идёт речь: элиты вовсю озабочены так называемой «проблемой 2024» – то есть тем, что будет после окончания нынешнего президентского срока Владимира Путина. И уже сейчас между группировками идёт борьба за будущее. Безусловно, сам Путин никуда не уйдёт – он гарант нынешнего курса. Но политическая система в стране в любом случае претерпит изменения. А потому уже сейчас нужно озаботиться о том, чтобы встроиться в неё, сохраняя капиталы и влияние.

«Практически всё интервью Чемезова является подтверждением концепции «Политбюро 2.0» Мы видим человека, который не занимает формальных постов в вертикали исполнительной власти, но более влиятелен, чем любой член правительства», – уверен политолог Евгений Минченко.

Тем временем уже появились версии – а не метит ли сам Сергей Чемезов, рассуждая о вещах, лежащих вне сфер интереса его корпорации, скажем, в кресло премьера? Слухи и правда говорят о том, что в преддверии будущего неизбежного «транзита власти» среди элитных группировок обострилась «гонка премьеров». И одним из потенциальных глав правительства вроде как называют как раз Чемезова…

«Быть политиком – это не моё», – тут же заочно отвечает Чемезов сторонникам этой версии. И никакого «Политбюро 2.0» не существует, утверждает он. Короче, все эти соображения насчет политики присутствуют просто так…

Квартира есть, но дешевле

А может, всё намного проще? Внимательные читатели обратили внимание – одной из тем, затронутых в интервью, стало личное состояние Сергей Чемезова. Точнее, его квартира. В феврале Алексей Навальный сообщил о том, что глава «Ростеха» владеет квартирой площадью 1434 квадратных метра, расположенной аккурат напротив Красной площади в здании бывшей гостиницы «Москва». Была названа и возможная стоимость квартиры – 5 млрд рублей. Причём оформлена она на супругу Чемезова и записана как два нежилых помещения. Тогда сам Чемезов никак не отреагировал на это. Но вот теперь решил прокомментировать старую историю. В итоге, правда, напустил ещё больше тумана. «Мою квартиру московскую тут оценили в сумасшедшие деньги – 5 миллиардов. Если кто-то готов мне заплатить 5 млрд, я ему прямо сейчас готов отдать ключи и сказать: «Всё, давайте деньги». Таких денег она не стоит», – заявил Чемезов.

А сколько стоит? И почему вдруг оказалось необходимо обсуждать этот вопрос?

Уже говорилось, что у людей такого уровня существует только один главный собеседник. И не исключено, что после встречи с ним, состоявшейся в конце июля, Чемезов понял: поползновения Навального были «наверху» услышаны, оценены и, как говорится, подшиты в папочку. Потому просто так отмолчаться не получится. Ладно если бы «Ростех» совершил какой-то небывалый прорыв – лекарство от рака выпустил, к примеру, или хотя бы автомобиль, достойный выйти на мировой рынок. Но нет – в Кремль Чемезов приходил не хвалиться достижениями, а просить очередные 300 млрд рублей на поддержку стремительно теряющего популярность самолёта «Сухой Суперджет 100». Вот и пришлось скрежетать зубами, строить пиарщиков и вопреки логике медийного рынка организовывать «программное интервью», вшивая в него оправдания о низкой цене квартиры.

Вот только не зря придумали древние: «язык мой – враг мой». Сказал Чемезов, что нет у него яхт, а ведь в представленной им декларации фигурирует катер. Вряд ли речь идёт о «казанке», с которой глава «Ростеха» по воскресеньям удит окушков. Иные катера так и называются – моторная яхта, по стоимости на порядок обходя парусники. Да и из недвижимости помимо уже упомянутой Чемезову в интервью от чего-то вспомнилась лишь одна квартира и один дом, хотя только по декларациям на двоих с женой – три дома и две квартиры. Так что как бы не пришлось снова обращаться к общественности, уже с новыми оправданиями.

ПРОВЕРКА

Простая проверка слов Сергея Чемезова показывает, что в довольно многих случаях он представил общественности ситуацию несколько иначе, чем она существует в реальности. Остаётся лишь догадываться: то ли подчинённые неправильно информируют главу «Ростеха», то ли сам он откровенно заблуждается, то ли уверен, что правду никто не узнает.

Впереди планеты всей

Главная цель России сегодня – развитие цифровой экономики, уверен Сергей Чемезов. «Здесь мы должны сделать всё, и у нас есть сейчас ещё и возможности, и силы, и время, и знания, чтобы не отстать навсегда, а по крайней мере быть на уровне, а может быть, даже где-то опережать своих конкурентов», – считает он. Сейчас «Ростех» занимается разработками в сфере интернета вещей, а также созданием квантовых сенсоров и развитием беспроводной связи пятого поколения.

Конечно, дай бог, чтобы все получилось. Потому как способности «Ростеха» наравне конкурировать с ведущими разработчиками и производителями современной «умной» техники пока что вызывают большие сомнения. Шесть лет назад «Ростех» с гордостью презентовал йотафон – Сергей Чемезов лично вручил первый экземпляр известному любителю гаджетов Дмитрию Медведеву. Российский смартфон премиум-класса с двумя экранами называли тогда «убийцей айфона», предрекая ему дикую популярность в мире. И что же? Сперва выяснилось, что йотафон не особо-то и российский – производится на Тайване из импортных комплектующих.

А затем оказалось, что дорогой смартфон, призванный конкурировать с продукцией «Эппл» и «Самсунг», особо никому не нужен.

В результате «Ростех» продал свою долю в компании-разработчике йотафона. На вопросы, как же так случилось, в корпорации отвечали, что на самом деле это никакой не провал и история йотафона создаёт «фундамент для дальнейшего развития российских технологий и выпуска новой продукции на высококонкурентных международных рынках».

Безусловно, провалы случаются у всех. Однако всё равно возникает опасение: сможет ли «Ростех» создать то, что обещает? Или же вхождение в национальный проект «Цифровая экономика» объясняется только желанием поучаствовать в освоении выделенных на него 3,5 млрд рублей?

Драмкружок, кружок по фото, а ещё мне петь охота…

«Ростех» уже не раз сравнивали с неутомимым жадиной, в погоне за прибылями подгребающим под себя всё, что только возможно. Сегодня в корпорацию входит порядка 700 (!) предприятий. Сам Сергей Чемезов с этим не согласен. «Мы получаем активы далеко не сладкие», – отмечает он. Добавляя: «Нам достаточно того, что мы получили в последнее время. – Мы же не просто так берём и присоединяем тот или иной актив, он должен соответствовать нашему профилю».

Что ж, давайте посмотрим. Последние годы «Ростех» занимается строительством перинатальных центров. Почему их возведение в принципе доверили именно технологической корпорации, вопрос отдельный. По слухам, причиной тому стало большое желание освоить немалые деньги – на строительство 15 центров государство выделяло 38,4 млрд рублей. Однако в итоге работа «Ростеха» стала предметом внимания Счётной палаты. Как выяснилось, 99% контрактов на строительство корпорация заключила со своей «дочкой», выступавшей в качестве единственного поставщика. Кроме того, «Ростех» фактически сорвал программу – из 15 центров в срок были введены только пять.

Теперь корпорация решила подмять под себя «золотой» мусорный рынок, строя мусоросжигательные заводы. Здесь на кону, по разным оценкам, от 200 до 300 млрд рублей – есть за что побороться. Правда, жители Татарстана, где «Ростех» собирается строить один такой завод, сейчас выходят на митинги, говоря, что предприятие отравит всё вокруг. Но это, как считает Чемезов, активисты просто мутят воду за деньги.

Не чурается «Ростех» и фармацевтики – компания «Нацимбио» стала эксклюзивным поставщиком лекарств для ФСИН.

А недавно Сергей Чемезов и вовсе заявил: четверть питьевой воды на отечественном рынке является подделкой! Решить проблему поможет маркировка воды. Какие огромные прибыли сулит это, понятно. Согласитесь, мусор, строительство и вода не очень похожи на профильные активы. Скорее на желание заработать абсолютно на всём.

Как вы лайнер назовёте…

«Суперджет» – это вовсе не провал, уверен Сергей Чемезов: «У SuperJet есть, конечно, «детские болезни», они отрабатываются и со временем пройдут», – пояснил он.

Минуточку, «Суперджет» серийно выпускается с 2011 года, о каких «детских болезнях» может идти речь? Восемь лет недостаточно, чтобы заметить и исправить недостатки? Или их может быть слишком много, как считают некоторые эксперты? Три года назад Росавиация уже приостанавливала эксплуатацию «Суперджетов» – тогда были обнаружены повреждения в стабилизаторах. Известно и о хронических поломках двигателей, экономичность которых как раз и подавалась как привлекательная для перевозчиков «фишка» российского лайнера. Однако даже в государственном «Аэрофлоте» отмечали: 40% поломок всего авиапарка приходится как раз на «Суперджеты». А ФАС недавно подтвердила: стоимость билетов на «Суперджет» из-за дороговизны его обслуживания оказалась на 20% выше, чем на «Боинги».

Кстати, последняя серия ЧП с лайнерами наводит на мысль, что все технические проблемы могут быть до конца не решены. Если так, то на что же были потрачены 2, а по другим данным, все 7 млрд долларов, в которые обошлось создание «Суперджета»?

Теперь Сергей Чемезов считает, что обелить реноме «Суперджета» сможет его ребрендинг и смена названия. Ну что ж, назовите его «Госбюджет», что ли…

Как не порадеть родному человечку…

«Да постоянно! То одного тянут, то другого. Я говорю категорически: «Никуда!». Чтобы рядом в периметре «Ростеха» никого не было!» – так ответил Сергей Чемезов на вопрос о том, не поступали ли его детям предложения работать в госструктурах. При этом добавив: мол, устраивать детей «по блату» очень плохо, потому его сыновья свой путь выбрали сами.

Что и говорить, звучит красиво. Вот только в 2006 году «Ведомости» писали: старший сын Чемезова Станислав вошёл в совет директоров компании «АвтоВАЗэнерго», занимающейся управлением энергоактивами тольяттинского завода, который в свою очередь входит в «Ростех». Кроме того, Станислав Чемезов является одним из совладельцев компании «Независимая страховая группа». Именно она, надо полагать, совершенно случайно страхует крупнейшие предприятия ОПК, входящие в «Ростех».

Идём дальше. Сегодня, пожалуй, многие позабыли, как в середине нулевых на АвтоВАЗе решили выпускать «Лады» с автоматической коробкой передач (АКП). За их разработку взялась неизвестная фирма «КАТЕ». Вскоре выяснилось – контролирует фирму супруга Чемезова Екатерина Игнатова. Сколько денег было вложено в разработку коробки, неизвестно, известно лишь, что в конце концов в Тольятти решили покупать АКП у японцев. Надо полагать, неспроста.

Кстати, недавно СМИ сообщили: Иван Серов, занимающий пост управляющего директора входящего в «Ростех» АО «Вертолётная сервисная компания», является сыном сестры Сергея Чемезова. Если так, то становится понятным, как 33-летний юрист, ранее не имевший отношения к авиации, вдруг стал топ-менеджером. Хотя, если верить самому Чемезову, это никакой не «блат» и родня всего добилась сама.

23.09.2019

Материалы по теме

О чём Сергей Чемезов на самом деле рассказал и о чем умолчал в своём интервью