Пасхальный обмен. Каких «патриотов Новороссии» передадут Украине под видом «наших героев»?

3396
0
33960
Источник: ОРД

Не только дохлая кляча минских переговоров держится на обменах пленными с ОРДЛО, но и весь президентский Офис прикрывается ими, как щитом достижений. Особенно любит пиариться на этой теме Андрей Ермак, ведь это элемент «мирного строительства» — то направление, за которое он отвечает. Демонстрируя успешность, в прошлом месяце договорился с представителем РФ Д. Козаком об очередном обмене. Но кого нам предлагают в качестве «наших людей», возвращение которых В. Зеленский обозначил как свой приоритет?

 

 

 

На одного из таких «героев», которого зовут Евгений Бражников (на главном фото), как на «ДНРовского» палача, пожаловались бывшие пленники. Бражников попал в один обмен вместе с теми, над кем издевался в донецком концлагере МГБ-ФСБ «Изоляция».

 

4 марта пресс-служба СБУ сообщила, что ему предъявлено подозрение по ч. 1 ст. 438 (нарушение законов войны), ч. 1 ст. 258-3 (создание террористической организации) УК Украины. Но Бражников остался на свободе. И он такой не один из числа, переданных нам в результате обмена в декабре 2019 г. А со следующим обменом, который ожидается уже на этой неделе, вместо военнопленных и гражданских, пострадавших за убеждения, в Украину может попасть новая порция «защитников республик».

 

  1. Кого мы получили вместо отпущенных в Москву убийц из «черной роты»?

 

Это его, Евгения Бражникова, другие узники избили сразу после обмена. О Бражникове нам рассказывал освобожденный из плена философ Олег Галазюк: «Его в самолете защищали от людского гнева СБУшники в балаклавах»: http://ord-ua.com/2020/01/09/oleg-galazyuk-geroi-novorossii-prosyatsya-v-ukrainu-na-obmen/

 

Галазюк тогда же сообщил, что коллаборантов среди тех, кого с пафосом передали в Украину под новый 2020 год, не меньше десятка. Но, чтобы не мешать расследованию, в публикации мы назвали только одного: макеевчанина Василия Савина – который геройствовал перед журналистами, как якобы организатор украинского подполья. Хотя после начала оккупации устроился на «теплое местечко» в администрации Ц-Городского района Макеевки под флагом «ДНР». Как говорят бывшие соседи по «зоне», оттуда приспособленец писал однотипные письма и к Порошенко, и к Зеленскому — в стиле: «Ты наш гетьман, веди за собой». И не против опять пристроиться, по поводу чего другие бывшие узники говорят: «Не дай бог ему опять прорваться во власть — тогда все зря, и то, через что мы прошли, ибо ничего не меняется».

 

Кстати, провокационные заявления Савина на телекамеры дорого обошлись людям, которые еще остаются в 32й колонии – на них отыгралась администрация.

Бывшие пленники Татьяна Гончарова и Станислав Печенкин так же заявили, что среди тех, кто попал в один обмен 29 декабря вместе с ними, есть палачи и сепаратисты. А в марте публицист Станислав Асеев написал у себя в Фейсбуке, что еще 20 января обратился с заявлением в СБУ и даже рассказал лично В. Зеленскому о преступлениях двух персонажей: Евгения Бражникова и Алексея Кускова.

 

«Бражникова начали бить, как только нас привезли с блокпоста — тогда его спасли военные, и под конвоем СБУ доставили в Киев. Кусков — уже больше двух лет на свободе (его поменяли в декабре 2017-го). В Феофании (видимо, пришёл проведать своего друга Бражникова) встретил меня на первом этаже, хлопнул по плечу и с улыбкой спросил: «Ну, как ты? Помнишь меня?». — Помню, Лёша, ничего не забуду»: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=135489194654827&id=100045812423185

 

Алексей Кусков по возращении в родную Дружковку, принимает поздравления. Фото Департамента информационной и внутренней политики Донецкой облгосадминистрации, который оказывал Кускову помощь.

 

Об Алексее Кускове известно, что его подозревали в сепаратизме (активно поддерживал идеи «Новороссии»). В СБУ получил «предложение, от которого нельзя отказаться»: оправиться в Донецк и устроиться в один из ресторанов, где бывают «высокопоставленные республиканцы», чтобы записывать их разговоры. Как только прибыл в «ДНР», Кусков отправился в «МГБ» и рассказал о полученном задании. Но его все равно заподозрили в шпионаже, и определили на «Изоляцию». А за «примерное поведение» и ревностное служение «МГБ» передали в Украину рекордно быстро для «шпиона» (в «ДНР» шпионаж — «расстрельная» статья) – уже через 10 месяцев. Местная власть в родной Дружковке (подконтрольная Украине часть Донетчины) оказала Кускову радушный прием, а сейчас другие бывшие узники рассказывают шокирующие вещи. Асеев утверждает, что Кусков отбил ему почку. Избивал и унижал других заключенных просто «потому что в кайф».

 

Евгений Бражников считался «агентом СБУ под прикрытием» и, очевидно, имеет влиятельных друзей на украинской стороне – иначе вряд ли согласился бы на обмен. Он донетчанин, бывший сотрудник угрозыска, уволился из органов в конце 2000-х. И с первого дня «русской весны» был ее сторонником. Участвовал в кровавых событиях 13 марта 2014 года в Донецке – тогда были убиты несколько участников митинга за единство Украины. Вступил в «армию Гиркина». А на момент задержания в «ДНР» работал зам.директора «национализированного» предприятия «Донецкий энергозавод». У Бражникова нашли кучу оружия, оставленного Гиркиным, печати «МГБ ДНР» и документы украинских правоохранительных органов. Соратники из «Общерусского движения Стрелкова» (Гиркина) выступили в его поддержку и даже требовали опровержения от т.н. СМИ «ДНР», которые обвинили его в подготовке покушений «на первых лиц республики». Но осудили лишь за «незаконное хранение оружия» (дали 8 лет).

 

Обвиняют в пытках бывшие заключенные и других освободившихся под новый год. В том числе – жителя Лимана (Донецкой области) Максима Теорентера. Самбист, чемпион области по панкратиону, чемпион Украины по греплингу, тренер и бизнесмен. А по заявлениям бывших пленных — был помощником главного тюремщика «Изоляции» Дмитрия Кулика («Палыча»).

После задержания на территории «ДНР» в апреле 2016 года Теорентер заявил, что получил от СБУ задание взорвать главаря «ДНР» Захарченко в стрелково-развлекательном комплексе «Артемида», который тот посещал. Якобы он был завербован в 2014м — поле того, как обратился за оформлением пропуска для пересечения линии разграничения. Сотрудники СБУ обвинили его в причастности к батальону «Оплот» из-за того что раньше выступал за бойцовский спортклуб «Оплот». Угрожая уголовной ответственностью за «сепаратизм», склонили к сотрудничеству. По обвинению в подготовке неудавшегося покушения на Захарченко (убитого позже) Теорентер получил в «республике» приговор в 14 лет.

 

Сразу несколько бывших узников рассказали «ОРД», что Теорентер издевался над ними не только в секретной тюрьме «Изоляция», которая имеет славу места, где пленника могут расстрелять и мучают из садистского удовольствия. Максима Теорентенра (на фото ниже) обвиняют и в том, что издевался над другими осужденными в 32-ой колонии.

 

«Теорентер насаждал «законы» уголовного мира, подлости и унижения, за что против него взбунтовался барак, и до конца срока он сидел в карцере», — говорит источник, который просит его не называть.

 

По словам пострадавших, доставалось от Теорентера всем — «ополченцам», россиянам, политзаключенным — у них отбирали передачи, заставляли массировать «пахану» ноги. «Всех, кого администрация хотела сломать, бросали к нему, после чего 7-8 извергов до полусмерти избивали и насиловали человека», — утверждает наш источник.

СБУ продолжает проверять заявления на Теорентера и Савина. А всего, по данным «ОРД», из 76 вернувшихся под новый год в процессе обмена 11 гражданских и 2 военных оказались под подозрением.

 

Есть недоверие и к военнослужащему 57-й бригады ВСУ Василию Жемелинскому, который при сомнительных обстоятельствах оказался на стороне противника, а после участия в антиукраинской пропаганде угодил на «Миротворец»: https://myrotvorets.center/criminal/zhemelinskij-vasilij-leonidovich/

И к военнослужащему 30-й отдельной механизированной бригады ВСУ Владимиру Воскобойнику, который подозревался в дезертирстве. А были в этом обмене и уголовники, и «прохожие», которых включили в список «для веса».

 

  1. «А где же наши?». Кого собираются передать в Украину под Пасху

 

Украинский омбудсмен Людмила Денисова не называет имена-фамилии тех, кого собираются передать Украине накануне Пасхи. Но для родственников удерживаемых в «ЛДНР» украинских патриотов уже не новость, что люди, которые не один год сидят за свои убеждения, снова не попадают в обмен. Хотя еще 5 марта украинская сторона в Минске передала список из более 200 фамилий.

Не будет в обмене кактусовода Юрия Шаповалова, о котором мы писали: http://ord-ua.com/2020/01/09/oleg-galazyuk-geroi-novorossii-prosyatsya-v-ukrainu-na-obmen/

Уже в третий раз коллаборанты вычеркнули из списков предпринимателя Валерия Матюшенко (на фото ниже) – жителя г.Комсомольское, которого задержали летом 2017 года и приговорили к 10 годам за сбор информации об «ихтамнетах». Его жена еще перед «новогодним» обменом стояла в одиночном пикете на Банковой с просьбой к Президенту обратить внимание на эту ситуацию.

 

 

На фото со страницы С.Печенкина в ФБ – пленник «ДНР» Валерий Матюшенко, которого оккупационная администрация перестала подтверждать, хотя имеет «приговор».

 

Не будет и сына жительницы Харцызска Зинаиды Мальцевой, которая вернулась из плена в декабре 2019 г. на инвалидной коляске. Попала «на подвал прицепом» к главному «шпиону». Таким в «республике» сделали ее сына, инвалида детства Максима Тимофеева. В тюрьме псевдореспублики удерживают его с 11 октября 2017 года.

Не ожидается в «Пасхальном обмене» ни одного из трех десятков военнопленных и гражданских, которые сидят на 32й колонии (Макеевка) и ждут обмена годами. Тем более не будет тех, кто сейчас находится на территории бывшего арт-центра «Изоляция» – там, как в бермудском треугольнике. Существование той тюрьмы и узников в ней «ДНР» признает только в своих отчетах перед ФСБшым начальством.

 

Зато представители оккупационных администраций объявили, что Донецк хочет передать Киеву под Пасху члена террористической организации «МВД ДНР» Владимира Карася – «ополченца», который — то ли что-то не поделил с товарищами, то ли забрасывается к нам с преступными целями: https://myrotvorets.center/criminal/karas-vladimir-vladimirovich/

Не прочь «омбудсмен ДНР» подсунуть нам и еще несколько персонажей с «Миротворца». А в целом, как заявляет представительница оккупанта Дарья Морозова, речь идет о передаче 9 украинских граждан в обмен на 11 «граждан ДНР».

 

Из известных украинцев в «ДНРовском» списке на выдачу двое. Это: 21-летний разведчик десантно-штурмовой бригады Николай Гриненко, который попал в плен во время выполнения боевого задания 23 января 2019 и 50-летний прапорщик Виктор Шайдов, один из тех 8 украинских военных, которые в мае прошлого года на военном грузовике заехали в плен возле КПВВ «Новотроицкое». «Как случилось, что они решили сократить маршрут, почему на КПВВ у них не спросили направления и цели поездки через линию разграничения?» — удивлялась в соцсети волонтер, опекающая батальон, где служили бойцы. А вот что сообщалось об этом происшествии в документе: «При подъезде к посту «Березовое 2» транспортное средство остановилось и при подходе военнослужащего, который нес службу, резко начало набирать скорость, двигаясь в сторону оккупированных территорий. С целью остановки было произведено 5 предупредительных выстрелов из АКС-74. От граждан, пересекающих линию разграничения поступила информация, что на блокпосту «Еленовка» («ДНР») стоит военный «Камаз», а 7 человек в военной форме лежат на земле лицом вниз».

 

Луганск готов отдать Киеву 11 арестантов в обмен на 8-рых луганчан – об этом заявил «ЛНРовец» Родион Мирошник («заслуженный журналист» — по версии НСЖУ). И тут, похоже, украинская сторона снова подыгрывает «хотелкам республиканцев», потому что в луганском списке всего один узнаваемый узник — студент колледжа культуры Сергей Русинов, который приговорен к 6 годам тюрьмы за патриотические публикации в соцсетях. Об остальных предлагаемых на обмен не слышали ни украинские СМИ, ни волонтеры, которые разыскивают пропавших без вести в ОРДЛО, ни бывшие пленные.

 

Кого взамен должна передать Украина? Украинские уполномоченные лица и тут «застенчиво» помалкивают. Зато оперативно обнародовал протокол заседания Трехсторонней контактной группы в Минске сайт беглого пособника Януковича Александра Клименко. В список из 16 лиц, которых хотят заполучить в «ЛДНР», включены: российский диверсант Леонид Харитонов, который готовил взрыв на военном аэродроме в Умани (https://tsn.ua/ru/ukrayina/v-umani-zaderzhali-podryvnika-iz-rossii-izgotovlyavshiy-vzryvchatku-vozle-strategicheskogo-aerodroma-1429626.html), российский агент Алексей Лазаренко который, работая на стратегическом авиазаводе «МиГремонт», шпионил в пользу РФ, сливал документы, и способствовал крушению боевых самолетов: https://www.youtube.com/watch?v=ZnRfKqzOLbk&feature=emb_title

А так же — организаторы «референдумов», инструкторы незаконных формирований, «военнослужащие республик».

 

  1. Как формируют списки работорговцы из России и ОРДЛО

 

Вопросов, связанных с обменами, становится все больше, и касаются они разных аспектов законности и морали.

Деньги. Некоторые из бывших заключенных, с которыми мы пообщались, уверены, что без денег в списки нынче могут попасть только медийные фигуры.

«Обмен в «ДНР» это работорговля, — делится мнением бывший пленник Олег Галазюк. — Раньше цена места в списке на обмен была 20 тысяч долларов. Но тарифы растут, и на сегодня омбудсмен Дарья Морозова хочет за включение в списки 30 тысяч долларов».

Он вспоминает, что один из узников, с которым встречался в плену, рассказывал, что его семья продала квартиру, чтобы его вытащить, и была обманута.

Предприниматель из Луганска Денис Секацкий, который попал в предыдущий обмен, говорил: «С меня требовали выкуп, чтобы не убили и внесли в списки со стороны «ЛНР» – 32 тыс. долларов. Больше половины из нас заплатили. Самый тяжелый из (луганского) списка заплатил за свободу почти 80 тысяч долларов».

 

«Мы просто мясо. Как нам прямо заявила «омбудсмен» Морозова в 32й: «У мяса есть своя цена», — вспоминает бывший узник, имя которого мы не можем назвать.

Но подозревают пленные, что и украинская сторона «нагревается». Об одном таком факте мы писали: освободившийся в феврале 2016 г. Л. Мазанько обвинил известную «волонтершу СБУ» в том, что выманила у его дочери 5 тыс. долларов: https://www.ord-ua.com/2020/02/04/ldnrovcy-dolzhny-dat-medal-lutkovskoj-za-takoj-obmen-peregovorshik/

 

Диверсии. Есть вопросы к СБУ и в связи с действиями их агентов на неподконтрольной (но все еще украинской) территории. Неоднозначные факты всплывают из личных дел обмениваемых лиц.

К примеру — переданный в Украину во время последнего обмена горловчанин Игорь Кулиш, охотно рассказывал российским СМИ, что согласился ликвидировать офицера «ДНР» с целью заработка. Так же и вышеупомянутый Максим Теорентер признался, что работники СБУ дали ему 10 тыс. долларов аванса, а в случае успеха спецоперации в Донецке он рассчитывал заработать 100 тысяч долларов. И друг Кулиша, который попал в обмен 2017, рассказывал, что сотрудничал с СБУ ради денег – якобы им с Кулишом были обещаны 30 тысяч долларов (средств украинских налогоплательщиков?).

 

В начале 2018 года один из 74х вернувшихся в декабре 2017 — Иван Тыренко рассказал уже украинским медиа, как его использовали и слили работники СБУ. Он заявил, что дважды побывал на территории ОРДЛО с диверсионными заданиями, а третья поездка закончилась пленом. Тыренко сняли с автобуса по ориентировке с его фото. И он уверен, что информацию передал в «МГБ ДНР» тот человек, чьи задания он выполнял в Донецке. Выбраться живым из плена ему удалось благодаря счастливой случайности и личному вмешательству экс-нардепши Н. Савченко. Кроме того, Иван рассказал украинским журналистам, в чем же состояло одно из полученных заданий. Как и у Теорентера — в покушении на А. Захарченко, которое планировалось на 9 мая 2016 г. После нескольких ошеломляющих выступлений Тыренко получил предупреждение от бывших кураторов из СБУ: «Если будешь такой разговорчивый, до 30ти не доживешь». А совсем недавно бывшие «друзья» предприняли попытку его похитить.

 

Внедрения. «Если с украинской стороны отдают значащих, то оттуда: 50 на 50. Для провокации кидают в списки на обмен откровенных сепаров, а проукраинских выкидывают. Как выкинули нас в 2017м — из-за того, что «беркутов» тогда русским не отдали. Мы остались, а уехали в Украину «левые гуси». Так было и в обмене 2019, так будет и сейчас. Кто-то вообще проверяет – кого нам выдают сепары, и как формируются эти списки?» — рассуждает бывший «шпион» на условиях анонимности (на оккупированной территории остались его родственники, для которых его откровенность может быть смертельно опасна).

 

Тут уместно вспомнить дезертиров-алкоголиков, которые попали в большой обмен Порошенко в декабре 2017го, а потом вымогали с волонтеров деньги на водку. И такого яркого персонажа, как житель Макеевки Александр Айсин (на фото ниже), который прямо с тюремных нар отправился в «Айдар», недолго там потусовался, и вернулся в «ДНР». Записывал оттуда видеообращения к «укропским карателям»: «Отслужив несколько месяцев в «Айдаре», я увидел полный разврат. В «Донецкой республике» нет никаких террористов. Так что я обращаюсь к вам, военнослужащие, у кого еще остался ум в голове: бросьте оружие, здесь нормальные люди, в Донецке, в Макеевке… Вы бомбите по мирным людям. Повернитесь на Киев. В Киев лучше стрельните».

 

 

Фото 24tv.ua. А в феврале 2018 г. Бывший боец «Айдара» Александр Айсин вуже «вешал лапшу на уши» украинским журналистам (о том, как доблестно воевал с «русским миром»).

 

Пленные, которые попали в один обмен с Айсиным, рассказывали не только «ОРД», но и представителям СБУ — о том, что Айсин в плену сидел отдельно, считался отказником (меняться не хотел) и на сторону «ДНР» перешел добровольно.

Обмены становятся похожи на легальную форму внедрения в Украину диверсантов – об этом говорил Иван Тыренко в 2018м. Об этом говорил и освобожденный в 2019ом танкист Богдан Пантюшенко, который провел в плену 5 лет. Заявил на заседании рабочей группы по пленным и пропавшим без вести — в присутствии родственников пропавших, Минветеранов, и уполномоченного представителя Украины в рабочей подгруппе ТКГ по Донбассу Геннадия Кузнецова – о том, что некоторых из тех, кого освободили, надо было судить. К слову, и представители министерства пожаловались на том заседании, что не могут поселить всех обмененных в один пансионат, так как сторонники Украины и сепаратисты поубивают друг друга.

 

Бывшая пленница Татьяна Гончарова считает, что Украина не должна идти на поводу у представителей «республик» и продолжать требовать выдачи тех, за чье освобождение родные и близкие борются годами. Того же мнения и освобожденный из плена Станислав Печенкин (на фото ниже).

 

Предлагаем интересный разговор со Станиславом Печенкиным о качестве обменных процессов.

 

— Вы разместили в ФБ баннер: «Свободу Матюшенко!». Вы с ним знакомы?

— Просидел с ним большую часть своих 3 лет. Сначала в «Изоляции», потом в колонии. Они с женой помогали украинской армии, когда она стояла в их районе. Валерий занимал патриотическую позицию. И кто-то из тех, с кем он сотрудничал на украинской стороне, его и сдал. Есть справка о том, что он находится в 32-ой колонии, есть копия т.н. приговора «ВС ДНР», и вдруг т.н. омбудсмен «ДНР» Морозова заявляет: «Такого человека у нас нет, и мы не знаем кто это». Обо мне тоже долго в Минске заявляли, что меня нет в тюрьмах «ДНР».

— Может, Морозова деньги вымогает?

— Я знаю, что «ДНРовцы» вымогают деньги с родственников тех, кого хотят из Украины забрать. Могу предположить, что и с нашей стороны места в списках продаются. Потому что иногда странные люди попадают в обмены.

— Расскажите о лицах из последнего обмена, которых другие заключенные обвиняют в пытках.

— Что есть такой сепаратист Бражников, я знал еще до того, как попал в плен. Встретив его на «Изоляции», услышал: «Да, я тот самый». Он прославился еще в 2014 году как активист «русской весны». И был одним из ассистентов главного палача «Палыча» (Дениса Кулика). За год до обмена мы уже узнали, что Бражников включен в список. Говорили, его приятель Кусков был связующим звеном между Украиной и семьей Бражниковых: хлопотал насчет обмена. И сам Бражников, и его отец – состоятельные люди — могут заплатить за включение в список.

А с Теорентером я познакомился уже на 32 колонии, где он разыгрывал роль «смотрящего за бараком», бил и унижал заключенных, и тоже имел от администрации привилегированные условия.

 

 

Фото со страницы С.Печенкина в Фейсбуке. Станислав после освобождения из плена. Его задержали за то, что сфотографировал в оккупированной Горловке автомобиль местного начальника «министерства безопасности ДНР».

 

— Но палачи говорят: нас вынуждали, мы так поступали с другими не по своей воле…

— Вынуждали всех. Но только некоторые этим занимались, получая поблажки. Бражников сидел в лучших условиях, через него проходили все передачи. На «Изоляции» такие как Бражников свободно перемещались. Сначала меня били когда я был с пакетом на голове и могу лишь подозревать, что бил Бражников. А потом уже он издевался открыто. В холодную пору года раздетых заключенных поливал из шланга для мойки машин. Не скрывая удовольствия от возможности поглумиться над «негодяями укропами».

— На «Изоляции» видели «замминистра госбезопасности ДНР» Василий Евдокимова («Ленина», который причастен к убийству полковника СБУ Хараберюша) – говорят, он курирует эту тюрьму?

— Да, конечно. Он бывал на «Изоляции» периодически. Это очень важное лицо там: открывает ногой двери в кабинеты к руководству, разрабатывает операции, кум королю, пьет с министрами и прокурорами. Имеет две резиденции – одна на выезде из Донецка в сторону Мариуполя, в ресторанном комплексе «Озерный». А вторая – на «Изоляции».

— В новом списке, который обнародовали «республики», кого-нибудь узнаете?

— Там есть коммунист Помеляйко Александр Владимирович, 21.09.1986 г.р. из Харьковской области. Он сидел со мной в камере. В 2014ом поддержал «ДНР» и поехал в Донецк думая, что там наступило время торжества коммунистических идей. Воевать не стал, но обслуживал. Пока не началось разочарование. Тогда собрал вокруг себя молодых людей, которые сплотились в организацию «Городские партизаны» — агитировали жителей Донецка за социализм. И это оккупанты оценили как «покушение на конституционный строй». Им было сделано «МГБ» предупреждение, после чего в организации остался один Помеляйко. Но потом он познакомился в интернете с неким Григорием Синенко и стали они вести борьбу путем поджигания киосков с сигаретами (почему-то). Потом их арестовали. Синенко попал на обмен в Украину, вернулся в «ДНР», и его опять арестовали. А Помеляйко сошел с ума. Его даже в наших списках не было, его с украинской стороны не запрашивали, но отдают «просто так».

— Тогда почему же мы берем? Почему соглашаемся? И зачем такие обмены?

— А это происходит постоянно: кого-то отдают по принципу: «На тобі, Боже, що мені негоже». Так было и в 2017ом, и в 2019ом было 3-4 случайных. В том числе передали в Украину российского пенсионера и какую-то луганскую мошенницу. И даже во время сентябрьского обмена с РФ нам засунули в список с той стороны одного человека «в нагрузку». Та сторона постоянно манипулирует списками и ведет непонятные торги. Пытаются получить от Украины кого-то весомого и влиятельного. А в последнее время таких не сталось и пошел торг за политические уступки . Классическая история о террористах, которые, захватив людей, требуют миллион долларов и вертолет.

 

4. Продолжение следует…

 

Говорить во всеуслышание о подобном еще недавно было «не принято». Принято было аплодировать и кричать «Героям Слава» — даже перебежчикам и врагам, которыми «ЛДНРовцы» разбавляли украинских заложников. Ведь на обменах делается пиар и зарабатываются еще и политические баллы.

 

Но времена меняются, и нынче о несправедливости и неравноценности обменов, на которые безропотно соглашается Украина, говорят даже те, кому посчастливилось попасть в «несправедливый и неравноценный» обмен. И это вынуждает снова и снова задумываться о цене и последствиях таких обменов.

 

В прошлый раз Президент поглумился над правосудием, отпустив бойцов «черной роты», которая расстреляла 48 безоружных людей на Институтской. Хотя преступления, совершенные на Майдане, не имели отношения к обмену участников «конфликта» и не являлись темой обсуждения в «нормандском формате». В сливе «дела беркутовцев», которые находились в шаге от обвинительного приговора, была заинтересована Россия и именно она продиктовала ультиматум. «Это было политическое решение, — сказал Зеленский, объясняя причины недопустимого компромисса (http://ord-ua.com/2020/01/05/zelenskij-sovershil-prestuplenie-pomogaya-moskve-zatirat-sledy-advokat-tytych/?page=2). Очевидно, не понимая, какой сигнал получили террористы и их кураторы. Повторяя: «Для нас главное — вернуть наших людей», мы укрепляем соблазн пополнять «обменный фонд» и шантажировать Украину с помощью таких коммуникаторов как А.Ермак.

 

Татьяна Заровная, «ОРД».

 

15.04.2020

Материалы по теме

Пасхальный обмен. Каких «патриотов Новороссии» передадут Украине под видом «наших героев»?