Патанатом управляет хирургией, а директор послушно кивает

2447
0
24470
Источник: Версия

Во всемирно известном мулдашевском офтальмологическом Центре, куда на лечение едут пациенты не только со всей России, но и из-за рубежа, и который в последние годы стал возглавлять Р. З. Кадыров, не умолкают скандалы. Дошло до того, что стало уменьшаться количество вводимого пациентам Аллопланта, несмотря на резкое снижение лечебного эффекта.

Сразу поясним, что такое Аллоплант. Это биоматериал, изготавливаемый из донорских человеческих тканей, который изобрел профессор Э. Р. Мулдашев. Аллоплант запускает регенерацию тканей, которые растут на месте препарата. Образно говоря, с помощью Аллопланта можно «вырастить» свои сухожилия, склеру, кровеносные сосуды, мозговую ткань, сетчатку и многое другое. Изобретение Мулдашева стало революционным, позволяя лечить безнадежных пациентов. Им заинтересовались многие страны, особенно США.

Аллоплант бывает двух видов. Некоторые из них вводят во время операции в виде кусочков биоматериала, а другие в порошкообразном (диспергированном) виде с помощью иглы и шприца в форме суспензии. И именно со вторым видом Аллопланта случились странные вещи.

С 1 по 5 февраля этого года ситуация развивалась примерно так: финансовое состояние Центра проверяла комиссия из 11 человек КРУ Минздрава России, которая нашла массовые финансовые недочёты. Результаты были доложены Контрольному Совету Минздрава РФ. Возможно, именно после этого, обнаружив нарушения, ФОМС России вдвое снизил для Центра оплату одной операции для больных по ОМС. Реакция руководства Центра, гендиректора Р. З. Кадыров и зам. гендиректора О. Р. Шангина, не заставила себя долго ждать. Количество вводимого Аллопланта сейчас снижено втрое для больных, лечащихся по государственной системе ОМС, однако для хозрасчетных пациентов оставили то же количество. Но разве не должны и первые, и вторые находиться в разных условиях? И насколько эффективна уменьшенная втрое дозировка?

Вода вместо спасения

Мы спросили об этом изобретателя Аллопланта профессора Э. Р. Мулдашева. По его словам, количество вводимых диспергированных (порошкообразных) Аллоплантов подбиралось самыми опытными хирургами – им самим и профессором В. У. Галимовой, на что ушло несколько лет. В итоге они пришли к выводу, что целесообразно использовать два варианта введения диспергированных Аллоплантов с целью достижения лечебного эффекта – для мягкого действия и для интенсивного действия (отличаются они количеством вводимого препарата). Меньшие количественные параметры оказались малоэффективными даже для детей. Только для самых маленьких детей грудного возраста была предусмотрена 1/3 количества вводимого Аллопланта, да и то в случаях не очень тяжелых заболеваний.

Не один десяток лет хирурги Центра использовали эти количественные параметры Аллопланта. Результаты были очень хорошими, не зря весь мир поехал лечиться в Уфу. Но новое руководство Центра самовольно уменьшило количественные параметры Аллопланта, не сказав ни слова изобретателю биоматериала. Не Кадыров и не Шангина изобрели Аллоплант, не они определяли его количественные параметры. Уменьшить дозировки до одной трети – это почти то же самое, что вливать под видом Аллопланта воду! Да, спрос на Аллоплант очень велик, 700 клиник его применяют, но есть же такое понятие как врачебная честь. Или нет?

К словам изобретателя можно добавить истории больных из Камчатки, Чукотки, Сахалина, Якутии и других далеких регионов России, которые по системе ОМС приезжают в Уфу за последней надеждой, а получают мало что значащее для их здоровья количество Аллопланта. Слепые люди, преодолевая огромные сложности перелетов, приезжают в Уфу не для того, чтобы им ввели немного разбавленную Аллоплантом воду. Это ли не издевательство над больными? И не преступление ли это?!

Скорее всего, прочитав эти строки, руководство Центра (Р. З. Кадыров, О. Р. Шангина) соберут ученый совет, который вынесет «авторитетное» решение о том, что даже одна треть вводимого количества Аллопланта действует не хуже, чем апробированные многолетней практикой количественные параметры для мягкого и интенсивного действия. И все, скорее всего, проголосуют за, памятуя о том, что 35 лучших сотрудников были уволены некогда за несогласие с мнением руководства Центра.

Деньги на первом месте

Кстати, а не подписывал ли Р. З. Кадыров некий документ, где в прейскурант введена даже 1/4 количества одного из видов Аллоплантов? Есть мнение, что подписал именно он. Изобретатель Аллопланта Э. Р. Мулдашев, опять-таки, категорически против такого уменьшения. Можно предположить, уж не задумывалась ли эта авантюра ради ухудшения результатов лечения российских больных для последующей продажи уникальной технологии за рубеж. Мол, всё равно в России результаты использования Аллопланта плохие. Зато, например, в США, где будут применяться нормальные количественные параметры Аллопланта, результаты будут намного лучше.

А представьте себе химиотерапию при раке, когда кто-то самовольно вынес решение применять 1/3 необходимого количества препарата!? Или, если больному с гипертоническим кризом врачи «скорой помощи» ввели всего лишь 1/3 дозы сернокислой магнезии!?

Поскольку слава Аллопланта очень велика, то в Москве, Грозном и других городах уже появились так называемые «ученики профессора Мулдашева», которые, как говорят люди, ради наживы разбавляют Аллоплант в десятки раз, прикрываясь именем изобретателя. Профессор Мулдашев даже звонил министру здравоохранения и в администрацию Главы Чечни, чтобы остановить рекламную кампанию с использованием его имени, которая зазывает пациентов для консультаций и лечения «ходоками» из Уфы.

Раньше, когда профессор Э. Р. Мулдашев руководил Центром, все Аллопланты были в свободном доступе. Если хирург решал изменить ход операции, он мог выбраковать Аллоплант, который не очень подходит для данного конкретного глаза и взять другой т.п. То есть все решал хирург. Именно он руководил оказанием помощи пациенту. Ведь хирургия непредсказуема! О предварительной покупке Аллоплантов не шло и речи. Все ради больного! А сейчас пациенты должны заказывать и оплачивать дополнительные Аллопланты заранее, как будто хирург знает, что приключится во время операции. Например, один из хирургов во время операции по поводу рака глаза не мог и предположить, что рак распространяется уже и на кости орбиты, в связи с чем их пришлось удалить. Потому ему понадобился Аллоплант из реберного хряща для восстановления костей орбиты. Но так как этот Аллоплант не был заказан заранее, ему отказали в его выдаче. В результате хирург был вынужден взять хрящ из ребра пациента, в связи с чем операция удлинилась на 1,5 часа и больному была нанесена дополнительная травма. Зачем же так делать? Не издевательство ли это над больным?!

Другой хирург, оперируя ребенка и разрезав глаз, понял, что кроме операции на зрительном нерве нужно ввести еще и другой Аллоплант. Который также не был заранее оплачен. Стали искать мать ребенка, а она арабка, не говорит по-русски… Пришлось ждать приезда переводчика. В итоге ребенок лишние 40 минут пролежал под наркозом. Хотя разве нельзя было решить вопрос с оплатой позже?

Но самым удивительным стало то, что руководство Центра, судя по всему, решило использовать для одной операции только один Аллоплант. А если хирург разрежет глаз и увидит там две-три болезни, выходит, он не имеет права дополнительно применить другой Аллоплант без предварительной оплаты ради больного?! Но ведь это нонсенс! Как уже говорилось, хирургия непредсказуема. Недаром хирурги рассказывают, что порой во время одной операции применяется 5-6 видов Аллоплантов.

Да и как может заведующая производством Аллопланта и одновременно заместитель генерального директора Центра О. Р. Шангина, биолог и анатом по специальности, диктовать хирургам, что им делать? Не зря операционные сестры смеются, приговаривая, что теперь «патанатом управляет нашей хирургией». А генеральный директор Р. З. Кадыров, хотя и сам хирург, послушно кивает. Кстати, из Центра уволились уже 5 лучших операционных сестер. Более того, с приходом новой старшей операционной сестры, которая под руководством О. Р. Шангиной «навела свой порядок над использованием Аллоплантов», все перепуталось. Что уж тут говорить о количестве вводимых Аллоплантов, если никто ничего не понимает. Естественно, качество хирургии упало. Хотя очевидно: хирургией должны управлять хирурги. Это свято, поскольку от качества хирургии зависит судьба человека.

Аллоплант под угрозой

Дошло даже до того, что в Центре закрыли прекрасный операционный блок, в котором за 20 лет его работы не было ни одного гнойного осложнения. Всю хирургию перевели в «подсобный» операционный блок, куда пустили даже ЛОР-хирургию, где около 90% операций являются гнойными. По всем канонам медицины сочетание «чистой глазной хирургии» и «гнойной ЛОР-хирургии» категорически запрещено. Это знает даже студент. А вот О. Р. Шангина и Р. З. Кадыров, похоже, решили забыть. В результате уже появились инфекционные осложнения. А ведь из-за сочетания гнойной и чистой хирургии может появится синегнойная палочка, которая способна погубить множество глаз.

Говорят, что первыми на снижение качества лечения Аллоплантом обратили внимание чеченские врачи. Они чуть ли не выступили за прямой запрет въезда в Чечню одному из врачей Центра, а также высказались против операции ретросклеропломбирования, где непонятны количественные параметры применяемых Аллоплантов. Что ж, спасибо чеченским врачам. Они и в самом деле думают о своих пациентах.

Вполне понятно, что после опубликования этой статьи О. Р. Шангина и Р. З. Кадыров наверняка обратятся в суд по поводу оскорбления их чести и достоинства. Хотя ранее Р. З. Кадыров так и не получил нужного ему результата от трех таких процессов, в том числе в Верховном Суде Башкирии и в Окружном Суде в Самаре. Зато часто приезжающие в Центр пациенты уже догадываются, отмечая явное ухудшение результатов лечения, что на их здоровье чуть ли не «мухлевали». Как после такого чувствуют себя новые руководители всемирно известного Всероссийского центра глазной и пластической хирургии Минздрава РФ?

В медицине есть принцип — «музыку заказывают» клиницисты, в частности хирурги, которые непосредственно работают с пациентами. А специалисты теоретического плана (анатомы, патанатомы, гистологи и др.) всегда руководствуются запросами клиники, но никогда не руководят ею, в частности хирургией. Так давно складывается в медицине. И пусть не обижаются теоретики.

Вначале Аллопланты изготавливал ручным способом сам Мулдашев вместе с В. Г. Яковлевой, но постепенно производство Аллопланта превратилось в настоящий завод, где производится более 100 видов этого биоматериала. Чего стоит только создание уникальной радиационной установки по стерилизации Аллоплантов, которая появилась благодаря спонсорству Романа Абрамовича. Прежде профессор Мулдашев вызывал к себе заведующую производством Аллоплантов О. Р. Шангину, говорил, что нужно сделать и всё было хорошо. Большую помощь оказывал талантливый ученый провизор Р. А. Хасанов. Но когда полномочия в Центре перешли к Р. З. Кадырову, то производство Аллопланта и хирургия, использующая его, также перешли в руки Шангиной. Кажется, что властолюбие заведующей производством Аллоплантов О. Р. Шангиной должно было перейти все этические нормы, чтобы в ущерб здоровья больным действовать из принципа «если не оплатил, то не получишь Аллопланта».

В России не так-то много прорывных направлений в медицине, которые приобрели всемирную известность. То, что в Уфу для лечения по технологии Аллоплант едут пациенты из 90 стран мира, многого стоит. Это честь Республики, это честь России! И как бы хотелось оградить это золотое направление от действий нынешних руководителей Центра и сделать так, чтобы все работало во имя здоровья пациентов. Но сейчас, когда знаменитый Всероссийский центр глазной и пластической хирургии решением Минздрава РФ передается в ведение Башкирского государственного медицинского университета, ситуация начинает постепенно исправляться. Будем надеяться, что скоро больные станут получать полноценную и качественную помощь, как это было раньше.

30.08.2021

Материалы по теме

Патанатом управляет хирургией, а директор послушно кивает