Письмо Ары Абрамяна президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву можно считать объявлением новой войны в Карабахе

2998
0
29980
Источник: Версия

Ара Абрамян, президент Союза армян России, обратился к президенту Азербайджана, заявив, что азербайджанская сторона, выиграв войну, так и не стала победителем, и «нужно уметь не только проигрывать, но и побеждать». Послание, написанное одним из лидеров мировой армянской диаспоры, явно демонстрирует глубочайшее отчаяние, в котором он пребывает после разгрома на военно-политической арене, пережитого его страной и народом совсем недавно.

По сути, исход карабахского конфликта стал не просто поражением – он поставил точку в истории того, что армяне считают своей освободительной борьбой, и это оказалось очень болезненным для армянской стороны и Ары Абрамяна в частности.

Увлечение эпистолярным жанром в последнее время стало общим для многих армянских общественных и политических деятелей: письма адресуются ООН, ЮНЕСКО, президенту РФ Владимиру Путину, избранному президенту США Джо Байдену, а теперь и президенту Азербайджана Ильхаму Алииеву. Помимо Абрамяна, к азербайджанскому лидеру обращаются и жители Еревана – родители жертв карабахской войны, которые оказались фактически брошены на произвол судьбы армянскими властями. И эти люди умоляют Алиева помочь им разыскать и вернуть своих детей – тех, кого отправили в Карабах, по сути, умирать на чужой земле за фанатичную идею создания армянского царства в «исторических границах».

Письмо ни о чем

Итак, каково содержание послания Ары Абрамяна, адресованного Ильхаму Алиеву? Можно было бы понять, если бы речь шла о письме общественного деятеля, испытывающего беспокойство относительно дальнейшей судьбы своей страны и своего народа, и, соответственно, предлагающего какие-либо конкретные шаги для улучшении их положения – особенно в контексте того, в каком плачевном состоянии сейчас находится Армения после политических авантюр и решений, принятых некомпетентным руководством за последние два десятка лет. Но ничего этого нет – письмо не наполнено никаким практическим смыслом и не имеет никакого значения с позиции выстраивания будущего мира в Карабахе. После ознакомления с этим длинным и пространным посланием, не несущим ровным счетом никакой смысловой нагрузки, остается задать только один вопрос: что хотел сказать его автор? Исходя из соображений элементарной логики и здравого смысла, человеку, позиционирующему себя как бизнесмен, политический и общественный деятель, вероятно, стоило бы воспользоваться самим фактом письменного обращения к главе государства, одержавшего победу в военном конфликте с его страной, и попытаться извлечь из него что-то полезное – например, выступить с конкретными предложениями сотрудничества и совместного поиска путей установления мира.

Но риторика Абрамяна далека от чего-либо подобного. Президент Союза армян России в своем послании называет сложившуюся в Карабахе в настоящее время ситуацию «миной замедленного действия», а также возвращается к «кочаряновской формуле», из которой следует, что мирное сосуществование армянского и азербайджанского народа является невозможным. Ответственность за это Абрамян возлагает на Ильхама Алиева, обвиняя его в «армяноненавистничестве». Если следовать его логике, получается, что в роли агрессора выступил Азербайджан, напавший на Армению, захвативший Сюник, Капан, Тавуш, дошедший до Севана, изгнавший все армянское население с занятых исторических азербайджанских областей, вырезавший в Горисе все мирное население, а теперь угрожающий Еревану новой войной и захватом новых территорий.

Интересно, как бы себя повели власти Армении, если бы Азербайджан совершил военные преступления и преступления против человечества подобного масштаба на территории Армении? Почему никто из армянских лидеров не принес за это официальные извинения азербайджанской стороне? Ведь убийства и уничтожение мирного населения – это дело рук не боевиков из террористической организации АСАЛА, а солдат национальной армии Армении. В цивилизованном мире признание преступлений, совершенных своей страной, свидетельствует не об унижении и капитулянстве, а является проявлением политической мудрости и высокой морали. Разве кто-то из немцев выступил со словами осуждения в адрес канцлера Вилли Брандта, который преклонил колени перед мемориалом жертв холокоста? Ара Абрамян недоволен риторикой Алиева в первые дни после кровопролитной войны, унесшей жизни тысяч азербайджанских солдат, освобождавших исконные территории своей страны. Азербайджанские военные, в отличие от армянских, погибали на своей земле – и неужели после этого азербайджанский президент должен выступать с пацифистскими речами и выражать понимание армянскому сепаратизму? Не стоит ли сначала дать ответ на вопросы о том, кто заложил под Карабах бомбу замедленного действия, и кто отправился захватывать чужие земли с оружием в руках? Иными словами, Абрамян и другие представители армянских общественно-политически элит, по сути, занимаются ничем иным как совместным политическим самоудовлетворением, показывая миру, в каком жалком состоянии оказались экономика, политическое сознание и моральное состояние страны.

Страницы истории

Тон послания Абрамяна явно указывает на его убежденность в правоте: судя по всему, он продолжает заниматься самообманом, убеждая себя, что именно Азербайджан спровоцировал конфликт, захватив районы Армении и выдворив оттуда около миллиона жителей.

Ара Абрамян: «Своим трудом возвеличивали Баку армянские промышленники, врачи и инженеры, учёные и строители. Но вряд ли Гюльпенкян или Манташев, создавшие сто лет назад нефтяные промыслы Баку, могли предположить, что полученные от нефтедобычи деньги Вы, г-н Алиев, не в пример этим великим меценатам, используете не на благие дела, а на уничтожение их потомков».

Пожалуй, можно признать правоту Абрамяна только в одном: для азербайджанцев не характерны ксенофобия и чувство национального доминирования, но при этом они отличаются высоким уровнем терпимости, который в отдельных случаях доходит до исторического беспамятства. Упомянутые главой Союза армян России фамилии Гюльпенкяна и Манташева в их понимании не имели никакого различия с фамилиями, например, Тагиева, Ашурбекова и Мухтарова, или Нобеля, создавшего свой первый капитал в Баку. Но, увы, Манташев продолжил делать огромные деньги на продаже бакинской нефти даже после событий 1905 года, когда армяне сожгли Шушу и учинили резню в Паправенде. Более того, армяне сохранили места в азербайджанском парламенте и свои нефтяные заработки даже после резни в Баку.

История помнит, как большевик Азизбеков, стоя на коленях, упрашивал другого большевика Степана Шаумяна прекратить бойню, но он не изменил свое решение, и в Баку в итоге не осталось ни одного азербайджанца – те, кто не был убит по национальному и религиозному признаку, бежали из города в его окрестности, пока Азербайджан не дождался помощи турок.

И сейчас Абрамян и другие общественные и политические деятели Армении не стесняются давать рекомендации президенту Азербайджана, который сыграл немалую роль в блестящей победе в Нагорном Карабахе. Учитывая его риторику и исторический контекст конфликта, неудивительно, что высказывания Абрамяна выглядят по-дилетантски. Возможно, для переоценки ситуации ему следует обратиться к истории – не только для того, чтобы узнать подробности военных и политических преступлений армян в Баку, но и для изучения наследия, оставленного Манташевым и Гюльпенкяном, которые, безусловно, были талантливыми и выдающимися людьми.

Во всяком случае, едва ли они, подобно Абрамяну, стали бы инвестировать средства в Ливию – совершенно неоправданно и излишне рискованно. Стоит вспомнить о том, как после падения режима Каддафи глава Союза армян России посетовал, что последний потерял страну, а сам он лишился денег. Политических талантов Абрамян у себя не обнаружил, а его путь в бизнесе ничем не примечателен – так, мелкомасштабные схемы, рейдерство, вымогательство средств у российских бизнесменов под предлогом дружбы с президентом РФ Владимиром Путиным – одним словом, ничего выдающегося и из ряда вон выходящего, обычный портрет предпринимателя армянского происхождения.

Культурная мифология

Возвращаясь к письму Абрамяна, попробуем установить, в чем конкретно он обвиняет азербайджанскую сторону. Одно из ключевых обвинений заключается в том, что Азербайджан будто бы стремится переписать историю и уничтожить армянское наследие – памятники, храмы и могилы. Интересно, известно ли Абрамяну, что в период оккупации территорий Арменией власти страны целенаправленно уничтожили порядка 8 тысяч азербайджанских памятников мусульманской культуры в равнинном и Нагорном Карабахе? В курсе ли он, что азербайджанские мечети были осквернены – их превратили в свинарники? Знает ли он, какая судьба постигла дворец карабахских ханов, дом ханской дочери, поэтессы Хуршуд Бану Наатван, мавзолей великого шушинского визиря и поэта Вагифа и другие знаковые сооружения? А что думает Абрамян об исчезновении азербайджанских могил и минировании кладбищ, которые не успели уничтожить? Неужели после всего этого президент Союза армян России может говорить о вандализме со стороны азербайджанцев? А если говорить о переписывании истории, похоже, Абрамяну нужно отделить реальность от армянской мифологии – ведь знаменитый Гандзасарский монастырь и Худа Венк – это историческое наследие именно азербайджанского народа, его святыни и достояние культуры, уничтоженной за несколько веков с помощью фальсификаций. Но уже сейчас Азербайджан готов восстановить все, что было утрачено, и подарить своему культурному наследию новую жизнь.

После войны

Ара Абрамян выступает с обвинениями в адрес Ильхама Алиева в том, что тот будто бы торпедирует новую модель мира в Нагорном Карабахе. Но ведь именно президент Азербайджана вслед за президентом РФ Владимиром Путиным объявил о том, что конфликт прекращен. Таким образом, для азербайджанской стороны это противостояние исчерпало себя. И политические инициативы, которые оказались в центре внимания мирового сообщества, исходили именно из миротворческой стратегии Алиева.

Итак, каковы были шаги руководства Азербайджана в течение двух месяцев после окончания войны? Алиев выдвинул стратегическую инициативу «платформа шести», которая предусматривает движение в вопросах региональной интеграции и кооперации. Присоединиться к ней могут все государства Закавказья. Также Баку работает над масштабной программой, направленной на реконструкцию освобожденных территорий. Специально для этого сейчас заключаются крупные контракты с зарубежными инвесторами. Кроме того, стартовала работа над созданием новой логистической схемы в Закавказье, которая позволит региону выйти на новый уровень и превратиться в геоэкономический хаб. Обсуждается возможность сопряжения планов экономического развитияЗакавказья со стратегической инициативой КНР «Пояс и Путь». Деоккупация Нагорного Карабаха позволила расширить экономические отношения с Ираном.

А что в это время делают Ереван и армянская диаспора? Видимо, более важных дел, чем травля премьер-министра Никола Пашиняна, взявшего на себя роль козла отпущения, и вынашивание реваншистских идей, которые излагает Абрамян и ему подобные, у них не нашлось. Кстати, интересно, что агрессивная риторика направлена не только на Азербайджан, но и на Турцию, дружественную России: эту страну Абрамян по сути приравнивает к террористическому государству. Удивительно, что подобные заявления исходят от представителя народа, который, если вспомнить, стоял у истоков целого ряда террористических партий — Дашнакцутюна и Гнчака, Крунка и Сасна Црер, АНА и АСАЛА.

В письме Абрамяна – незавуалированная угроза Азербайджану, который пытаются напугать новой реваншистской войной – в ней, по утверждению президента Союза армян России, Баку точно потерпит поражение. Эта угроза демонстрирует реальное отношение Абрамяна к мирному будущему. Политику уровня Ильхама Алиева нет смысла отвечать на подобные гневные послания, вместо него это уже сделал российский лидер Владимир Путин, который справедливо констатировал, что «это станет самоубийством для Армении». Впрочем, право на суицид ведь никто не отменял.

29.12.2020

Материалы по теме

Письмо Ары Абрамяна президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву можно считать объявлением новой войны в Карабахе