«По личному приказу Порошенко». Почему КС отменил ответственность за незаконное обогащение

4790
0
47900
Источник: SKELET-info


Чиновникам и депутатам фактически объявили налоговую амнистию

26 февраля в 15:10 судьи Конституционного суда Украины вынесли едва ли не самое знаковое решение постмайдановской эпохи.

Своим решением КСУ признал не соответствующей Основному закону статью 368-2 Уголовного кодекса, которая предусматривает ответственность за незаконное обогащение. Тем самым было удовлетворено конституционное представление 59 народных депутатов (с их полным списком можно ознакомиться здесь). И одновременно — помножены на ноль четырехлетние наработки в почти сотне уголовных производств, расследованием которых занималось Национальное антикоррупционное бюро.

В ведомстве Артема Сытника уже дали понять — после принятия решения КСУ дела в отношении представителей власти, чьи обретенные активы откровенно «не бились» с официальными доходами, вынуждены будут закрыть.

История вызвала широкое обсуждение в соцсетях — журналисты, блогеры и политики дают свои оценки произошедшему.

Из-за чего ломали копья власть имущие, под кого принимали, как применяли и почему отменили новеллу Уголовного кодекса о незаконном обогащении, разбиралась .

Что такое незаконное обогащение

Хотя большинство СМИ сегодня утверждают, что статья о незаконном обогащении была введена в УК Украины в 2015 году, де-юре такая уголовная ответственность была предусмотрена еще Кодексом, принятым в период президентства Виктора Януковича. С одним нюансом — тогдашняя редакция статьи оказалась мертворожденной, и фактически не нашли своего применения.

Вскоре после событий Майдана к идее привлечения по «уголовке» власть имущих, которые не могут объяснить природу происхождения у них богатств, вернулись.

На этом настаивали западные партнеры Украины, рассматривая внедрение данной статьи в комплексе с введением электронного декларирования для чиновников.

В феврале 2015 года УК под соусом приближения содержания ст.368-2 к международным стандартам статью перекроили. В частности, идеологи новаций объясняли это необходимостью имплементации ст.20 Конвенции ООН по борьбе с коррупцией, ратифицированной Верховной Радой еще в 2006 году.

Она, среди прочего, гласит: «Государство-участник рассматривает возможность принятия таких законодательных и других мер, какие могут потребоваться, с тем чтобы признать в качестве уголовно наказуемого деяния, когда оно совершается умышленно, незаконное обогащение, то есть значительное увеличение активов публичного должностного лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным образом обосновать».

В украинских реалиях редакция данной статьи вызвала массу кривотолков, дискуссий и политической борьбы. В итоге, ее утвердили в несколько иных формулировках, и неоднократно «правили». Итогом стала следующая окончательная формулировка состава преступления в действиях облеченного властью или полномочиями лица: «Приобретение… в собственность активов в значительном размере, законность оснований обретения которых не подтверждена доказательствами».

Заложив, как оказалось позднее, сразу две мины замедленного действия. Как считается, именно они и дали основания КСУ «завернуть» статью 368-2, признав ее антиконституционной.

Почему Конституционный суд отменил статью о незаконном обогащении

Все дело в том, что во-первых, утвердив новеллу в УК парламентарии «обогнули» Основной закон в части презумпции невиновности. А конкретно — статью 62 Конституции и ч.2 ст.17 УПК, согласно которым лицо не должно доказывать свою непричастность в осуществлении преступления.

Наоборот, как раз на стороне гособвинения лежит подтверждение доказательствами факта события правонарушения — в данном конкретном случае, заполучения в собственность активов, доходы на обретение которых взялись «из воздуха». Но в реалиях борьбы с обогащением «по-украински», все вышло иначе: это обвиняемый, де-факто должен доказывать следствию и суду, «что он не верблюд».

«В нормальных странах формулировка этой статьи приблизительно (по памяти) следующая: приобретение чиновником активов в значительном размере, если он не может разумно объяснить источник средств», — пишет на этот счет руководитель Полтавской местной прокуратуры Евгений Асташкин. В Украине же ее переписали, внеся дополнительный сумбур в основы права.

Ведь как считает сразу несколько известных юристов, в фокусе ст.368-2 УК Украины оказался совершенно иной предмет правонарушения. Что в итоге сделало конструкцию статьи мертворожденной.

«Законность оснований (приобретения — Прим. Ред.) относится не к стоимости, а к активам. А активы приобретаются на основании договоров», — утверждает адвокат Инна Рафальская.

И это второй подводный камень под намерения бороться с коррупционерами во власти. Как этот казус «ломает» логику симпатиков борьбы с незаконным обогащением, ранее детально описывал нардеп Игорь Луценко.

«Поскольку в диспозиции статьи 368-2 УК Украины речь идет о собственности, законность оснований для обретения которой не подтверждена доказательствами, к уголовной ответственности по этой статье может быть привлечено только лицо, которое нарушило предписания Гражданского кодекса Украины, где установлены основания обретения имущества и активов в собственность. То есть, статья 368-2 УК Украины фактически предусматривает наказание не за коррупционные доходы, а за незаконные покупки, — толковал утвержденные сессионным залом нормы закона нардеп. — Например, когда приобретен украденный автомобиль или осуществляется покупка недвижимости с использованием поддельных документов».

Впрочем, есть и другая противоположная трактовка закона (но практикующие юристы считают эти доводы «притянутыми за уши»). Ее придерживаются представители Реанимационного пакета реформ, лоббировавшие внедрение в тело украинского закона нормы о незаконном обогащении.

Вот как звучит их позиция: «Должен ли доказывать свою невиновность подозреваемый или обвиняемый в незаконном обогащении? Нет. Лицо не обязано этого делать: положения Конституции и УПК дают ему возможность хранить молчание, и задача обвинения — опровергнуть наличие законных источников получения актива. Верховный суд в одном из своих постановлений определил, что «обвинение должно доказать… что существует единственная версия, которой разумный и беспристрастный человек может объяснить факты, установленные в суде, а именно — виновность лица в совершении уголовного преступления, по которому ему предъявлено обвинение». Все сомнения относительно доказанности вины должны толковаться в пользу обвиняемого лица».

Скорее всего, эта позиция и была разбита вердиктом КСУ (аккурат к моменту выхода этого материала позиция Суда была обнародована).

Статья легкая, но приговоров нет

Заметим, что правовой диспут на этот счет разгорелся еще в 2015-2016 годах.

Невзирая на него, аккурат сразу после запуска процесса электронного декларирования, НАБУ (к подследственности которого была определена статья о незаконном обогащении), развило широкую активность на «фронте обогащения».

При том, что это была довольно легкой задачей, так как после внедрения электронного декларирования тысячи чиновников, депутатов и политиков были вынуждены подробно расписать свои доходы. Некоторые, в силу то ли наглости, то ли наивности, решили, что декларирование активов это и есть их легализация. А потому и засветили огромное количество наличных. Не говоря уже о квартирах и машинах.

Но, естественно, нормы, по которой это все бы легализовывалось нет. По идее, стоимость этих активов должна быть меньше, чем величина официально задеклаированных доходов. А вот с последним как раз и были повсеместные проблемы. Поэтому и возникали ситуации, когда у депутата, который всю жизнь получал минимальную зарплату вдруг обнаруживались в декларации мешки с наличкой и куча квартир.

То есть, для антикоррупционеров поиск потенциальных фигурантов статьи «незаконное обогащение» было подобно рыбалке в ставке рыбкомбината. Берешь любую декларацию, где засвечены крупные активы, сопоставляешь их размер с официальными налоговыми декларациями прежних лет — и дело готово.

Причем, учитывая крайнюю непрозрачность ведения бизнеса в Украине, по этой статье можно было взять практически любого более-менее состоятельного чиновника.

По мнению представители антикоррупционных организаций, именно это в конечном счете и привело к тому, что определенные силы и пролоббировали ликвидацию статьи 368-2 УК.

Действительно, среди фигурнатов дело — большинство знаковых фамилий и персонажей для украинского политикума: нардепы, члены правительства, руководители ведомств и правоохранители.

«Пионером» же в апробации данной статьи выпало стать скандальному экс-военному прокурору сил АТО Константину Кулику.

Кроме того, по ней идут министр Омелян, экс-глава ГФС Продан и многие другие чиновники и депутаты — Евгений Дейдей, Олег Ляшко, Андрей Лозовой и т.д.

Правда, по данным судебного реестра за четыре года работы нормы статьи 368-2 УК в Украине не было вынесено ни одного обвинительного приговора. Симпатики НАБУ говорят — всему виной взятая под контроль Банковой судебная вертикаль. Ввиду чего попытки антикоррупционных ведомств вывести на чистую воду власть имущих не увенчались успехом.

«Обогащайтесь без стесненья»

С другой стороны тот факт, что на Банковой в действительности опасались чрезмерной активности НАБУ в вопросах разоблачений незаконных обогащений, также не является секретом.

Ранее «Страна» подробно описывала, как в Генпрокуратуре с привлечением НАПК поставили на поток схему отбеления деклараций чиновников, минуя ведомство Сытника. Палки в колеса Бюро пытались ставить и в парламенте, но затем «включили заднюю».

Как бы там ни было, но с учетом вынесенного 26 февраля решения поползновения оппонентов НАБУ, как и действия ведомства Сытника неактуальны — решение КСУ окончательное и не подлежит обжалованию. Статья о незаконном обогащении «убита», а открытые по данной квалификации уголовные дела подлежат закрытию.

Петр Порошенко уже заявил, что внесет на рассмотрение Верховной Рады новую редакцию ст.368-2 УК Украины. Но даже если она и будет во многом дублировать ликвидированную норму, закон не имеет обратной силы. То бишь, незаконным будет считаться лишь обогащение, осуществленное с момента принятия новеллы Кодекса. А все предыдущие деяния останутся за скобками уголовной квалификации события.

Кроме того, источники в судебной сфере сказали «Стране», что на самом деле Петр Порошенко лично убеждал руководителей КСУ удовлетворить это прошение. «Давление с его стороны было очень сильное. Судьи долгое время сопротивлялись, потому что понимали скандальность этого решения. Но в конце концов согласились. Поэтому нынешние заявления Порошенко о том, что он подаст закон о восстановлении статьи не более чем фарисейство», — сказал источник.

«Это классическое «Спасение рядового Райана». За месяц до выборов вдруг вспомнили о презумпции невиновности по представлению, поданному в декабре 2017 года. Обратите внимание — фигурантами дел о незаконном обогащении, в первую очереь, выступали представители БПП и «Народного фронта». Теперь им отпустили грехи, фактически это налоговая амнистия, но для избранных», — говорит «Стране» экс-прокурор Олег Подгайный.

28.02.2019

Материалы по теме

«По личному приказу Порошенко». Почему КС отменил ответственность за незаконное обогащение