Почему частный бизнес не спешит инвестировать в вытрезвители

6032
0
60320
Источник: Версия

В Санкт-Петербурге в 2021 году должно было открыться два-три вытрезвителя спустя десять лет после их расформирования, однако не вышло. Федеральное решение о возврате «трезвивателей», как говорил профессор Билл Хансон в «Осеннем марафоне», в северной столице не нашло внимания и понимания у частного капитала, на который и хотели повесить обслуживание подвыпивших граждан.

Как писал главный алкогольный поэт страны Венедикт Ерофеев, «мы все как бы пьяны, только каждый по-своему, один выпил больше, другой — меньше». Но вот когда больше, и человек находится в состоянии «полного изумления» вне дома, его забирали в вытрезвитель. Еще с царских времен. Десять лет назад данные заведения ликвидировали, в том числе по ходу переименования милиции в полицию. В прошлом году Госдума приняла решение о возврате в нашу практическую и законодательную реальность вытрезвителей, однако перенесла ответственность на регионы. И вот что вышло на примере Санкт-Петербурга.

«Приятно, что здесь нас уважают»

Из истории, как говорится. Вытрезвители появились в России в 1904 году, а были упразднены в 2011 году в связи с реформой МВД и законом «О полиции». И в дореволюционное время, и советское относились к правоохранительному ведомству (за исключением нескольких лет). И отсюда немало негатива – обращались с перебравшими гражданами там жёстко, да еще штрафовали, отправляли данные по месту работы, порой били и отбирали последние рублики. Всё равно, предполагаемо, человек не вспомнит ничего. Хотя у Владимира Высоцкого были и уважительные строки о пребывании в этом месте:

Приятно все-таки, что нас здесь уважают:

Гляди — подвозят, гляди — сажают!

Разбудит утром не петух, прокукарекав,-

Сержант подымет — как человеков!

Но в принципе идея вытрезвителей для нашей зимней страны вполне гуманная – по данным Минздрава, зимой замерзают насмерть на улицах до пяти тысяч человек. Пьяных человек. И, конечно, когда в 2011 году вытрезвители были отменены, нагрузка по перебравшим передалась Минздаву, по сути, скорой помощи, которая вынуждена отвлекаться от срочных вызовов, тем более теперь, в эпоху ковида. Инициатива вернуть вытрезвители законодательно, но опять-таки при больницах, проявилась еще семь лет назад. В 2014 году депутаты Воронежской облдумы направили в Госдуму проект поправок к закону «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», предполагающий создание при больницах специализированных отделений для граждан в состоянии опьянения, «потерявших способность самостоятельно передвигаться». Тогда законопроект не прошел, а вот недавно – вполне. Другое дело, что теперь Госдума предложила создать вытрезвители частному бизнесу, который смог бы на этом заработать. А пьяных все же должна сопровождать полиция. И услуга эта оценена минимум в полторы тысячи рублей.

Частно-государственное

В Санкт-Петербурге, по неофициальным данным, уже до семи миллионов населения, а потому и процент людей, «потерявших способность самостоятельно передвигаться», велико по закону больших чисел. После федерального парламентского решения о возвращении вытрезвителей местные власти в лице комитета по законодательству взяли под козырек. Но на бумаге. На ней отражено, что пьяными и беспомощными должны заниматься три органа – Минздрав, Минтруд и МВД. И на основе, тут внимание, частно-государственного и муниципально-частного партнерства. Звучит бюрократично. Что имелось ввиду? Как пояснили в Смольном, «частный бизнес, желающий заниматься этой отраслью, должен направить бизнес-план в администрацию конкретного района города, а дальше, при реальных действиях и проектах, конкретное заведение должно работать при взаимодействии бизнеса и муниципальных властей того или иного округа».

Питерский парламент предполагал, что в текущем году в городе появятся два-три вытрезвителя. Однако на сегодняшний момент, уже конец 2021 года, не появилось ни одного. Частный капитал, да еще во время пандемии, проигнорировал такую бизнес-возможность.

«Сказалось тут и размытость формулировок федерального закона, — рассуждает юрист Сергей Петров. – Непонятно, на каких условиях районные власти будут предоставлять бизнесу площадь для вытрезвителя. Непонятно, будут ли там медики, если будут, то какие, на каких условиях и с каким образованием? Непонятно ценообразование для «клиента», который туда попадет. Есть какие то рыночные критерии? Брать цены хостелов или гостиницы? Непонятно, кто вообще может оценить состояние «пациента»? Сотрудники полиции, как предполагается в законе? А если им вытрезвитель даст на лапу, чтобы число клиентов регулярно пополнялось? Согласитесь, если вытрезвитель – это теперь бизнес, то и «клиентов» как-то надо привлекать. А вот как раз понятно, что закон настолько сырой, что никто всерьез его и не воспринял. Бизнесу это не выгодно, а местные власти всегда могут отчитаться, что идея не нашла понимания у частников, они такие-сякие».

«Куда бы эту публику свозили»

Вот «частники» и не спешат осваивать «пьяный бизнес-план». Слишком тонкий законодательный лёд. Хотя истории ради отметим, что первый вытрезвитель эпохи СССР появился как раз в Ленинграде 90 лет назад (царский — еще 117 лет назад). Конкретно на улице Марата, 79. Относился к Наркомату здравоохранения, а с 1940 года перешел в органы НКВД (потом МВД). В 1930-1940-е штраф за такой залет составлял 35 рублей (недорого до денежной реформы 1961 года), в застойные времена около трех рублей, в 1990-е рубли так пухли в цифрах, что уже и непонятны расценки, а в 2010 году обычно брали две тысячи за гостеприимный досуг, включающий порой горизонтальный «душ» из шланга.

И на самом деле в Питере еще до всяких думских инициатив обсуждались возможности вернуть вытрезвители, в той или иной форме, с разными предполагаемыми названиями. Помнится, что об этом в эфире местного телеканала говорила губернатор Валентина Матвиенко, а совсем официально ее преемник Георгий Полтавченко в 2017 году. Тогда чисто в прикладном плане – мол, во время чемпионата мира по футболу 2018 года будут много злоупотреблять, как гости, так и местные. И это должен был быть такой крутой «спецвытрезвитель», один на город, но очень хороший. Правда, губернатор отметился не совсем политкорректной фразой: «Нужно отдельное спецподразделение, куда бы эту публику свозили». Про фанатов футбола, если что.

… Что получается на вынос? Возвращение вытрезвителей (или как там еще назовут корректно такие структуры) вроде бы оправдано. Потому что как герой фильма «О бедном гусаре замолвите слово» корнет Плетнев в исполнении Станислава Садальского (в конце фильма говорит: «Но как-то в стужу… и выпил-то немного… а вот уснул возле дверей собственного дома и замерз…»), гибнет прямо на улице большое количество людей – тысячи. И в советское время это пытались предотвратить. Пытаются и сейчас, но популистские нотки явны. Механизм, когда эту соцнагрузку попытались коллабоционировать с частным бизнесом, пока что точно не прошел.

29.11.2021

Материалы по теме

Почему частный бизнес не спешит инвестировать в вытрезвители