Почему до сих пор не рекультивирован опаснейший полигон химотходов «Красный бор»

4889
0
48890
Источник: Версия

На границе Петербурга и Ленобласти расположился опаснейший полигон бытовых химических отходов, на рекультивацию которого требуется около 40 млрд рублей. Загвоздка в том, что власти северной столицы говорят «центру»: «мол, сами не потянем, это общероссийская проблема». А тот пока отказывается де-факто, с финансовыми гарантиями, включать объект в федеральный проект «Чистая страна». Почему?

Недавно врио губернатора Санкт-Петербурга Александр Беглов провел по этому поводу встречу с генеральным директором ГК «Росатом» Алексеем Лихачевым. Петербургский чиновник обосновал свою позицию о федеральном финансировании рекультивации так: «Данный полигон принимал отходы со всего Советского Союза, а потом России, поэтому необходимы федеральные усилия на исправление ситуации. Город один не справится». Топ-менеджер «Росатома» отметил, что его ведомство имеет технологические возможности рекультивировать полигон, в наличии соответствующий опыт, вот только надо дождаться решения правительства РФ, которое должно дать добро на федеральное финансирование. Стороны надеются, что полигон будет включен в проект «Чистая страна» национального проекта «Экология».

Однако никаких материальных решений по этому вопросу так и не принято. А ведь наступила весна…

Внимание Совета безопасности

Расположенный в Тосненском районе Ленинградской области полигон «Красный бор» площадью 67,4 га особую опасность для экологии и для жителей представляет именно весной, когда начинаются паводки. Вместе с тающим снегом по округе разливаются ядовитые отходы, которые в том числе попадают в Неву, являющуюся источником питьевой воды для Санкт-Петербурга и области.

Санкт-Петербургское государственное казенное учреждение «Дирекция по обеспечению безопасности гидротехнических сооружений полигона «Красный бор», расположенное в 1,3 километрах от поселка Красный Бор Ленобласти, в 2 км от города Никольское, в 6 км от города Колпино и в 30 км от центра Санкт-Петербурга, принимало промышленные токсичные отходы советских и российских предприятий почти полвека – с 1969 по 2014 гг. Сейчас на его территории сосредоточено до 2 миллионов промышленных отходов. Это высокотоксичные отходы химического производства I-IV класса опасности. В 1990-е выяснилось, что «бассейн» полигона с почвой из глины не является герметичным, а потому пропускает всякую гадость через подземные ручьи и внешние реки. Между прочим, в позапрошлом году на территории химической свалки отравились неизвестным газом работники полигона.

Ситуация с глобальной мусоркой сложилась настолько тревожная, что на нее в прошлом году обратил внимание секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев. Ведь полигон представляет опасность не только для воды в Неве, но и для местных жителей на многие километры вокруг, так как на нем в последние годы произошло уже четыре крупных пожара, которые выбросили в атмосферу крайне ядовитые вещества. К примеру, в 2014 году медики диагностировали у жителей г. Никольское токсические отравления. Есть данные, что дети близлежащих населенных пунктов получили хронические заболевания. Ядовитые, вонючие и душные испарения вызвали панику не только у жителей области, но и юга города, а сам полигон они тогда прозвали «химическим Чернобылем».

Поэтому не будет большим преувеличением сказать, что сейчас законсервированный, но опасный полигон функционирует на честном слове, и любое ЧП самого разного масштаба возможно в любой день.

«Затягивать эту историю нельзя»

Почему же вопрос с рекультивацией столь опасного объекта откровенно застопорился? Валентина Матвиенко, глава СовФеда и бывший губернатор Петербурга, не понаслышке знающая о проблеме, на встрече с главой Минприроды Дмитрием Кобылкиным фактически поддержала Беглова: «Санкт-Петербург не имеет никакого отношения к этому полигону. О том, что Петербург не будет этим заниматься, заявил исполняющий обязанности губернатора, сказав, что это ответственность федеральной власти. И совершенно справедливо, на мой взгляд. Примите командирское решение. Дискуссию пора заканчивать, пора принимать решение. Я надеюсь, оно будет в ближайшее время принято, дальше затягивать эту историю нельзя».

После таких резких слов третьего человека в стране некоторые подвижки пошли, но небольшие. Так, по данным СМИ, федералы выделили 5,1 млрд рублей на создание стены в грунте полигона. Вот только этот трансферт вписан на 2021 год – до него еще далеко, да и мера со стеной в грунте не более чем косметическая.

А что же проект «Чистая страна», который вроде как специально создан для решения таких проблем, какие несет своим существованием «Красный бор»? Официальное его название – «Снижение негативного воздействия на окружающую среду путем ликвидации наиболее опасных объектов накопленного вреда окружающей среде (ОНВОС) и несанкционированных свалок в границах городов» – это часть еще большего национального проекта «Экология». «Красный бор» включен в реестр ОНВОС в прошлом году, но в строчках бюджета на его рекультивацию или частичную рекультивацию гордо проставлены нули. Как неформально поясняют чиновники профильного экологического комитета Смольного, «Красный бор» удалось внести в список ОНВОС «просто авансом, на будущее, ну хотя бы так». Поэтому «Красный бор» вроде как де-факто влез в «Чистую страну» (даже, что любопытно, без названия, просто как территория в 67,4 га), но без каких-либо финансовых обещаний.

Сумма примерная

А откуда взялась цифра в 40 млрд рублей, которые нужны на полную рекультивацию полигона «Красный бор»? Она пока весьма и весьма условная, зато пугающая. На самом деле, в правительстве РФ и профильных структурах прикидывали методом прямой аналогии: взяли свалку токсичных промышленных отходов «Черная дыра» в Дзержинске с ее 1,6 млрд и составили пропорцию с учетом показателей «Красного Бора». Вот и получилось около 40 «ярдов». Опять-таки сошлемся на анонимные мнения и пожелания питерских чиновников, отвечающих за экологию: «Сейчас речь идет о том, чтобы Санкт-Петербург профинансировал рекультивацию «Красного бора» на 50 или чуть более процентов. Для бюджета это непосильная нагрузка. В идеале для нас, чтобы «Росатом» стал главным оператором рекультивации полигона, а город профинансировал бы ее на 10%. Но федералы пока не соглашаются на такие условия».

Однако сумма на облагораживание и обеззараживание объекта теоретически может быть и значительно меньшей. Так, исследование финской компании Fortum, которая занималась переработкой опасных отходов из Австралии и Сирии, показало, что сумма рекультивации «Красного бора» может быть в разы меньшей, чем 40 млрд. Завод Fortum располагается в финском городе Рийхимяке. Сбросить решение проблемы на финнов, не бесплатно, конечно? Однако в этом случае возникает другая проблема — рекультивация полигона, по мнению Минприроды, невозможна без предварительного обезвреживания и захоронения чрезвычайно опасных отходов на территории Российской Федерации.

Подытоживая: проблему полигона «Красный бор» прекрасно знают в Санкт-Петербурге и Ленобласти, на самом высоком федеральном уровне, о ней осведомлены профильные государственные ведомства и даже Совет безопасности РФ. Вот только похоже, что пока на ее решение просто денег нет.

18.04.2019

Материалы по теме

Почему до сих пор не рекультивирован опаснейший полигон химотходов «Красный бор»