Почему «Справедливая Россия» за полный запрет микрофинансовых организаций, а Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина – против

5933
0
59330
Источник: Версия

Все больше российских граждан осознают истинную суть компаний, предлагающих «короткие деньги» и займы до зарплаты. Все меньше желающих обольститься доступностью таких кредитов. Все труднее ростовщикам в овечьей шкуре казаться белыми и пушистыми, хотя защищают их порой на самом высоком уровне.

Желающие дать

Посмотришь на названия микрофинансовых организаций (МФО), прекративших деятельность в 2020 году: МКК «Счастливый рубль» (ИНН 4444000031), МКК «Доброкасса» (ИНН 3805729659), МКК «Добро» (ИНН 0277114505), МКК «Подмога» (ИНН 7706445565), МКК «Благодетель» (ИНН 5004028567), и покажется, что кризис подкосил такие добрые, нужные, заботящиеся о людях компании. По состоянию на 13 ноября 2020 года в России действовало 1482 микрофинансовых организации. Из них 97,5% (37 штук) — микрофинансовые, а 1445 штук – микрокредитные. За год из государственного реестра ЦБ РФ исключается несколько сотен компаний (с начала 2020 года исключено 445, за 1-12 ноября – 14). На месте закрытых сразу же появляются новые. За все время действия законов о микрокредитовании из реестра ЦБ было исключено 8168 фирм, выдающих «быстрые деньги». По закону, для того, чтобы открыть микрокредитную компанию, достаточно иметь 1 млн рублей.

По данным ЦБ в 2019 году МФО выдали ссуды на 415 млрд руб. При этом рейтинговое агентство «Эксперт» оценило совокупный кредитный портфель таких организаций в 212 млрд рублей. То есть, за год микрофинансовые предприятия смогли обернуть деньги почти дважды. Чистая прибыль МФО в 2019 году оказалась рекордной за весь период наблюдений — 16,5 млрд руб. (рост на 52% в годовом выражении). Любопытно, что данные показатели всех устраивают, и считается, что МФО работают не «в тени».

Кратко о прозрачности

Простая арифметика. Если допустить, что средний процент по выданным кредитам будет составлять 0,5% в день (при допустимом 1%), то за год получится более 150% прибыли. Если же, как мы видим по объему кредитования, выдавать деньги на короткий срок и обернуть их дважды, получится более 360%. В то время, как 16,5 млрд – это менее 8% от 212 млрд. Неужели 90% выданных кредитов не возвращаются? Или кто-то занижает доход?

На топ-20 компаний приходится 57% от объема кредитования. Так в 2019 году, если верить аналитике портала zaimisrochno.ru, ООО МФК «ОТП Финанс», единственным учредителем которого является «ОТП Холдинг Мальта Лимитед», зарегистрированное на Мальте, имело выручку близкую к 18 млрд рублей; сервис онлайн-займов «Е-капуста» дал своему владельцу, ООО МКК «Русинтерфинанс», учрежденному кипрской «Компанией Ферримилл Лимитед» оборот около 13 млрд рублей; сервис онлайн-займов «Займер» порадовал своего собственника, предпринимателя Сергея Седова из Новосибирска выручкой, превышающей 8 млрд рублей; ООО МФК «Мани Мен» с онлайн-сервисом «MoneyMan», созданной кипрским «Ай Ди Эф Холдинг Лимитед», имело выручку чуть менее 7 млрд рублей; ООО МФК «Быстроденьги», также созданное фирмой, зарегистрированной на Кипре, с названием «Элпетро Инвестменс Лимитед» имело выручку более 6 млрд рублей. То есть 85% выручки от микрокредитов (если соотношение, выявленное в топ-5, распространить на всю отрасль) уходит в оффшоры. Можно ли считать такой бизнес прозрачным?

В собственном котле

В начале ноября представители «Справедливой России» внесли в Госдуму на рассмотрение законопроект о полном запрете в России микрофинансовых и микрокредитных организаций. В ответ представители микрофинансового бизнеса, «делу дать хотя законный вид и толк», выступили с инициативой создать своего «финансового омбудсмена» (по факту – микрофинансового).

Предполагается создание площадки, на которой будут решаться спорные вопросы и рассматриваться конфликтные ситуации, своего рода единое окно для приема первичных обращений. «Часто потребители сразу пишут в контрольные органы. При этом МФИ готовы решать вопросы самостоятельно. Поэтому по первичным обращениям спор должен решаться именно на уровне «потребитель—омбудсмен—финансовая организация». А в случае неудовлетворения жалобы или выявления повторного обращения должны привлекаться иные организации»,— считает директор СРО «Микрофинансирование и Развитие» Елена Стратьева.

Иными словами, речь идет о желании замкнуть конфликты на себя. Учитывая, что в руках у МФО находится такой мощный переговорно-решательный инструмент, как коллекторские агентства, работа по их обращениям многим жалобщикам вряд ли понравится.

О токсичности

Есть области бизнеса и отдельные профессии, где смог бы работать не каждый. Взять, скажем, палачей. Несколько имен таких людей осталось в истории. Например, описываемый историком и писателем Эдвардом Радзинским в книге «Прогулки с палачом» Месье де Пари, палач города Парижа Шарль Анри Сансон, казнивший 2918 человек, в том числе Людовика XIV, Марию Антуанету, Дантона, Робеспьера и многих других участников (иногда невольных) французской революции. Или американец Джон Вудс, вершиной профессиональной карьеры которого стала казнь деятелей Третьего рейха после Нюрнбергского процесса. До этого, он успел казнить около 30 американских солдат, приговоренных к высшей мере военно-полевыми судами. Казнить нацистских преступников Вудсу помогал солдат-доброволец Джозеф Малта, имя которого история также сохранила. Впрочем, Джон Вудс, на этом не остановился, и в декабре 1948 года повесил семерых японских военных преступников, приговоренных к смерти Токийским трибуналом.

Представителей этой профессии люди всегда не любили и немного боялись. Причина низкой популярности палачей в высокой токсичности такой работы. Токсичность в данном случае следует понимать как совокупность факторов, влияющих негативным образом на судьбу общества или отдельных людей. С другой стороны — это разрушение внутреннего равновесия из-за совершенных действий, категория, которая при ее углубленном и расширенном осмыслении приведет к вопросу, поставленному русским писателем Федором Достоевским: «Стоит ли весь мир слезинки одного только замученного ребенка?»

Виды деятельности с более или менее явными признаками токсичности можно разделить на противозаконные и законные. К первым относят нелегальную торговлю оружием, торговлю наркотиками и людьми, проституцию, браконьерство, рейдерство, деятельность подпольных казино, изготовление и сбыт поддельных документов и контрафакта, ростовщичество в современном понимании (нелегальная выдача финансовых средств под необоснованно высокие проценты).

Другими мы иногда пользуемся, поскольку токсичность их не столь очевидна и проявляется либо в долгосрочной перспективе, либо вследствие человеческого фактора, через наши слабости. Есть профессии, где токсичность носит скорее субъективный характер – судья, выносящий несправедливый приговор за взятку; продавец, обсчитывающий покупателей; политик, лоббирующий интересы того, кто ему больше платит; солдат, стреляющий в мирных граждан, прикрываясь приказом. Есть, где объективный. К этим вторым можно отнести торговлю алкоголем, табачными изделиями, организацию азартных игр, а также тандем – суживание денег под высокий процент и взимание долгов по таким займам. В российской экономике последнее из названных реализуется через деятельность микрофинансовых организаций и коллекторских агентств.

Узаконенный отъем

Деятельность МФО регулируется законом № 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». Но это скорее можно назвать «одним из сравнительно честных способов отъема денег», как выразился Остап Бендер – главный герой романа Ильфа и Петрова «Золотой теленок». К месту припомнить и еще одного острослова, вымышленного писателем Алексеем Толстым и братьями Жемчужниковыми, Козьму Пруткова, который говорил: «Никто не обнимет необъятное!» По аналогии хочется сказать: «Невозможно отрегулировать нерегулируемое».

Да, с ноября 2019 года микрофинансовым организациям запретили брать в залог жилье. Но запрет не коснулся транспортных средств и нежилых зданий и помещений, то есть предметов и объектов, представляющих для человека значительную ценность. Под давлением обстоятельств люди берут так называемые микрозаймы, получая взамен суммы несоотносимые с реальной стоимостью залога.

Люди не подозревают, что из-за займа в 100 000 рублей можно потерять залог, стоимостью в миллион. Ситуация, заставляющая обратиться за микрозаймом, зачастую не дает возможности точно рассчитать свои силы, взвесить риски. А если вдруг заболел, даже имея работу? Часто работодатель больничный не оплачивает. Да, на этот случай законом введены ограничения – совокупная сумма начисленных процентов и штрафов не может более, чем в два с половиной раза превышать «тело» кредита, а процент по займу не должен быть выше 1% в день. Значит, по закону, заняв 100 000 рублей, МФО не имеет права требовать возврата более 350 000. Тут возникают нюансы.

Человеку предлагают, учитывая высокую стоимость залога (оценивают имущество, как правило, с дисконтом около 30%), решить вопрос с долгом мирно, а именно, переписать кредитный договор на новую сумму, могут даже дать еще денег, могут даже снизить процент по займу. Видимая лояльность будет продолжаться, пока сумма долга не превысит 70-80% от стоимости заложенного имущества, договор может переписываться несколько раз. Скорее всего, не за 100 000 рублей, но за 30-35% от реальной стоимости залог будет уступлен.

Трогать их не моги

И происходит этот сравнительно честный отъем якобы под присмотром государства. Зачастую фактор присутствия регулятора становится определяющим в принятии человеком решения о вступлении в добровольную кабалу. «У нас все законно, — заверяют сотрудники кредитора потенциального заемщика, — мы не можем злоупотреблять Вашим доверием, иначе мы лишимся лицензии». И горе-заемщик верит, что за возникающими взаимоотношениями следит государство. Впрочем, государство именно следит, не вмешиваясь, а исполняя функции статиста и наблюдателя. Главное, что все деятели узаконенного ростовщичества взяты «на карандаш». Как сказала глава Центробанка Эльвира Набиуллина, запретить МФО невозможно, иначе они уйдут в тень.

Интересный подход. Если вождение автомобиля в пьяном виде – это преступление, то, постановив сообщать об этом намерении заранее и устанавливать на авто знак «П» — пьяный, это можно разрешить? Или наказывать розгами в школе может быть допустимо, если зарегистрировать такую школу в установленном порядке?

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов считает, что «сегодня МФО – это полукриминальные ростовщические конторы», — и что «современные ростовщики лишь превращают наших бедных сограждан в нищих, после чего передают их в руки долговых вышибал».

Даже ломбарды, которые тоже не вызывают в людях большой любви, все же намного предсказуемей. Там человек рискует только лишь потерять предмет залога (что может быть тоже печально). В компаниях, выдающих микрозаймы, зачастую бывает, что и залог теряется и долг остается. Такая кабала намного тяжелее.

Как бы ни назвали МФО: как упомянутые «Добро», «Подмога», «Благодетель» или так же, как закрывшиеся в этом году «Колыма», «Барыш», «Авантюрин», или так же, как действующие «МигКредит», MoneyMan, «Займер», «Деньги сразу», «еКапуста» и «ОТП-Финанс», как бы не заманивали они своих клиентов: от имени ли брутального джентльмена, обещающего «выручить до зарплаты без проблем», или используя образ обольстительной дивы, обещающей «дать всем без отказа», — суть одна: оплата возможных рисков ляжет на плечи заемщика. Только к реальным рискам кредиторы часто добавляют свои нереальные аппетиты, это тоже нужно учитывать.

19.11.2020

Материалы по теме

Почему «Справедливая Россия» за полный запрет микрофинансовых организаций, а Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина – против