Пойдет ли Босов следом за Абызовым?

2911
0
29110
Источник: Руспрес

«Общая газета»
Дмитрий Босов. Фото ТАСС

Один из тех представителей российского бизнеса, кто входит в список богатейших людей России по версии Forbes и кто также может попасть под мощный удар в связи с развитием дела экс-министра по делам «Открытого правительства» Михаила Абызова – совладелец «Сибантрацита» и «ВостокУгля» Дмитрий Босов.

Они имеют общий бизнес, причем не первый год. Михаил Абызов, будучи министром по делам «Открытого правительства», на пару с Дмитрием Босовым владеют угольным разрезом «Кийзасский» в Кузбассе.

Истоки этого их «совместного предприятия» относятся к 2012 году, когда Роснедра не допустили к конкурсу на разработку угольного участка «Урегольский» компанию «Южный Кузбасс» («Мечел») и, проигнорировав предписание ФАС, признало победителем ООО «Разрез Кийзасский» – в тот момент мало кому известную компанию, появившуюся на свет за полгода до конкурса. Ее учредителем значилось ООО «Межотраслевое консультационно-правовое бюро», зарегистрированное по такому же адресу, где находится головной офис Дмитрия Босова. Кстати, уже в 2019 году Босов совместно с Ростехом и Газпромбанком решил «утащить» у «Мечела» еще и Эльгинское месторождение.

У понимавших друг друга с полуслова «партнеров» по угольному бизнесу не было и тени сомнения в продвижении их интересов по линии Роснедр – ведь им, как предполагают сегодня некоторые СМИ, оказывал  «покровительство» возглавлявший ведомство в 2004-2012 годах Анатолий Ледовских. Позже, в знак благодарности за услуги после увольнения с госслужбы он получил хлебное место председателя совета директоров АО «Трансмашхолдинг» у Андрея Бокарева. Последний, если что, является другом и соратником Михаила Абызова еще со времен, когда Абызов в 2005-2007 гг. являлся гендиректором ЗАО «УК Кузбассразрезуголь». Потому-то и все проверки предприятия со стороны Росприроднадзора, Ростехнадзора и т.д. остались неоконченными или же не имели своего логического продолжения в плане реализации претензий к дуэту «потомственных угольщиков».

Сам же Михаил Абызов официально оказался в числе учредителей ООО «Разрез Кийзасский» только в июне 2017 года, оформив свою долю на подконтрольный офшор Хиллестрато Инвест Лимитед (Кипр). Эта же компания владеет ООО «Пансионат Энергетик» в Тверской области (входило в «Новосибирскэнерго» и «Группу Е4» Абызова), о том как приватизировался этот пансионат известно всем тверичам. Босов же оформил свою долю на Аллевия Инвестенс Лимитед (Кипр) (все упомянутые компании можно увидеть здесь).

Деятельность «Кийзасского» с самого начала сопровождали темные истории и громкие скандалы.  На его деятельность все время жалуются жители города Мыски, рядом с которым он находится. Причины жалоб просты – постоянный грохот и летящая пыль с погрузочной станции разреза, движение большегрузных машин с углем. Недавно губернатор Кемеровской области Сергей Цивилев даже общался с руководителем предприятия Андреем Борщевичем, главой Мысков Дмитрием Ивановым и местными общественниками, обязав руководство шахты построить погрузочную станцию за пределами Мысков.

Более того, есть и другой, не менее важный аспект этой ситуации. Разрез «Кийзасский» расположен слишком близко к некоторым населенным пунктам, где компактно проживают шорцы – малочисленный коренной народ. Шорские поселки Чувашка и Казас пришлось ликвидировать, жить в них оказалось невозможно. В итоге шорцы пригласисли в Кузбасс международные экологические организации и сняли документальный фильм «Цена» – о том, как разрез «Кийзасский» уничтожает людей и природу. Убитая экология – это вообще отдельная грустная песня про бизнес Босова-Абызова. Черный снег, черная вода в реках.

Неоднократно говорилось и о том, что владельцы разреза по сути взяли курс на его хищническую эксплуатацию, не проводя необходимых работ ни по обеспечению ремонта техники, ни по экологии (см.выше). Так, например, в компании абсолютно отсутствует сервисное сопровождение техники, в том числе и новой. «Машины… буквально «убиваются». Отсутствуют гаражи, боксы, оборотный склад запчастей. Не производится никаких серьёзных ремонтов, в том числе, двигателей. Необходимый штат работников для осуществления должного обслуживания техники также не нанят». Как результат – механики чинят технику на свой страх и риск, водители ездят по разбитым, непригодным дорогам. И гибнут. 20 июля 2017 года на технологической дороге перевернулся МАЗ, водитель погиб. В ноябре 2018 перевернулся БелАЗ, две жертвы. Да и на другом предприятии Босова, разрезе «Восточный» все обстоит так же. И с теми же последствиями – люди гибнут при ремонте техники. Одним словом, минимум вложений – максимум прибыли. И тактика выжженной земли. И более 60 дел в судах, где ООО «Разрез «Кийзасский» выступает в роли ответчика. И 135 выявленных нарушений за 3 года! И 11 фактов приостановки деятельности в рамках исполнительного производства менее чем за 2 года…

И это только часть результатов «эффективного» менеджмента любителя сноуборда Босова и владельца тосканских замков Абызова.

Зададимся вопросом: а куда идет уголь с «Кийзасского»? 70% — на экспорт в Китай, Италию, Украину, Бельгию, другие страны. По официальным данным. А на деле?

По самым скромным подсчетам, экспортный поток угля (при среднегодовой добыче 8-9 млн тонн) с разреза «Кийзасский» приносит Абызову с Босовым хорошие деньги, 52 млрд рублей чистой прибыли только за 2016-2017 годы. Сколько из них ушло на зарубежные счета? Параллельно с этим, Босов организовал точно такую же схему работы на разрезе «Восточный» в Новосибирской области. Общий объем ушедших за рубеж средств от продажи новосибирского угля новостные ресурсы оценивают в 500 млн долларов.

При таких размахах за счет теневых схем Абызовым и Босовым на офшорные счета могло быть выведено свыше $1 млрд, которые вложены в различные проекты в Индонезии, Африке и даже в США.

Тем временем Босов, ко всему прочему, намерен оперативно разработать таймырские месторождения антрацита, добычу которого он начал в 2016 году без проектной документации (читай, незаконно), налетев на штраф Росприроднадзора в 954 млн рублей. Параллельно решил построить второй Северомуйский тоннель и достроить порт Север в Находке.

Строительство тоннеля за 5 лет на собственные средства попахивает, честно сказать, авантюрой. Напомним, что первый тоннель строился 26 лет. В прошлом году глава РЖД Олег Белозеров пояснил Владимиру Путину, что при современных средствах и технологиях стройка займет 10 лет. Босов планирует возить 50 млн тонн груза в год и понятно почему – порт в Находке рассчитан на 70 млн тонн перевалки. Да и стоимость перевозки упадет с нынешних 1000 рублей за тонну угля до 200 рублей. Желание напарника Абызова гнать все больше и больше угля за рубеж очевидно. Но уж больно этот план смахивает на очередные Нью-Васюки… И главное, слишком очевиден ответ на вопрос, в какой юрисдикции останутся полученные от продажи российского угля за рубежом средства…

Глядя на все это, возникает резонный вопрос: когда на протяжении нескольких лет буквально на глазах так нагло и методично обворовывалась угольная отрасль страны, – где в это время находились многочисленные российские правоохранители, спецслужбы и прочие борцы с коррупцией? Не видели, не слышали, не знали? Не было команды сверху? Находились в доле? Или еще что? Но, как бы то ни было, Михаил Абызов все-таки «пошел» первым. Пойдет ли вслед за ним по цепочке Дмитрий Босов? Увидим.

08.04.2019

Материалы по теме

Пойдет ли Босов следом за Абызовым?