Получилось как всегда

4369
0
43690

Предельный ущерб от пожара на строящемся ледоколе «Виктор Черномырдин» составит 150 млн руб., рассказал “Ъ” президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов. В результате пожара на ледоколе, вызванного взрывом, сгорели система сточных вод, часть системы пожаротушения, насосы и электрика приводов, системы управления котлами и около 8 км кабеля. По расчетам ОСК, на ремонт и замену оборудования потребуется три-четыре месяца, ледокол будет сдан в 2019 году (по плану — сентябрь 2018 года). Но источники “Ъ” уверены, что заказ импортного оборудования займет больше времени, и судно смогут сдать только в 2020 году.

Максимальный ущерб от пожара на строящемся на «Адмиралтейских верфях» (входят в ОСК) ледоколе «Виктор Черномырдин», который произошел 27 ноября, составит 150 млн руб., заявил “Ъ” президент корпорации Алексей Рахманов.

Как рассказал “Ъ” господин Рахманов, имел место объемный взрыв, после чего началось горение, которое продолжалось около двух часов. Сгорели система сточных вод, часть системы пожаротушения, насосы и электрика приводов, системы управления котлами и около 8 км кабеля (суммарно из 1 тыс. км), пояснил топ-менеджер. Над поиском причин возгорания сейчас работает комиссия.

28 ноября «Адмиралтейские верфи» сообщали, что пожар не повредил другое имущество завода и не отразился на производственном процессе и строительстве других судов. Во вторник премьер Дмитрий Медведев на совещании на Балтзаводе поручил ОСК и Минпромторгу разобраться в случившемся.

Но, как заявил Алексей Рахманов, ледокол точно будет сдан в 2019 году — «никаких сомнений». Впрочем, он добавил, что под вопросом остаются ледовые испытания судна: «Наша задача, чтобы не позже марта ледокол пошел на ходовые испытания, ледовые. И дальше вопросы финишной отделки».

Как пояснил “Ъ” господин Рахманов, на сегодняшний день официального переноса сроков по ЛК-25 нет: «По сути, с 1 октября мы находимся в просрочке». ОСК будет дополнительно докладывать о сроках с учетом происшествия и ремонта, пояснил топ-менеджер. По его словам, на ледоколе по инициативе заказчика в большинстве случаев установлена импортная техника, «там нет практически ничего русского, кроме металла и одной-двух систем». Срок поставки этого оборудования — 3,5–4 месяца, это ровно то, сколько нужно будет заложить дополнительно, чтобы закончить приведение ледокола в порядок, пояснил Алексей Рахманов. Главный риск, по его мнению,— это то, что придется заказывать оборудование за границей. «Например, система фильтрации сточных вод была американская, в нынешней ситуации я боюсь, что нам ее никто не продаст,— говорит господин Рахманов.— Будем искать замену в Корее, в Европе». «Не видим принципиальных сложностей с импортозамещением, просто это займет время»,— уточнил глава ОСК.

Работа по восстановлению ледокола также займет три-четыре месяца, к этому моменту должна подойти техника, говорит Алексей Рахманов. «Надеюсь, нам не придется делать много или вообще не нужно будет делать технологических вырезов, чтобы все оборудование в трюм определить, так как оно расположено на нижних палубах. С другой стороны, технологии существуют, трагедии нет»,— пояснил он.

Также Алексей Рахманов напомнил, что ледокол был застрахован, «страховка действовала до 25 декабря». Отвечая на вопрос “Ъ”, будет ли сумма страховых возмещений направляться на ремонт и закупку оборудования и за чей счет они будут осуществлены, Алексей Рахманов сообщил, что все будет зависеть от размера страховой выплаты, кроме того, «платить будет Балтзавод, так как это его ледокол, его контракт».

Господин Рахманов затруднился назвать итоговую стоимость ЛК-25, на который ранее дополнительно выделялись средства из бюджета. Источники “Ъ” оценивали его в 11 млрд руб. «Я думаю, за эту сумму мы не перевалим»,— сообщил он “Ъ”.

Но, как говорит источник “Ъ” на «Адмиралтейских верфях», знакомый с проведенным заводом анализом последствий пожара, ЛК-25 будет передан заказчику не ранее 2020 года. Собеседники “Ъ” связывают увеличение сроков с той же необходимостью поставки импортного оборудования. Но, по их мнению, на это потребуется больше четырех месяцев — в частности, придется заказывать в Норвегии противопожарные системы FFS, которые, по словам одного из источников “Ъ”, будут идти на завод около десяти месяцев.

Также собеседники “Ъ” называют две основные версии произошедшего.

Согласно первой, проводившие работы на ледоколе подрядчики нарушили последовательность операций: покрасили помещения, не дождались, когда краска окончательно высохнет, и приступили к сварке. Испарения от краски воспламенились, соседние помещения сработали как вытяжка, и огонь вырвался наружу, в результате чего две палубы судна оказались охвачены пламенем. Согласно второй версии, сварка на судне велась параллельно с бункеровкой, что и стало причиной взрыва.

Анастасия Веденеева, Герман Костринский

КоммерсантЪ

29.11.2018

Материалы по теме