Получивший от IKEA 25 миллиардов рублей Константин Пономарёв пожаловался на использование данных его декларации

3631
0
36310
Источник: Версия

Отбывающий восьмилетний срок бизнесмен Константин Пономарёв направил жалобу из-за незаконного, по его мнению, использования сведений его спецдекларации. Документ на 66,5 миллиардов рублей был подан им в 2015 году в рамках действия закона об амнистии капиталов. Не исключено, что предприниматель таким образом спешил обелить доходы сомнительного происхождения.

Предприниматель Константин Пономарёв, которого в 2019 году приговорили к 8 годам заключения, сообщил о незаконном использовании правоохранителями данных из его декларации об амнистии капиталов. Соответствующее письмо бизнесмен направил тогда ещё премьер-министру Дмитрию Медведеву. Адвокат осуждённого Владимир Постанюк, в свою очередь, обратился к главе думского комитета по госстроительству и законодательству Павлу Крашенинникову, сообщает РБК.

В письме на имя премьера отмечается, что спецдекларацию на 66,5 миллиарда рублей Пономарёв подал первым в России, номер документа оканчивается на 000001. По мнению предпринимателя, информация из этого документа позволила арестовать его активы на сумму 36,3 миллиарда рублей.

Несостоявшаяся амнистия

Пономарёв занимался бизнесом, связанным с арендой дизельных электрогенераторов. В 2010 году его компания «Системы автономного электроснабжения» получила 25 миллиардов рублей в рамках мирового соглашения с российскими структурами IKEA. Как сообщал Forbes, эта сумма была выше общей годовой выручки 11 комплексов «Мега» в стране.

В дальнейшем САЭ и Пономарёв заключили договор хранения, в рамках которого указанная сумма была переведена на его личный счёт в Сбербанке. Несколько лет спустя правоохранительные органы усмотрели в этой операции уход от уплаты налогов. В 2015 году в отношении бизнесмена было возбуждено уголовное дело по статье 198 УК РФ из-за незаконно сэкономленных 3,25 миллиарда рублей.

Прокуратура не усмотрела в действиях предпринимателя состава преступления, постановление о возбуждении дела после ряда обжалований генпрокурором Юрием Чайкой было признано незаконным.

В том же году Пономарёв подал спецдекларацию на 66,5 миллиарда рублей, в которой были указаны источники приобретения имущества, включая соглашение с IKEA. Провести амнистию капиталов предприниматель решил уже через 12 дней после вступления в силу соответствующего закона – по всей видимости, он поспешил обелить доходы сомнительного происхождения, но сделать это не получилось из-за давних претензий налоговых органов. В Федеральной налоговой службе не подтвердили, но и не опровергли информацию, что поданная бизнесменом декларация была первой в России.

Закон об амнистии капиталов начал действовать в РФ в 2015 году. Предпринимателям дали возможность задекларировать скрытые доходы в обмен на отказ властей от преследования за налоговые преступления. Согласно российскому законодательству, приведённые в декларации сведения являются налоговой тайной. В связи с появившимися проблемами в использовании информации из деклараций против самих декларантов Верховный суд указал на полный запрет использовать эти сведения в каких бы то ни было делах. Госдума внесла в УПК поправки, в соответствии с которыми силовикам было запрещено изымать спецдекларации.

Поводом для обсуждения этой проблемы стало изъятие ФСБ спецдекларации обвиняемого в хищениях Валерия Израйлита. Эта информация стала основой для обвинения предпринимателя в выводе средств за рубеж, отмывании денег и других преступлениях.

В 2017 году против предпринимателя вновь завели уголовные дела по ряду статей. СКР посчитал, что Пономарёв не заплатил налог с выплат от IKEA и нанёс бюджету ущерб на сумму 4,7 миллиарда рублей. Адвокаты Пономарёва указывали на незаконность преследования за прописанные в спецдекларации сделки. Ведомство отказалось закрывать дело в связи с тем, что на момент подачи документа бизнесмен уже был фигурантом уголовного дела, поэтому не может пользоваться гарантиями амнистии капитала. На это не повлиял даже тот факт, что предыдущее расследование было остановлено генпрокурором России.

Спецдекларация раздора

В июне 2017 года сотрудники СКР и ФСБ посетили адреса бизнесмена с обысками. Защитники Пономарёва указывают, что во время этих мероприятий у адвоката Павла Казареза была изъята копия спецдекларации, что стало нарушением адвокатской тайны. Уголовно-процессуальный кодекс России накладывает строгие рамки на процесс проведения обысков и выемок у адвокатов. К примеру, выемки не производятся в случае, если адвокат не является фигурантом уголовного дела. Однако следствие считало, что кабинет юриста – это квартира Пономарёва, в которой был «прописан» адвокат. Это могло быть сделано для затруднения следственных действий. Как выяснилось, юрист арендовал это помещение у жены бизнесмена. В дальнейшем юрист обжаловал обыск, но не добился успеха. В 2018 году он обратился с жалобой в ЕСПЧ.

Делает ли СКР ссылку на данные из декларации как на доказательство, адвокаты бизнесмена пока сказать не могут, так как дело ещё расследуется. Вместе с этим Пономарёв допускает, что у ФСБ была информация из документа ещё до обысков. В письме на имя Медведева он сообщает, что вместо гарантий амнистии получил обыски с изъятием документов по прописанным в декларации сделкам. По мнению адвоката Владимира Постанюка, эта информация могла лечь в основу возбуждённого в 2017 году дела.

Тогда же УФНС по Москве подало бизнесмену иск на 31,6 миллиарда рублей, в дальнейшем суды арестовали его имущество на 36,3 миллиарда рублей. В эту сумму входят денежные средства фигуранта, его автопарк и 71 электростанция.

Как указывает в обращении к главе правительства Пономарёв, в ходе обсуждения законопроекта об амнистии ряд экспертов озвучивал сомнения в эффективности гарантий, а также заявляли о получении компетентными органами возможностей по преодолению этих гарантий в случаях с «неугодными» лицами. По мнению Пономарёва, с ним произошло именно это. Адвокат предпринимателя Анна Ставицкая считает, что у следствия не было других источников кроме декларации, в которых бы столь же подробно приводилась информация об активах её клиента.

Между тем, РБК со ссылкой на руководителя уголовной практики BMS Law Firm Александру Иноядову отмечает, что данная информация могла быть получена по линии Росфинмониторинга, ЦБ и налоговиков. Партнер МКА «Князев и партнеры» Владимир Китсинг полагает, что решение об аресте имущества де-юре не может приниматься на основе данных из декларации.

В 2019 году Пономарёва приговорили к 8 годам заключения за ложный донос, сопровождавшийся искусственным созданием доказательной базы. Суд постановил, что бизнесмен и его адвокат Максим Загорский через подставных лиц инициировали дела о клевете, чтобы затем использовать судебные решения в спорах с IKEA. Расследование по делам о покушении на мошенничество в особо крупном размере, а также об уклонении от уплаты налогов, ещё не завершено.

06.02.2020

Материалы по теме

Получивший от IKEA 25 миллиардов рублей Константин Пономарёв пожаловался на использование данных его декларации