Попытка Кудрина решить вопрос долга Индии перед СССР обернулась гигантской аферой

6386
0
63860
Источник: Версия

Свежее решение суда вытащило на поверхность историю о том, как 3 млрд долларов долга превратились в 1 миллиард. Затем эта сумма была конвертирована в рупии на счетах в иностранном банке. Часть денег и вовсе обналичили индийские преступники в сомнительном проекте, согласованном российскими властями. Казалось бы, причём здесь бывший министр финансов Алексей Кудрин и экс-глава ВЭБ Владимир Дмитриев?

В конце декабря Басманный суд Москвы санкционировал заочный арест троих граждан Индии. Санвара Шроффа, а также его сыновей Ведута Сарафа и Яша Сарафа обвиняют в легализации денег, полученных преступным путём (ст. 174.1 УК РФ). Санкция на арест иностранных предпринимателей выглядит попыткой поставить точку в давнем скандале, избежав при этом вопросов.

Сейчас уже никто не вспоминает, что в 2007 году Минфин России, возглавляемый на тот момент Алексеем Кудриным, рассматривал индийскую затею в качестве пилотного проекта. В случае успеха эту схему предлагалось распространить и на другие страны-должники СССР. Верил ли тогдашний глава Минфина, что дело выгорит, – вопрос хороший. Показательным может быть тот факт, что вместо внезапно заболевшего Кудрина подписывать соглашение с индийцами летал его заместитель Сергей Сторчак.

В том же году Сторчак стал фигурантом уголовного дела, связанного с якобы имевшей место «схемой» на 43,4 млн долларов при урегулировании долга Республики Алжир. Алексей Кудрин активно заступался за своего подчинённого и настаивал на его невиновности. Расследование тянулось больше трёх лет, в итоге дело было прекращено «за отсутствием события преступления». С учётом этого нынешнее «индийское» дело предстаёт совершенно в ином свете.

Нью-Васюки в штате Орисса

«Индия заплатит титановым заводом», «Долг перед СССР конвертируют в имущество», «Внешэкономбанк решит проблему индийского долга», – кричали заголовки деловой прессы 13 лет назад. Предполагалось, что по соглашению, подписанному сторонами на сессии МВФ и Всемирного банка в Вашингтоне, 126 млн долларов долга Индии перед Советским Союзом будут реинвестированы в совместное металлургическое предприятие в штате Орисса. На старте предполагалось, что оно ежегодно станет поставлять в нашу страну 30 тыс. тонн диоксида титана и до 45 тыс. тонн титанового шлака.

Первый шаг выглядел многообещающим, несмотря на то что общую сумму долга Дели и Москва оценивали по-разному. Индийцы считали, что должны около 1 млрд долларов, а российский Минфин говорил о 3 миллиардах. При этом должник перевёл сумму в рупиях, эквивалентную 1 млрд долларов, на счета Внешэкономбанка в Резервном банке Индии. Изначально предполагалось, что деньги могут быть потрачены российской стороной для оплаты традиционного индийского импорта – чая, кофе и текстиля. Однако позднее стороны договорились об инвестировании этих средств в совместные предприятия на индийской территории. Так и родился проект титанового завода, который в итоге остался на бумаге.

Лучше бы Россия купила чай и кофе. Совместное предприятие Titanium Products Private Ltd (TPPL) зарегистрировали в 2008 году. Правительство РФ в лице Росимущества получило в нём 51%, а Saraf Agencies Private Ltd (SAPL) Санвара Шроффа – 45%. Ещё 4% акций достались петербургской компании «Технохим-холдинг». А вскоре между российскими и индийскими акционерами СП разгорелся скандал, который вылился в несколько судебных процессов на территории Индии. Насколько можно судить, главная претензия россиян была связана с участком земли под строительство комбината. Они предполагали, что власти штата Орисса оформят землю на совместное предприятие. Однако чиновники поступили иначе – участок получила SAPL, которая затем попыталась сдать его в субаренду TPPL. Если верить источникам, цена аренды при этом была завышена в 12 раз.

После взаимных обвинений в финансовых махинациях и нарушении устава компания Санвара Шроффа заявила, что выйдет из СП, если получит компенсацию понесённых затрат. По состоянию на апрель 2010 года Шрофф оценивал эти затраты приблизительно в 22 млн долларов без учёта упущенной выгоды.

При всём при этом Россия в лице Внешэкономбанка перечислила на нужды совместного предприятия 58,4 млн долларов, которые затем, по всей видимости, были выведены со счетов TPPL индийским акционером. Ситуация выглядит так, что Санвар Шрофф был единственной стороной, имевшей возможность распоряжаться счетами предприятия.

Вполне возможно, что на эти деньги он и построил 40-этажный жилой комплекс класса люкс на том самом участке, где должен был появиться завод по производству титана.

Отказ от ответственности

Как бы то ни было, ещё в 2010 году стало ясно, что Россия столкнулась с весьма масштабной и наглой аферой. В том же году состоялся визит в Индию Дмитрия Медведева, на тот момент президента РФ. По информации ряда источников, он просил правительство страны сменить партнёров России в совместном предприятии по производству титана, но ни к какому результату это не привело. Неудивительно, если ещё при подписании соглашения в Вашингтоне в 2007-м индийский минфин заявил, что не хотел бы быть «светофором» в этом проекте. Проще говоря, снял с себя ответственность. Тем более что свои собственные потребности в диоксиде титана Индия покрывала за счёт других предприятий.

Удивительно, но как писала тогда газета «Коммерсантъ», в Министерстве финансов РФ согласились с позицией иностранных коллег. Тут бы и поспрашивать руководство Минфина, что да как. Ведь если индийские акционеры действительно были единственными, кто имел доступ к счетам совместного предприятия после того, как Россия внесла на них свой взнос, то кто-то же согласился на такие условия с российской стороны?

В 2016 году Росимущество провело тендер на оказание юридических услуг по защите интересов РФ в конфликте с индийским акционером СП Titanium Products Private Ltd (TPPL). Федеральное агентство было готово заплатить юристам 85 млн рублей за 3,5 месяца работы. Хотя общую сумму расходов государства на разбирательства с Санваром Шроффом за все прошедшие годы мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Пока мы знаем только, что помимо замминистра финансов Сергея Сторчака в подписании соглашений о создании СП участвовал тогдашний глава Внешэкономбанка Владимир Дмитриев.

В 2016 году он ушёл в отставку на фоне финансовых сложностей госкомпании, которая в течение нескольких лет оставалась убыточной. За 2014 год и девять месяцев 2015 года убыток ВЭБ по МСФО составил 383 млрд рублей. На фоне этого потери России в Индии выглядят незначительными. Но неужели никто не задавал Дмитриеву вопросов о механике сделок с индийской стороной?

Уголовное дело по факту комбинации с непостроенным заводом, судя по всему, появилось вскоре после поездки Медведева в Дели. Насколько можно судить, потерпевшим по нему является Федеральное агентство по управлению государственным имуществом, сумма ущерба – те самые 58,4 млн долларов. Однако информации о расследовании по-прежнему чрезвычайно мало. И слишком похоже на то, что правоохранительные органы едва ли не намеренно выжидали 10 лет, прежде чем объявить Санвара Шроффа и его сыновей в международный розыск.

С момента решения Басманного суда прошло больше месяца, однако о задержании Шроффа в Индии по запросу российских силовиков мы так и не услышали. Вряд ли кто-то удивится, если и в России обвиняемых никогда не увидят. Равно как и те почти 60 млн долларов, которые наша страна инвестировала в совместное производство на берегу Бенгальского залива – по сути, выбросила на ветер. На таком фоне про миллиардные долги Дели перед советским правительством даже спрашивать неловко. Проще оставить всё как есть, иначе с таким государственным менеджментом взыскание долгов выходит себе дороже.

На момент принятия решения о создании совместного предприятия в Индии в счёт её долга перед СССР в России наблюдался дефицит диоксида титана. После распада Союза основные запасы сырья для его производства остались на Украине, которая поставляла 80% потребляемого в РФ диоксида. Даже если бы индийский завод работал в рамках соглашения о разделе продукции, он мог бы обеспечить половину отечественных потребностей в этом сырье. Понятно, что 13 лет назад никто не думал о возвращении Крыма, конфликте в Донбассе и взаимных санкциях между Москвой и Киевом. Однако в свете политических событий последних лет история с непостроенным заводом в штате Орисса играет новыми красками. Неужели Санвар Шрофф и его сыновья – единственные, кто должен за это ответить?

01.02.2021

Материалы по теме

Попытка Кудрина решить вопрос долга Индии перед СССР обернулась гигантской аферой