Поручения Путина для Генеральной прокуратуры не указ

Поделиться:

Юрий Чайка игнорирует задачи по защите бизнеса, поставленные президентом

На Ямале развязали информационную пиар-кампанию против неугодного бизнесмена, перейдя от рейдерских захватов, покушений, шквала проверок, ложных обвинений в экстремизме и терроризме, к «черным» политтехнологиям. История с Олегом Ситниковым, который в одиночку выступил против коррумпированных чиновников и силовиков, началась 15 лет назад. Изначально у него и цели не было вскрыть и разоблачить «серые схемы» или вытащить на свет чью-то подмоченную репутацию. За него это сделали журналисты, которые попытались разобраться, почему власть на Ямале давит бизнес.

Как на Ямале уничтожали переправу

Олег Ситников в Новом Уренгое известен давно, с конца восьмидесятых, когда бизнесмен стал завозить в тундру саженцы кедра и березы, раскупавшиеся и властями, и горожанами буквально влет. Потом настала пора автозаправок, железнодорожных перевозок, Корпорации «Рост нефти и газа», а главное — переправы через реку Пур, с которой все и началось. Суть дела такова: через реку нет моста, и перебраться через нее к месторождениям нефти и газа можно либо по понтонным переправам принадлежащим «Ямбургтранссервис» и «Пурдорспецстрой», которые рассчитаны на грузовики до 20 тонн, либо по баржевой, принадлежащей Ситникову, и рассчитанной на фуры до 90 тонн. То есть, можно было — до последнего времени.

Потому как в октябре переправу разобрали, баржи угнали, а ночью внезапно утонул транспорт, буксировавший эти самые баржи. Все делалось, вроде бы, по закону. Но сначала всплыла информация, что собственнику угрожали казаки, пообещавшие утопить баржи и всячески наказать Ситникова. Потом в СМИ появились детали ареста барж, вплоть до заковывания представителя собственника в наручники. А потом случился и вовсе скандал: переправа «Ямбургтранссервис», которая выигрывала от устранения конкурента, «утопила» тяжелогруженую фуру (см. статью Лицензия на захват), на вес которой рассчитана не была.

Мост на 252-м километре реки Пур, захваченный рейдерами

Мимо этого журналисты пройти не смогли, и, расследуя специфику конкурентной борьбы по-ямальски, нашли очень много фактов, свидетельствующих о том, что полуостров Ямал 2017 года мало чем отличается от Сицилии (см. статью «Теми, кто много вякает, начинает интересоваться ОБЭП») начала XX века. Разве что «донов» здесь по-другому называют, да полосатые костюмы нынче заменили на синие мундиры. И не последнюю роль в создании этого образа играют губернатор Ямала Дмитрий Кобылкин и прокурор Александр Герасименко (см. статью Двойное финансирование одной прокурорской стройки).

Неудавшееся убийство бизнесмена продолжилось травлей

Убить Олега Ситникова, кстати, тоже пытались, но об этом чуть позже. Начнем с того, что в 2002 году бизнесмен получил разрешение на строительство переправы от тогда еще губернатора Юрия Неелова. И девять лет его никто не трогал. Потом, в 2011 году, его компания внезапно стала предметом интереса всевозможных контролирующих органов: за эти годы фирмы Ситникова выдержали более тысячи проверок, сам он пожаловался на репрессии генпрокурору Юрию Чайке, и тот его поддержал, сделав выговор прокурору Ямала. В приказ о взыскании Юрий Чайка вписал: «Прокурором Ямало-Ненецкого автономного округа Герасименко А.В. на протяжении нескольких лет инициировались проверки группы компаний Ситникова при отсутствии законных оснований…». Герасименко на выговор начальства внимания не обратил: как прессовал Ситникова, так и продолжил это делать. Все это время вокруг точили зубы рейдеры, по слухам — москвича Сергея Веселкова, пытаясь так или иначе захватить переправу — тогда она была еще понтонной. В итоге Ситникова решили прищучить по закону: в 2011 году местный арбитражный суд вынес постановление о ликвидации переправы. Понтоны вытащили на берег, да так и оставили.

Олег Ситников, предприниматель

В 2013 году Ситников решил, что добираться к месторождениям будет удобнее и безопаснее по мосту, и представил свой проект новому губернатору Дмитрию Кобылкину. Понтонная переправа годится для легковых машин, а на той стороне реки — разработки Газпрома, Новатэка и Роснефти, а значит — транспортировка тяжелой техники. А это, в свою очередь, миллиардная даже, не миллионная прибыль. Поэтому понимающие тему люди Ситникову намекали, чтобы он затею свою передал на реализацию другим товарищам, но он идеей не проникся. И потому в том же 2013 году на него в собственном доме напал убийца. Нанес 19 колото-резаных ран, приговаривая: «Не строй мост», скрутил бизнесмена скотчем и бросил в кладовку. «Крови было много, скотч отклеился, и я смог дотянуться до телефона», — сказал Олег Ситников в интервью ПАСМИ (см. статью Борьба за нефть: покушение на убийство и миллионный тендер за 900 рублей). Тридцать один раз откладывали расследование дела, и ни разу следователи не изъявили желание проверить версию о связи попытки убийства и строительства моста. Так и оставили материалы по статье о разбое вместо покушения на убийство, хотя из дома Ситникова ничего не пропало.

Моста на Ямале до сих пор нет, но зато есть конкурс на строительство наплавной переправы — той самой, из барж. Его провели 29 августа 2016 года, причем из шести компаний пять не приложили некий необязательный документ — и выбыли из борьбы. А одна компания, обладающая, видимо, телепатом в штате, документ этот приложила — и выиграла. Название этой компании нам уже знакомо: «Пурдорспецстрой». И вот удача: тогда как конкуренты готовы были отдать бюджету до 50 млн рублей за право построить переправу, «Пурдорспецстрой» заплатила за право аренды всего 961 рубль. Неплохое вложение, ведь за 5 лет эта переправа даст владельцу до 1,5 млрд рублей, то есть по 1,5 млн дохода на каждый вложенный рубль. С другой стороны, все закономерно: дочь Анатолия Острягина, «учителя» нынешнего губернатора ЯНАО, через компанию «Русинвест» имеет долю в ООО «Пурдорспецстрой».

Но вскоре выяснилось, что «Пурдорспецстрою» досталась только вода, акватория, говоря чиновничьим языком. А баржи были переданы Ситниковым ООО «Магистраль». Игорь Куртенков, руководитель «Магистрали», заявил ПАСМИ (см. статью Борьба за нефть: покушение на убийство и миллионный тендер за 900 рублей): «Мы скорее разберем переправу, чем отдадим ее компании, которая непонятным образом за 900 рублей получила права, цена которым десятки миллионов». Благодаря усилиям, в том числе и нашей редакции, аукцион был отменен. Но вот 2017 год: баржи Ситникова угнаны в отстойник, причем по решению суда, относящегося совсем к другому объекту — помните, 2011 год? Итог: мост не построен, понтонная переправа не выдерживает вес автомобилей, бизнес разорен. Резонно предположить, что жителей Уренгоя этой зимой ждет ледяная блокада.

Как ломают непокорных или лживые обвинения в терроризме

Всего бы этого читатели не узнали, если бы заинтересованные в миллиардных прибылях чиновники и силовики вели себя поскромнее: не строили дважды оплаченные дворцы, не ловили бы в заповедниках охраняемую законом рыбу, не «крышевали» бы липовые фонды, не покупали бы самолеты за 400 млн рублей для собственных комфортных перелетов… А главное: не прессовали бы людей и бизнес так, как это сейчас делается на Ямале. По всей стране прогремела история о том, как бастовали ямальские нефтяники, которым вместо зарплаты выдавали по десять банок тушенки и билет домой. И история Олега Ситникова тоже вышла за рамки Уренгоя: о ней узнал и премьер Дмитрий Медведев, и генпрокурор Юрий Чайка.

Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев

Предпринимателей и уренгойцев поддержали СМИ, в том числе и Первое Антикоррупционное. А в ответ в коридорах власти забегали «нужные люди», которые всячески старались донести до начальства: Ситникову верить нельзя, Ситников подкапывается под власть. Дошло уже до полного бреда: человека, отдавшего жизнь для развития Крайнего Севера, обвинили в… терроризме.

Некие люди, представившиеся бывшими сотрудниками «Рост нефти и газа», сообщили, что Ситников готовит диверсию на переправе «Ямбургтранссервис» с помощью бензовоза. Мол, чтоб разрушить и скомпрометировать. Бензовоза не понадобилось, понтонную переправу «Ямбурга» скомпрометировала вполне обычная фура, которая перевернулась на непрочных соединениях, а потом понтонщики еще и утопили ее нечаянно, вместо того, чтобы вытащить. Затея с «экстремистом-террористом» сорвалась. Но осадок, как говорится, остался.

Когда идеи у зложелателей кончились, пришлось звать политтехнолога-варяга. На помощь пришел Андрей Ткаченко из Тюмени. Это, по словам нашего источника, бывший помощник Натальи Комаровой, депутата Госдумы и губернатора ХМАО, не путать с другим Андреем Ткаченко (Ткач Няганьский), вором в законе и тоже — авторитетом из ХМАО. Свою карьеру Андрей Ткаченко, который политтехнолог, как сообщает нам источник, начал сразу с Госдумы в возрасте 21 года, и с тех пор уже отметился в деле с Александром Горбанем, со скандально известным депутатом Пушкаревым, «освоившим» 25 млн рублей на безрезультатные исследования Арктики, и даже с Общероссийским народным фронтом успел поругаться, защищая часть губернатора Кобылкина. А теперь следы Андрея Ткаченко видятся нам в пиар-кампании против Олега Ситникова.

Черный PR

Сначала пошла пробная волна дезинформации: будто бы Олег Ситников собирается снести храм Введения во храм Пресвятой Богородицы. Если это дело рук тюменского варяга и это он запустил информацию, что, якобы, Ситников «замахнулся на святое», то политтехнолог промахнулся. Он не учел, что именно Олег Ситников пожертвовал на этот храм 5 млн рублей. Поторопился, в общем, с местными не посоветовался, решил взять наскоком. Планировал сильно, а получилось нелепо. Аналогичным образом провалилась и подложная петиция от, якобы, Ситникова на имя Президента.

Следующий этап начался буквально только что. В октябре 2017 года два фейка (и этот факт подтвержден), Миха Егоров и Мурат Асилашвили, распространили информацию по соцсетям, что несправедливо обиженные сотрудники компании Ситникова собирают против него митинг. Потом, правда, история с митингом сошла на нет — куда-то разбежались все «недовольные» в количестве 15 человек. Но сначала информация пышно расцвела и в СМИ, подконтрольных, предположительно, правительству ЯНАО: «Север-пресс» и «Красный Север», затем перекинулась в Ura.ru, которое, по нашим данным, с недавних пор в руках Артема Бикова, бизнесмена из ближнего окружения Кобылкина. Разрыв между публикациями составлял ничтожно малые 20-30 минут, что говорит о слаженной командной работе наших северных коллег.

Если верить статьям, на новоуренгойский митинг собирались выйти бывшие работники «Роснефегаза», чтобы публично пристыдить Олега Ситникова слоганом: «Хватит использовать тружеников в своих играх!» Есть в статьях и красочные самодельные плакаты, и «ужасающие истории». Все, как по методичке. Но на этот митинг, хотя бы, новоуренгойцы сгонялись: в прошлый раз — с заявлением на массовые нарушения в Корпорации «Роснефтегаз» —сработали грязнее (см. статью Бизнесмен Олег Ситников: от крови скотч отклеился, и это меня спасло), и возмущенным «бывшим сотрудником» оказался житель Ростова гражданин Трунов, который Ямал только по телевизору видел. А главное — как совпал по времени праведный гнев тружеников с очередной волной «прессования» бизнесмена. Очень, очень удачно. Но, оказалось, что технолог Ткаченко может собрать митинг только на бумаге. В реальности квалификации не хватило. Но зато как старался…

Андрей Ткаченко не смог собрать проплаченный митинг

В общем, здорово наступил Олег Ситников на хвост «Новой Сицилии»: и ножом его пытались запугать, и проверками, и рейдерскими захватами, и подметными письмами. Теперь вот «гнев общественности». И мы, конечно, сразу поняли: Олег Афанасьевич Ситников — вот главный враг. И храм он развалил, и строительство моста через Пур уже пятнадцать лет саботирует. На наш взгляд, именно он уговорил человека, похожего на прокурора ЯНАО выловить редкую рыбину в заповеднике, а потом заснуть у ног человека, похожего на местного олигарха Василия Крюка. Именно Ситников, мы просто уверены, разработал схему тушения иллюзорных пожаров (см. статью После браконьерской рыбалки прокурор ЯНАО спал у ног местного олигарха?). И финансирования не понятно, чем занимающихся фондов. И долгострой на Ямале — тоже его рук дело. Есть, правда, одна неувязка: Ситников — один из энтузиастов второй очереди БАМа, ему страну как-то привычнее не ломать, а строить. Но разве это волнует прикормленных властью политтехнологов? В общем, следы этого коварного человека видны буквально по всему Ямалу: достаточно почитать расследование ПАСМИ, которое только по недоразумению называется «дело Кобылкина», а надо бы — «дело Ситникова».

На фоне всего происходящего нам очень интересно, почему поручения Владимира Путина, данные прокурорам крайний раз 6 сентября этого года, так упорно игнорируются и прокурором ЯНАО и Генеральным прокурором России. Ведь, кажется, президент дал четко понять: разобраться с каждым случаем административного давления на местных предпринимателей, когда чиновники устраивают проверку за проверкой, таскают по судам, требуя отступных или пытаясь отобрать бизнес. Видимо, не только поручения Юрия Чайки для ямальского прокурора Герасименко ничего не стоят, но и поручения главы государства Владимира Путина для генпрокурора РФ Юрия Чайки — не указ.

Источник: Pasmi

 

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Оставьте комментарий

1 + 8 =