После истории с наркотиками Максим Барский вернулся в Россию и получит 30% «Сибантрацита»

2842
0
28420
Источник: Версия

Возвращение Максима Барского в Россию выглядит невероятным после прошлогоднего побега из страны, случившегося на фоне подозрений в контрабанде наркотиков. Возможны ли такие чудеса без покровительства дружественных силовиков? Этот вопрос порождает следующий – главный, но далеко не последний: при каких обстоятельствах на самом деле погиб миллиардер Дмитрий Босов? Ответов у нас пока нет. Мы можем лишь констатировать, что видим рождение нового олигарха при весьма удивительных обстоятельствах.

Если кто забыл, в октябре прошлого года бывший партнёр покойного Дмитрия Босова прилетел в Москву из Нью-Йорка. В багаже Максима Барского таможенники нашли сильнодействующие таблетки и картриджи для вейпа с «веществом». Бизнесмен тогда сказал, что не знает, как наркотики оказались среди его вещей, поскольку чемодан собирал кто-то другой. Да и получил багаж он лишь на следующий день после прилёта, за сутки с вещами могло произойти что угодно.

Вполне вероятно, что эти обстоятельства, а также то, что задержание Барского произошло на фоне острой фазы борьбы наследников Босова за доли в «Сибантраците», подтолкнуло суд к избранию мягкой меры пресечения. После того, как за него был уплачен залог в 1 млн рублей, Барский поспешно вылетел то ли в Лондон, то ли в Нью-Йорк. Как ему это удалось, не вполне ясно, поскольку, если верить источникам, в суде он сдал загранпаспорт и гринкарту. Но было очевидно, что продажа угольной компании, которой когда-то управлял беглец, пройдёт без его участия.

Многие наблюдатели тогда предположили, что для того и была затеяна история с наркотиками. Максим Барский руководил ООО «УК Сибантрацит» с октября 2018-го по март 2020 года, а также работал с Дмитрием Босовым в ряде других проектов. Он как мало кто ещё может знать нюансы деятельности компаний покойного миллиардера. И потому поддержка Барским одной из сторон конфликта вокруг крупнейшего в России производителя металлургических углей могла иметь для этой стороны решающее значение.

Побег из-под залога отрезает человеку все пути назад – едва ступив на российскую землю он тут же должен быть арестован. Но накануне двое знакомых Максима Барского сообщили РБК, что он снова находится на территории РФ. И, насколько можно понять, вовсе не в СИЗО. Как ему это удалось? Неужели таможня помогла? И куда в таком случае смотрит ФСБ?

Но и это ещё не всё. После возвращения в Россию Максим Барский может получить 30% «Сибантрацита». Причём вряд ли он купит акции на свои деньги.

Из банкротов в капитаны бизнеса

В минувшую среду, 26 мая в ЕГРЮЛ появилась запись о создании ООО «Сибан Холдинг» (ООО «СА Холдинг» ОГРН 1217700245531) с уставным капиталом 5 млн рублей. Генеральный директор компании – Максим Барский, ему же принадлежит 30% капитала. Второй учредитель «Сибан Холдинга», с долей 70% – ООО «АП Развитие», которая, в свою очередь, входит в холдинг «А-Проперти» Альберта Авдоляна.

По данным РБК, новая компания создана Авдоляном в рамках подготовки к сделке с наследниками Дмитрия Босова. Предполагается, что именно она выкупит «Сибантрацит» у родственников погибшего миллиардера. Предварительное соглашение об этом было подписано в феврале 2021 года. Сама сделка может состояться в течение ближайшего месяца.

По мнению ряда источников, «Сибантрацит» может стоить около 1,5 млрд долларов, из которых 1 млрд долл. – долги. Если предположить, что «Сибан Холдинг» получит 100% компании, то получится что Максим Барский будет контролировать примерно треть её капитала. И если так, то откуда у него средства на приобретение такого большого пакета акций?

Весной прошлого года стало известно, что добывавшая нефть в Техасе компания Marta Petroleum, совладельцем которой был Максим Барский, не смогла выполнить обязательства перед кредиторами и лишилась всех своих нефтегазовых активов. Её «дочка» Marta Petroleum USA в июле того же года подала заявление об банкротстве. При таком раскладе Барский вряд ли сможет оплатить акции «Сибантрацита» своими деньгами, и потому ему наверняка придётся привлекать заёмные средства.

Все бывшие партнёры в игре

Есть мнение, что дело тут не могло обойтись без доходов от другого совместно проекта Максима Барского и Дмитрия Босова. В 2018 году, как раз, когда Барский возглавил «УК Сибантрацит», Босов вместе с женой Катериной уехал из России в Калифорнию. Там на угольные деньги из России они купили виллу за 30 млн долларов и вложили ещё 160 млн долларов в производство «лёгких» наркотиков, которые в Штатах как раз разрешили для рекреационного (немедицинского) использования. По всей видимости, Барский, успевший к тому моменту обзавестись в США обширными связями, сыграл в этих инвестициях не последнюю роль.

Спустя полтора года после старта наркотический бизнес Дмитрия Босова в Америке начал трещать по швам, один из наёмных работников подал против него иск на 1 млн долларов. Примерно тогда же Максим Барский отошёл (или вынужден был отойти) от оперативного управления УК «Сибантрацит», сохранив лишь место в совете директоров. Причины таких внезапных перестановок в компании не вполне понятны – также, как и точные обстоятельства событий в ночь с 5 на 6 мая 2020 года, когда Босов якобы покончил с собой в своём подмосковном доме.

Ровно за месяц до гибели Дмитрий Босов уволил со всех постов в «Сибантраците» и компании «Востокуголь» другого своего давнего партнёра Александра Исаева. Насколько можно понять, миллиардер заподозрил его в хищениях и злоупотреблениях. После смерти Босова «Сибантрацит» и «Востокуголь» удалили сообщения об этом со своих сайтов и принесли извинения Исаеву. Сейчас он, к слову, возглавляет управляющую компанию «Эльга Уголь», подконтрольную Альберту Авдоляну.

Ситуация вокруг «Сибантрацита» выглядит так, что дела у бывших соратников Босова после его смерти идут лучше, чем прежде. И вряд ли Исаева и Барского можно считать единственными бенефициарами борьбы вокруг крупнейшего в России производителя металлургических углей, которая продолжается больше года. На момент смерти основателя компании председателем совета директоров «Сибантрацита» был Дмитрий Ага. Затем этот пост заняла вдова миллиардера Катерина Босов. Но уже в октябре 2020 года Ага вернулся на прежнее место, где в своё время работал и с Исаевым, и с Барским. Быть может, он и способен ответить на вопрос о происхождении средств, которыми бывшие партнёры Дмитрия Босова оплачивают выкуп активов?

Как бы то ни было, не успели наследники Дмитрия Босова разделить его имущество, как бывшие партнёры покойного становятся собственниками крупных угольных активов. И есть все основания полагать, что они лишь выполняют роль вывесок, за которыми скрывается более крупный и могущественный игрок. Догадаетесь, кто?

28.05.2021

Материалы по теме

После истории с наркотиками Максим Барский вернулся в Россию и получит 30% «Сибантрацита»