Пояса не затянут. Почему Кремлю не стоит уповать на лояльность среднего класса во время кризиса

3797
0
37970
Источник: The Insider

Владимир Путин недавно оценил численность среднего класса в России в 70% населения страны. Заведующая Центром стратификационных исследований НИУ ВШЭ Светлана Мареева объясняет, что это всего лишь один из способов подсчета, и утверждает: грядущий кризис в первую очередь ударит именно по среднему классу и точно не сделает его более покладистым в отношениях с властью. А значит — социальной напряженности не избежать. 

Ни в российской, ни в западной практике нет универсальной методики, как определить средний класс. Многое зависит от исторического контекста и социально-экономических условий, в которых живет конкретное общество.

Если средний класс выделять «экономическим» способом, то есть в зависимости от уровня жизни и потребления (доходы, расходы, недвижимость, товары длительного пользования), то Путин был не так уж далек от истины. Так, например, в своих отчетах специалисты ВБ относят к среднему классу тех, чей уровень потребления составляет от $11 (ранее – от $10) в день по паритету покупательной способности (то есть, с учетом покупательной способности валюты; так, например, в 2018 году $1 был равен 26,9 рубля по ППС). По данным официальной российской статистики (собранным, впрочем, до последней девальвации) доля такого среднего класса  даже больше 70%, лишь менее 7% населения выпадают из его состава, поскольку имеют более низкие доходы.

Но есть и другие методики. Например, «субъективный» подход, когда к «середнякам» относят тех, кто сам говорит о своей принадлежности к среднему классу. Судя по данным различных исследовательских центров, большинство российских респондентов относит себя к нижнему среднему слою. Для жителя России очень важна норма «быть как все», поэтому в этот «субъективный» средний слой себя стараются записать большинство россиян, вне зависимости от профессиональной занятости, полученного образования и даже уровня доходов. Но многие в этом словосочетании прежде всего ориентируются на прилагательное «средний», а не на «класс». Люди понимают, что такое срединное положение в обществе — между благополучием и неблагополучием, богатством и бедностью. Поэтому и называют себя скорее средним слоем, чем классом.


Для жителя России очень важна норма «быть как все», поэтому большинство стремится записать себя в средний класс


В российской практике чаще всего используют «социологический» подход. Ключевые признаки среднего класса в этом случае – социально-профессиональная позиция и образование, которые позволяют получать заработную плату за навыки и квалификацию, а не просто за способность к труду. При таком подходе в средний класс попадают, например, врачи, менеджеры среднего звена, учителя, другие специалисты с высшим образованием, а вот рядовые работники сферы торговли и обслуживания в него уже не включаются. Но поскольку доходы в России сильно зависят не только от профессии и образования, но и от региона, типа поселения, отрасли, то к этому добавляется обычно еще и критерий благосостояния. Поэтому и тут оценки сильно расходятся.

Если собрать воедино исследования НИУ ВШЭ, Института социологии ФНИСЦ РАН и РАНХиГС, то консенсусная оценка такова: средний класс России – это примерно от одной пятой до одной трети населения страны. При этом ядро среднего класса (самая устойчивая его часть) – это всего лишь 7-15% россиян. Естественно, их уровень доходов очень сильно отличается в разных регионах, но в среднем по стране нижняя граница проходит на уровне примерно 19 тысяч рублей на члена семьи в месяц.


Ядро среднего класса (самая устойчивая его часть) – это всего 7-15% россиян


Что из себя представляет российский средний класс? Исследователи обращают внимание на несколько моментов. Во-первых, благодаря сравнительно более высокому на общем фоне уровню доходов и благосостояния его представители не ограничиваются удовлетворением только базовых потребностей. У них остаются свободные средства, и они сами решают, на что их потратить – купить ли последнюю модель телевизора или записать ребенка или даже самого себя на интересные курсы. Так что средний класс активно потребляет и делает это весьма успешно. Более того, он активно осваивает новые потребительские практики, особенно связанные с инновациями. Разумеется, именно средний класс чаще остальных заказывает услуги, получает консультации и слушает лекции через интернет.

Представители среднего класса отличаются активными жизненными стратегиями в самых разных сферах. Так, они чаще остальных работают на нескольких ставках сразу, планируют свой бюджет и вообще свою жизнь, берут кредиты, но не забывают откладывать на «черный день». Они готовы платить за медицинские, оздоровительные и образовательные услуги для себя и для детей. Правда, в последние годы, выбирая между покупкой чего-нибудь в дом и дополнительным образованием, представители среднего класса все чаще делают выбор в пользу первого варианта. Дело в том, что они все меньше ощущают отдачу от инвестиций в образование, хотя образование детей и остается для них безусловным приоритетом. В то же время обучение детей за границей, как, кстати, и покупку недвижимости, средний класс в массе своей себе позволить не может. Это по-прежнему остается привилегией тонкой прослойки на самой верхушке среднего класса, которую исследователи обычно причисляют уже к верхним слоям.

По сравнению с другими группами населения, средний класс отличается и более разнообразным досугом. Он не ограничивается домашними делами и развлечениями или встречами с друзьями, а включает в себя и разные типы активности вне дома. Представили среднего класса посещают кружки по интересам, ходят в спортклубы, занимаются самообразованием, часто ходят в кафе, театры и кино. Что интересно, досуг при этом становится для них одним из главных признаков некой «субкультуры» среднего класса. По ним они делят окружающих на «своих» и «чужих». В этом смысле общность увлечений и пристрастий оказывается даже важнее, чем достаток и гражданство. Однако именно среднему классу, по сравнению с остальным населением, сложнее всего сбалансировать работу и свободное время.

Российский средний класс отличается не только своими возможностями, но и нормами, ценностями и ориентациями, которые в совокупности и определяют для него иной образ жизни. Так, например, его представители в большей степени ориентированы на инициативу, предприимчивость и автономию. Они более позитивно относятся к переменам и меняющемуся обществу. Им хочется выделяться среди других, а не жить «как все». Они же чаще считают, что человек – сам кузнец своего счастья, то есть готовы брать ответственность за свою жизнь на себя. И действительно, в обеспечении себя и своей семьи они меньше полагаются на государство и меньше зависят от него. Свобода для них важнее, чем материальное благополучие (впрочем, эту позицию разделяют и остальные россияне).


Средний класс меньше полагается на государство и меньше зависит от него


Принадлежность к среднему классу в России дает уверенность, что ты можешь добиться в жизни большего – построить успешную карьеру, профессионально самореализоваться, создать себе хороший «социальный кокон». И для многих так оно и происходит. Положение представителей среднего класса во всех этих сферах оказывается заметно более устойчивым и благополучным – даже в таких вопросах, как создание крепких семейных отношений и воспитание детей.

Однако когда речь заходит о политике, активность среднего класса заметно затухает, и в этом плане его представители явно не оправдывают тех ожиданий, которые на них обычно возлагают. Не стоит их излишне идеализировать: их представления об оптимальном общественном устройстве и политическом строе неоднородны и даже противоречивы. Так, например, часть из них считает, что оппозиция нужна, но ее роль должна заключаться в помощи власти, а не ее критике. Многие из них разделяют и общее представление россиян о ключевой роли государства в жизни общества, в том числе приветствуют его контроль в ключевых сферах экономики. При всей важности для них свободы, инициативы и ответственности, часть из них не считает, что нашей стране подходит западный путь развития и поддерживают идею «своего пути» России. И во всех этих вопросах они гораздо меньше отличаются от остальных россиян, чем в потреблении или поведении в других сферах жизни.

Средний класс вряд ли будет выступать инициатором реформ, хотя может их поддержать. И то при условии, что направление этих реформ совпадет с его собственными интересами. Это частично связано с общей рациональностью его представителей: им есть, что терять, а собственные проблемы они готовы решать и самостоятельно. Главное – чтобы им в этом «не мешали». Но сегодня для защиты своих интересов они предпочитают действовать самостоятельно, используя собственные связи и ресурсы, а не через формальные каналы взаимодействия с властью или противостояния ей. То есть если у такого представителя вдруг возникает проблема на работе – например, нарушение его права, то он предпочтет решать ее через свои контакты, а не обращаться в суд, органы власти или выходить на улицы.


Средний класс готов решать свои проблемы самостоятельно, главное чтобы «не мешали»


Наконец, даже при заметно большей независимости от государства и готовности решать свои проблемы самостоятельно, а также при более благополучном положении в целом, средний класс солидарен с остальными группами населения: неравенства в уровне доходов, в доступе к медицине и образованию, в возможностях получить хорошую работу в современной России слишком глубокие. И что еще важнее, их основания – несправедливые. Поэтому россияне из среднего класса, как и остальное население, ждут от государства решения двух острых и актуальных проблем современной России — сокращения неравенства и обеспечения социальной справедливости. И на этот свой запрос они пока не видят ответа. Но тут важно понять, что справедливость для среднего класса – это не «все отнять и поделить поровну», а обеспечить для всех равенство возможностей: остального средний класс готов добиваться сам. В принципе, он не видит ничего страшного и даже приветствует высокий разрыв между доходами бедных и богатых, если его причины – в эффективности работы, разном уровне образования и квалификации.

Как именно скажется на положении среднего класса сегодняшняя ситуация с высокими рисками, сложившимися под влиянием динамики цен на нефть и пандемии коронавируса, пока предсказать сложно. Но уже ясно, что она сильно затронет все слои населения. По идее, «жировая прослойка» у среднего класса чуть толще, чем у других слоев, а навыки адаптации выше — значит, он быстрее приходит в себя после разного рода потрясений. В кризис средний класс в первую очередь сокращается за счет «периферии». Но страдает и «ядро». Так, например, после кризисов 2008—2009 годов и 2014—2016 годов средний класс оказался гораздо менее защищенным с точки зрения соблюдения трудовых прав и гарантий, а также социального пакета, при том, что трудовая нагрузка сильно выросла.

Сложно сказать, подтолкнет ли сегодняшняя ситуация средний класс к большей политической активности. Но это не означает, что в тяжелые времена он готов сократить свои запросы к государству. Наоборот, они будут расти, а значит, и разрыв между этими запросами и реальными ответами на них со стороны властей станет только больше. Терпеть какие-либо лишения ради высоких целей — «ради страны» — средний класс не готов. Причем чем дальше, тем меньше этой готовности. И это неминуемо приведет к росту социальной напряженности. Кроме того, в прошлые волны кризиса в первую очередь страдал именно средний класс: для него падение доходов означало не просто сокращение потребления, но и изменение всего образа жизни. А это воспринималось им очень болезненно. Более того, это может сказаться и на развитии страны — если средний класс перестанет инвестировать в свое образование и здоровье и в целом станет саботировать ограничивающие его в правах распоряжения «сверху», никакие меры по преодолению кризисной ситуации не смогут быть эффективными.

02.04.2020

Материалы по теме

Пояса не затянут. Почему Кремлю не стоит уповать на лояльность среднего класса во время кризиса