Производители воды не согласны с оценкой Чемезова о доле контрафакта

2995
0
29950
Источник: Открытые медиа

Доля контрафактной продукции на рынке питьевой воды не превышает 10%, сообщил «Открытым медиа» представитель Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод (СПБН). По оценке эксперта рынка минеральной воды Дмитрия Петрова, фальсификата еще меньше — на уровне 5−7%.

Глава «Ростеха» Сергей Чемезов 22 июля на встрече с президентом Владимиром Путиным заявил, что более 25% продукции на рынке питьевой воды является подделкой, а в некоторых регионах этот показатель достигает 80%.

«Оценка не соответствует действительности, — говорит президент союза производителей бутилированных вод (СПБВ) Алена Кондратьева. — Подделки есть, но не более 6−7%. Имеет смысл подделывать только высокомаржинальные бренды, а это все равно не ядро категории. В любом случае, четверть подделок — это запредельная цифра».

По мнению главы «Ростеха», чтобы решить проблему с контрафактной водой, нужно как можно скорее начать маркировку этой продукции.

С просьбой ввести маркировку бутилированной воды еще в октябре прошлого года в Минпромторг обратилась компания «Холдинг Аква», которая выпускает минеральную воду под брендами «Ессентуки № 4» и «Ессентуки № 17», «Нагутская», «Славяновская», «Смирновская». Маркировка нужна из-за «катастрофически возросшей» доли контрафакта на рынке лечебно-столовой и минеральной воды, объяснял в письме Минпромторгу бывший на тот момент гендиректором «Холдинга Аква» Сулейман Вагапов. Только «Ессентуков № 4» и «Ессентуков № 17» на рынок поступает в два раза больше, чем добывается, утверждал он.

Однако после того, как в декабре прошлого года председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко дала поручение надзорным органам взять оборот минеральной воды под особый контроль, объем контрафактной минеральной воды «Ессентуки № 4» и «Ессентуки № 17» снизился на 90%, утверждают в СПБН.

Генеральный директор «Холдинг Аква» Сергей Лобанов рассказал «Открытым медиа», что еще два-три года назад в регионе Кавказских минеральных вод объем контрафакта достигал 80%. «К счастью, за последние три года ситуацию удалось существенно исправить, — добавляет он. — Порядка тридцати компаний лишились НМПТ [наименования места происхождения товара] „Ессентуки“, под прикрытием которого поставляли на рынок контрафакт, а на всех предприятиях региона, занимающихся розливом воды, прошли проверки».

Тем не менее ситуация с контрафактной минеральной водой региона КМВ все ещё остаётся сложной, считает Лобанов. По его мнению, цифровая маркировка может стать рычагом госконтроля, который позволит отследить «каждый литр воды». Но вопрос о стоимости введения маркировки нужно проработать досконально. «Нельзя, чтобы маркировка стала неподъемной ношей, но и отказаться от неё было бы неправильно. Сейчас совместно с ЦРПТ мы работаем в этом направлении, чтобы выработать оптимальную систему, выгодную всем игрокам рынка», — говорит Лобанов.

Если решение о маркировке будет утверждено, ей займется Центр развития перспективных технологий (ЦРПТ), созданный под проект обязательной государственной маркировке товаров. Среди его совладельцев — структуры миллиардера Алишера Усманова и «Ростех».

Дата старта проекта по маркировке воды еще не определена, рассказал «Открытым медиа» замгендиректора по связям с общественностью ЦРПТ Реваз Юсупов.

Небольшие производители воды выступают против проекта по маркировке. Гендиректор томской компании «Ключевая вода» Наталья Аршавская отмечает, что маркировка станет дополнительным расходом производителей. «Лучше мы потратим эти деньги на реальные улучшения», — говорит она.

«У нас только что закончилась плановая проверка Роспотребнадзора, — объясняет Аршавская. — Ни одной подделки не выявлено. Внеплановые проверки были и в прошлом, и в позапрошлом годах. Так что производителей и так постоянно контролируют. Мы готовы к этому в любой момент и даже заинтересованы в этом, ведь наши потребители своим кошельком голосуют за качество нашей продукции».

Сети проводят даже «жёсткий аудит производства» поставщиков, не говоря уже про проверки этикеток и маркировки, подтверждает директор производителя воды из Йошкар-Олы «Компания «Здоровая жизнь» Александр Марушко. По его данным, подделывать могут дорогие марки, но продают их главным образом в несетевых магазинах, где хуже контроль.

«В России многие страшилки озвучиваются первыми лицами для обоснования собственных проектов, — заключает Алена Кондратьева из СПБВ. — Но нужно понимать, что это неминуемо ведёт к повышению цен и угрозам малому бизнесу. В нашем Союзе производителей бутилированных вод не поддерживают решение о маркировке питьевой воды в том виде, как это предлагается делать. Для малого бизнеса (а большая часть водных компаний — это малый бизнес) это серьезная нагрузка, при этом необоснованная. Подделывать воду регионального производителя нет смысла, проще производить воду под своей торговой маркой. Если и подделывать, то дорогие бренды, а федеральные компании их хорошо защищают».

Дмитрий Петров оценивает затраты каждого производителя на маркировку воды в десятки тысяч долларов. «Это покупка оборудования, найм специалистов и так далее», — перечисляет он. Доходы ЦРПТ от маркировки эксперты посчитать затруднились, поскольку проект еще не стартовал.

В ЦРПТ, впрочем, уверяют, что в перспективе в результате маркировки конечная стоимость продукции, наоборот, может снизиться на 5−10%. «Если уйдет фальсификат, компаниям не придется тратиться на защиту своих товарных знаков, юристов, — объясняет Реваз Юсупов. — Кроме того, у компаний, которые работают легально, вырастут продажи».

Согласно исследованию BusinesStat, с 2014 по 2018 год объём продаж минеральных и питьевых вод в России увеличился на 16,2%: с 6,50 до 7,55 млрд литров. СПБВ оценивает объем рынка в 190 млрд рублей.

В 2019 году продажи могут незначительно снизиться, а в 2020—2023 гг. — продолжат расти в среднем на 2,5% ежегодно, достигнув к концу прогнозного периода 8,15 млрд, говорится в исследовании BusinesStat.

ЦПРТ — оператор единой национальной системы цифровой маркировки и отслеживания товаров в России и СНГ «Честный знак». Она должна сделать товарный рынок стран более прозрачным и избавить его от контрафакта. 50% ЦПРТ принадлежит структурам Алишера Усманова, по 25% — госкорпорации «Ростех» и структурам венчурного инвестора Александра Галицкого.

Маркировка товаров вводится поэтапно. Сейчас ЦПРТ ставит штрих-коды на табак, обувь, шубы. С 1 июля 2019 года началась обязательная маркировка обуви, а также регистрация аптек и медицинских организаций в системе «Честный знак» для работы с лекарствами из перечня высокозатратных нозологий (дорогостоящие препараты для лечения редких заболеваний).

23.07.2019

Материалы по теме

Производители воды не согласны с оценкой Чемезова о доле контрафакта