Прокурор Бочкарёв помогает по-братски

Поделиться:
Сергей Бочкарёв и Светлана Бочкарёва - преступления без наказания

Три судимости сестры и другие интриги начальника надзорного отдела Генпрокуратуры

Что обычно бывает с осужденным, совершившим новое преступление во время отбывания назначенного ранее условного срока? Правильно, условно осужденный в таком случае обычно отправляется за реальную железную решётку. А можно ли дважды в течение испытательных сроков попадаться на новых злодеяниях, и при этом отделаться третьим – тоже условным? Невозможно, ответит большинство читателей, – и ошибётся. Потому что в российской (или даже в мировой) правоохранительной системе уже создан такой прецедент, объяснение которому до безобразия простое. Осужденная – наркоманка, воровка и мошенница – родная сестра высокопоставленного сотрудника Генеральной Прокуратуры РФ полковника юстиции Сергея Бочкарева.

17 марта 2011 года судья Кировского районного суда Санкт-Петербурга Иванова вынесла обвинительный приговор гражданке Бочкаревой Светлане Александровне, 1986 года рождения, уроженке Свердловской области, проживающей в поселке Ям-Ижора Тосненского района Ленинградской области. Как следует из материалов суда, будучи приглашенной в питерскую квартиру некоего гражданина А.К., подсудимая тайно похитила у гостеприимного хозяина сотовый телефон, МР3-плеер и ноутбук с USB-модемом – на общую сумму сумму 21488 рублей. За это деяние, квалифицируемое статьей 158 ч.2 п. «в» УК РФ как кража, Светлана Бочкарева получила наказание в виде 1 года лишения свободы без ограничения свободы с испытательным сроком 2 года – то есть, условный срок.

Приговор можно было бы назвать адекватным, если бы перед судом предстал 16-летний прыщавый мальчишка, любитель электронных гаджетов, впервые по глупости совершивший подобное преступление. Но с гражданкой Бочкаревой ситуация немного иная.

Украденную электронику, как выяснили следователи, она немедленно сдала за бесценок в ближайшем магазине «Скупка», а деньги, скорее всего, пустила на приобретение других, скажем так, предметов, за незаконное хранение которых уже на тот момент отбывала другое условное наказание, – наркотиков.
Всего четырьмя месяцами ранее, 15 декабря 2010 года судья Московского районного суда Санкт-Петербурга Афанасьева вынесла в отношении той же гражданки С.А. Бочкаревой обвинительный приговор по делу о незаконном хранении 2,95 граммов героина (ст. 228 ч. 2 УК РФ): условный срок 3 года с испытательным сроком 2 года.

Получается, кражу Светлана Бочкарева совершила уже в статусе условно осужденной, и при этом умудрилась остаться на свободе – чудеса, да и только! Но и это не всё.

Свой приговор за хранение «герыча» в 2010-м году Светлана Бочкарева слушала также с неистекшим сроком за спиной, получив до этого 1,5 года условно за мошенничество (ст. 159 ч.2 УК РФ). Третье подряд условное лишение свободы срок при двух неокончившихся испытательных сроках – юридический казус, достойный книги рекордов Гиннесса.

Какие же факторы обусловили необыкновенную мягкость судей? Конечно, как водится в таких случаях, адвокаты подсудимой «давили на жалость»: наличие у подсудимой несовершеннолетнего ребенка (кстати, непонятно, как мать-наркоманка до сих пор не лишилась родительских прав), хронические заболевания, подтвержденные медсправками (подлинность которых – тоже большой вопрос) – словом, обычный в подобных случаях арсенал защитников.

Но, думается, решающим фактором стал тот, что не фигурирует в материалах судов. А именно – родственная связь гражданки Бочкаревой, чей родной брат Сергей Александрович Бочкарев занимает должность – ни много, ни мало – начальника отдела по надзору за расследованием уголовных дел Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Если перевести название этой должности на язык, понятный обывателю, можно сказать, что полковник Сергей Бочкарев – главный специалист по вставлению палок в колеса следствию. Сложившаяся в современной России уголовно-процессуальная иерархия такова, что прокуратура никак не может вмешиваться в действия следственных органов по ходу расследования. Однако по завершении следственных мероприятий дело (за исключением преступлений, расследование которых вела ФСБ) может быть передано в суд только с визой специально назначенного прокурора. Вот здесь-то прокурор и может, что называется, «оторваться по полной»: например, свести личные счеты с каким-то сотрудником Следственного Комитета – ведь «разворот» дела чреват для того серьезными служебными взысканиями. Или вернуть дело на доследование «по просьбе» заинтересованных в этом фигурантов, которые готовы очень щедро заплатить за такую услугу. Не случайно работу в прокурорском надзоре, и, в частности, должность Бочкарева эксперты по госслужбе считают одной из самых «коррупциогенных» – то есть, подкидывающих ее обладателям такие искушения, устоять против которых очень сложно.

В Генпрокуратуре правом визирования материалов по особо важным уголовным делам формально обладают лишь несколько заместителей генпрокурора – Виктор Гринь, Владимир Малиновский и др. Но понятно, что несколько замов не могут изучать тысячи уголовных дел, и принимать решения по каждому расследованию. Для этого у них в подчинении есть специальные управления, целый штат прокуроров, придирчиво оценивающих качество и полноту проведенных следственных мероприятий и составляющих соответствующие заключения: передавать дело в суд или отправить на доследование. Один составителей таких заключений – Сергей Бочкарев, и понятно, что возможностей для манипуляций руководством у него предостаточно.

В нашем распоряжении оказались весьма любопытные документы, свидетельствующие о том, что некоторые проверки уголовных дел, проведенные Бочкаревым, завершились, мягко говоря, странными результатами, и начальник отдела просто подставлял своё же руководство, которому приходилось чуть ли не публично извиняться перед Следственным Комитетом.

Например, в апреле 2013 года замгенпрокурора Малиновский по представлению Бочкарева «завернул» на доследование дело о хищении 146 млн рублей, принадлежавших предприятию ОАО «ЗиО–Подольск». Под тем предлогом, что в обвинении якобы не были указаны «место и время создания организованной преступной группы», а также «не приведены значимые данные об обстоятельствах совершения обмана». В отчет из следкома поступила жалоба уже на имя генпрокурора с подробным описанием всех тех моментов, которые в материалах дела почему-то «не заметил» проверявший его Бочкарев. И результат: уже 20 мая и.о. генпрокурора Буксман вынужден издать постановление об отмене решения нижестоящего прокурора, признать следствие полноценным и обязать своих замов направить уголовное дело в суд. Подстава? Подстава.

Еще один пример «непредвзятой» проверки полковника Бочкарева – громкое дело о хищении 488 млн руб. из бюджета Российской Федерации под видом возмещения НДС ООО «БрисСтайл». Схема, с использованием которой из госказны в 90-е и «нулевые» были украдены и вывезены в оффшоры триллионы рублей, на этот раз была фактически легализована начальником надзорного отдела генпрокуратуры. По его заключению замгенпрокурора Гринь «завернул» это дело, направив в Следственный Комитет требование об устранении нарушений уголовно-процессуального законодательства. И снова следователям пришлось в ответном «постановлении о несогласии с требованием прокурора» доходчиво разъяснять высокопоставленному силовику все моменты, которые «не заметил» его подчиненный Бочкарев. Подстава? Подстава.
Мы не случайно акцентировали внимание на суммах, которые фигурируют в указанных уголовных делах. Можно представить себе, в какие проценты от этих сумм могут оцениваться умышленные «затяжки» времени и другие действия, направленные на то, чтобы развалить, как говорят профессионалы, дело. То есть, у прокурора Бочкарева есть очень неслабый потенциал для контактов с заинтересованными структурами.

Но вернемся к сестре. Поговорка «сын за отца не в ответе» – так же, впрочем, как и брат за сестру, зять за тёщу или свекор за деверя, – в пенатах юстиции не работает. Хотя бы потому, что существует «Кодекс этики прокурорского работника», который предписывает Бочкареву и его коллегам «избегать личных и финансовых связей, конфликтных ситуаций, способных нанести ущерб его чести и достоинству, репутации прокуратуры Российской Федерации».

Нет, конечно, никто не призывает Бочкарева как-то публично отрекаться от родственников – хотя выступить с комментарием в СМИ в том духе, что, мол, пред законом все равны, не мешало бы. Но давайте, к примеру, спросим 100 человек на улице: почему родная сестра прокурора третий ряд подряд, не выдерживая проверок испытательными сроками, получает условные сроки за разные преступления? В том числе тяжкие, к которым относится хранение героина.

Как думаете, что ответят 100 из 100 опрошенных?

В том же «Кодексе этики прокурорского работника» содержится «Присяга прокурора», принимать которую обязаны все представители этой профессии. В числе прочего, там сказано, что прокурор клянется «непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил». То есть, неважно кто, – родная сестра, мать или президент страны. А если прокурор Бочкарев не согласен с этим тезисом, для него есть еще одна строчка: «Сознаю, что нарушение Присяги несовместимо с дальнейшим пребыванием в органах прокуратуры».

Но Сергей Бочкарев, очевидно, не считает угрожающими репутации ни решения судов по уголовным делам сестры, ни даже сведения о своей нетрадиционной сексуальной ориентации, недавно просочившиеся в прессу. Надо думать, что при стремительном движении по карьерной лестнице – а до начальника надзорного отдела он сумел дорасти всего к 30 с небольшим годам! – Бочкарев не докладывал начальству о неприятностях с ближайшей родственницей. И остается только гадать, сколько ещё судебных процессов завершились необычайно мягкими приговорами по его просьбам.

Однако на позиции начальника отдела Бочкарев неожиданно «застрял», занимает её больше двух лет. По информации из источников в ГП, молодому и бойкому прокурору уже прочили было генеральскую должность, вплоть до заместителя генпрокурора. Неслучайно именно Бочкарев, представляя сторону Генпрокуратуры РФ, «засветился» в таком громком процессе, как дело о миллиардах полковника Захарченко. И неслучайно федеральные газеты начали публиковать пространные интервью именно с прокурором Бочкаревым, представляя его чуть ли не главным в России экспертом по силовым «наездам» на бизнес.

Но что-то вдруг застопорилось. Не иначе, до руководства главка и Администрации Президента, с которой обязательно согласовываются подобного уровня назначения, дошли-таки слухи о питерской наркоманке Светлане Бочкаревой. А раз так, есть шансы в ближайшее время услышать о новых должностных преступлениях полковника Бочкарева. Ведь с теми, кто ставит под удар ее репутацию, генпрокуратура в последнее время поступает показательно жестко.

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Один комментарий

  1. Ирина 12 Декабрь, 2017 at 23:20 Reply

    Молодец парень,показал «кузькину мать «ворюге .Подельникам видно заболело.Сестру нашли,вот новость сообщили.В России матушуе ,каждый второй сидел .Главное,что сам честен .Честь и хвола .По больше-бы матушке России таких.Смотришь и кризис закончился-бы.

Оставьте комментарий

7 + 8 =