Регионы закрывают свои границы на карантин

4579
0
45790
Источник: Версия

Коронавирусная инфекция может привести к неожиданным политическим последствиям: накрученные новостями граждане всё чаще выступают с идеей изолироваться от ближайших соседей. И местные власти, на которые легла обязанность бороться с заболеванием, склонны к ним прислушиваться. В конце концов, с тем уровнем медицины, который существует в российской глубинке, идея полностью закрыться от потенциальных вирусоносителей, не лишена здравого смысла. Однако поскольку никто не в состоянии сейчас сказать, как долго продлится карантин, возникает вопрос: не начнёт ли сыпаться Россия внутри себя, по административным границам?

Первыми на административное огораживание себя от соседей пошли власти Чеченской Республики: уже 28 марта по решению правительства Чечни было ограничено пересечение административных границ региона. В республику пускают только тех, у кого есть местная прописка, и тех, кто сможет доказать срочную необходимость своего визита. Власти уверены, что действуют правильно – 31 марта в эфире телеканала «Грозный» Рамзан Кадыров ещё и попенял главам прочих субъектов Федерации, что те медлят с принятием «конкретных мер». Впрочем, от Чечни, которая и без того существует в формате «государства в государстве», иного, наверное, никто и не ожидал.

И на юге, и на севере

А вот ситуация, сложившаяся в другой национальной республике, Карелии, оказалась неожиданной и потому очень показательной. Серьёзных сепаратистских настроений здесь никогда не было. Большинство жителей республики – русские по национальности. Тем не менее они вдруг продемонстрировали, что у них имеется своя региональная идентичность. Изначально карельские власти основную угрозу для здоровья жителей республики видели в тесных контактах с соседней Финляндией – только за последние недели перед закрытием границы с ЕС домой вернулись более 10 тыс. человек, причём только каждый 10-й из них сообщил врачам о добровольном уходе на домашний карантин.

Однако местные жители назвали главными носителями угрозы совсем других людей. В социальных сетях появилась петиция к властям, написанная жителем карельского города Сортавала Эдуардом Колобовым. Текст её был прост и доходчив. «Часто вижу новости о том, что москвичи и питерцы едут в Карелию, чтобы переждать эпидемию. И очень страшно, что власть это игнорирует. Причём наши местные власти собрались встречать их с хлебом и солью. Путин сказал всем сидеть дома, это карантин, а не каникулы!» – написал сортавалец, попросив закрыть регион для приезжих из столиц. Менее чем за сутки под текстом появились подписи более чем 65 тыс. жителей Карелии – почти 10% населения региона! В поддержку петиции высказались многие лидеры общественного мнения. Нашлись, конечно, и те, кто выступил против, назвав подобные предложения неприемлемыми. Однако их голоса утонули в настоящей буре эмоций, которая на них обрушилась.

В комментариях пользователи совершенно не стеснялись: москвичам и питерцам желали «сдохнуть в их многоэтажках» и жаловались на «приезжих», которые «пьют» и «распространяют вирус». Больше того, звучали и призывы, которые иначе как покушением на территориальную целостность России и не назовёшь. Испуганные вирусом люди нашли источник бед в своих же соотечественниках, виновных лишь в том, что те проживают в соседнем регионе. Пока в Карелии нет ни одного подтверждённого случая коронавирусной инфекции – ни у жителей республики, ни у гостей из других регионов, – однако это не мешает населению всё громче требовать полного закрытия Карелии от любых соседей. То ли разделяя призывы, то ли идя в тренде, но глава республики Артур Парфенчиков опубликовал список профилактических мероприятий, призванных остановить распространение коронавируса. Одним из пунктов значится приостановка работы туристических объектов региона.

Кто во что горазд

Похожим образом ситуация может начать развиваться и на иных территориях. В особом положении, конечно, анклавы – Калининградская область и Крым. Первая и без того отделена от территории основной России странами – членами Евросоюза, а потому при закрытии госграниц оказалась в фактической изоляции. Что, кстати, сразу же заметили соседи: в польской Gazeta Wyborcza появилась статья, в которой прозрачно намекнули на туманные перспективы региона. Крым пока держится: границу с Украиной полуостров закрыл сразу, однако и там уже звучат панические требования «ограничить» любые контакты с материком. Тем более что в Крыму это сделать технически очень просто – всего-навсего выставив блокпосты на Керченском мосту. К тому же сейчас федеральный центр, опасаясь падения собственного рейтинга, явно передоверил право принимать важнейшие решения региональным правительствам, что приводит к разнобою в поведении властей – половина регионов уже приняла решение о карантине для населения, другие же пока ещё думают. Так, в Краснодарском крае на дорогах дежурят патрули ГИБДД, которые останавливают личные автомобили и заставляют владельцев вернуться домой. В Мурманской области власти приняли решение об изолировании отдельных городов, а Ленинградская область и вовсе намерена отделить районы внутри себя друг от друга блокпостами.

Местные власти понять можно: если ситуация выйдет из-под контроля, то именно им придётся реагировать на массовую панику и отвечать за последствия, а потому уж лучше перебдеть. Тем более уровень медицины на местах часто таков, что, если зараза пойдёт гулять, остановить её будет непросто. Но разнобой в решениях приводит к непониманию происходящего у населения и распространению новых слухов.

А ведь по опыту 90-х известно: если начнёт припекать, то региональные власти вполне могут пойти ещё дальше – ограничить вывоз продуктов из региона, начать выселять приезжих… Да мало ли что способны придумать не способные справиться с ситуацией чиновники? Панические настроения в регионах усугубляются ещё и социальной рознью, которая тесно связана с неравномерностью распределения богатства по стране. К примеру, правильное и своевременное решение мэра Москвы Сергея Собянина о финансовой поддержке московских пенсионеров уже вызывает волну недовольства в провинции – люди прекрасно понимают, что местное правительство не в состоянии организовать им такие же выплаты. Ощущение себя «людьми второго сорта» не способствует адекватности поведения. Глубинка негодует на «зажравшуюся» столицу, которая «разносит заразу».

Обнищание – это хорошо?

К каким последствиям всё это может привести, пока никто точно не может сказать. Всё будет зависеть от способности власти остановить начинающуюся болезнь.

«Через месяц мы можем не узнать страну. Главный риск заключается в том, что за это время в регионах рухнет производство, просядет малый и средний бизнес, ещё больше усилятся протестные настроения. Потом, когда блокада будет снята, можно увидеть действительно другую страну, которую будет трудно обуздать, стабилизировать. Судя по всему, пока эти риски никто не просчитывает», – считает эксперт аналитического агентства «Политсобрание» Наталья Желтова. Впрочем, её коллега директор центра «Северо-Запад» Екатерина Колесникова полагает, что как раз дальнейшее обнищание регионов поможет удержать ситуацию. «Стать «вещью в себе» регионам не позволят дефицит бюджета и маленькие ресурсы. Субъекты не выживут самостоятельно: прежде всего начнёт гибнуть бизнес, и без помощи федералов от последствий пандемии регионам не обойтись. Потому никто не будет «кусать за руку» Москву», – уверена она. Но вот самой Москве «кусаться», похоже, придётся. Ведь необходимость принимать решение самостоятельно и без оглядки на федеральный центр наверняка закалит региональных глав. А это несёт явную опасность выстроенной вертикали власти, которую в связи с этим наверняка решат укрепить ещё сильнее – на всякий случай и в назидание вольнодумцам.

06.04.2020

Материалы по теме

Регионы закрывают свои границы на карантин