Рейдеры прикрываются НЛМК и Владимиром Лисиным

266
0
2660
Топ-менеджеры холдинга Анисимов и Сизов «наварились» при строительстве домны и пытаются «отжать» здание у подрядчика в счет убытков на 3,1 млрд руб.
Святослав Жирков

Никто не будет спорить, что Владимир Лисин сумел построить свою металлургическую империю под названием НЛМК, в основе которой — Новолипецкий металлургический комбинат, мирового уровня предприятие, отличающееся высокими технологиями и высокими прибылями от бизнеса. Притом, что предприятие это было знаменито еще в годы СССР: здесь впервые в мире освоили непрерывную разливку стали, первыми в Советском Союзе – производство анизотропной электротехнической стали по собственной уникальной технологии, и так далее…

Миллиардер на рейдера не похож

Но это все – в прошлом.
Куда важнее сегодня, что вопреки лихолетьям Перестройки и прочим бедам Владимир Лисин сумел создать наиболее прибыльное и эффективное мировое производство. Его Группа НЛМК – вертикально-интегрированная компания, лидер среди мировых производителей стали самого высокого качества. Предприятие обеспечивает эффективное и прибыльное производство благодаря сосредоточенности объектов по добыче сырья и производству стали в низкозатратных регионах. Готовая продукция изготавливается в непосредственной близости от потребителей, находящихся в России, в странах ЕС и в Северной Америке.

Однако НЛМК в последнее время все чаще начало мелькать совсем в другом контексте — уголовном, вплоть до обвинений в попытках рейдерского захвата одного офисного здания в Москве. И хотя скорее всего сам Владимир Лисин об этой истории ничего не знает, тем не менее и его имя, и название созданной им компании в контексте детективной истории звучат часто и весьма негативно.
Эта неприятная уголовная история вокруг НЛМК настолько назрела, что ее участники со страниц газеты «Коммерсант» (от 09 июля 2018 года) уже напрямую обратились к Президенту России Владимиру Путину.
И вот что они пишут:

Письмо президенту Владимиру Путину

«Уважаемый Владимир Владимирович!
Обращаемся к Вам как к гаранту Конституции РФ в связи с посягательствами на собственность предприятия малого бизнеса – ООО «ЕвроСтрой».
В основе конфликта – расследование и судебное разбирательство хищения у ПАО «НЛМК» 3,1 млрд руб. при строительстве в 2008–2010 гг. доменной печи №7. К уголовной ответственности изначально были привлечены руководители подрядных фирм и работники НЛМК. Уже более 2 лет это дело рассматривается Левобережным райсудом Липецка, о нем рассказывали и в СМИ (например, «Из домны вышло дело эксперта» в «Коммерсанте», 27.04.2018, «Без вины пострадавшие» в «Промышленном еженедельнике», 26.02.2018). За годы разбирательства список обвиняемых сократился до одного человека — Владимира Викторовича Бирюкова, что при масштабной афере выглядит странно. Лица, участвовавшие в хищении, «исчезают» из дела, к розыску причастных не предпринимается активных действий.
Также выглядит странным, что следов похищенных миллиардов обнаружить не удалось. При этом СМИ (в том числе Forbes) информируют о квартирах и коттеджах в Майями и в России, многомиллионных счетах в иностранных банках.
Более того, представляющие интересы НЛМК московские адвокаты в рамках уголовного дела… отказались от гражданского иска, то есть — от возмещения ущерба. Но сосредоточили усилия на том, чтобы изъять принадлежащее «ЕвроСтрою» здание, которое находится в Москве. Ни «ЕвроСтрой», ни его участники никакого отношения к хищению не имели. Все претензии опираются на показания Бирюкова, которые он (не неся за это никакой ответственности и словно по договоренности) дал против фигуранта дела, который уже скончался и не может ничего ответить и который когда-то давным-давно был совладельцем ООО «ЕвроСтрой».
Не дождавшись окончания уголовного процесса в Липецке, нанятые НЛМК адвокаты подают гражданский иск на взыскание здания ООО «ЕвроСтрой» в Краснодарский суд. И умудряются начать в Краснодаре исполнительное производство в отношении московского имущества по преступлению, имевшему место в Липецке. «Краснодарская ветвь» этой истории заслуживает вообще отдельного разбирательства!
Еще одна странность: государственный обвинитель в Липецке просит у суда назначить обвиняемому всего лишь… 4 года условно и снять арест с его имущества! Против чего представитель НЛМК не возражает! Это выглядит более чем странно. Как и еще один факт: Ольгу Грицкевич, получившую за экспертизу ущерба 9 млн руб., задержали по обвинению в фактическом хищении этих бюджетных средств.
Невольно возникает вопрос: что это – пробелы в законодательстве или попытка рейдерского захвата через злоупотребление правом? Хотя 90-е уже позади… При этом мы уверены, что руководство НЛМК и лично Владимир Лисин не в курсе, что творится за его спиной.
В общем, без вмешательства в этом деле закон, похоже, не восторжествует!
С уважением, генеральный директор и участник ООО «ЕвроСтрой» О.М. Дударёк.»

Такое вот письмо. Когда читаешь его, трудно поверить, что такое сегодня возможно. Однако, как оказалось, это — действительно реальная история, в рамках которой у добропорядочных собственников пытаются отнять их собственность. При условии полного попустительства со стороны прокурорского надзора, «закулисных» сговорах, непомерной жадности и изворотливости.

Попробуем разобраться, что же такое там произошло и как так получилось, что под сурдинку расследования одного хищения на самом деле расследовать его толком не хотят, но хотят забрать чужое имущество!

Проведя небольшое расследование, проанализировав официальные документы, заявления, сопоставив факты и выводы, газетные публикации и очерки, можно сделать определенные выводы. Кстати, информацию о ходе рассмотрения дела и о принятых промежуточных решениях можно получить на официальных сайтах того самого Левобережного районного суда города Липецка, Ленинского районного суда города Краснодара и вышестоящих инстанций. Это если будет интересно!

А в чем же соль?

Сразу о выводах, которые — неутешительны: расследование показало, что, используя в качестве «правового лома» затянувшийся судебный процесс в Липецке, группа лиц реализует сценарий тихого рейдерского захвата чужой собственности. При этом вольно или невольно им оказывают поддержку отдельные представители правоохранительной системы Липецка и Краснодара при полном самоустранении прокуратуры.

Теперь — более подробно о том, что же конкретно происходит.

А происходит то, что адвокаты Адвокатского бюро «Резник, Гагарин и Партнеры», действующие в процессе по хищению средств НЛМК от имени предприятия и прикрываясь законом, планомерно осуществляют захват объекта недвижимости предприятия малого бизнеса – ООО «ЕвроСтрой». Это — основная фабула, которая проступает сквозь нагромождение судебных заседаний, заявлений, ходатайств, показаний, исков и т.д.

В основе конфликта – как сказано в письме Владимиру Путину —расследование хищения у ПАО «НЛМК» больших денег при строительстве в 2008-2010 годах доменной печи №7 «Россиянка» (единственной такой в России). Украсть так много помогла сама нестандартная история строительства, поскольку это была первая доменная печь, возведенная в РФ за последние 25 лет и одновременно — самый важный объект программы технического перевооружения НЛМК. Общий объем инвестиций в строительство печи, утилизационной ТЭЦ и их инфраструктуры составил 43 млрд рублей. И несколько миллиардов из этих денег преступная группа (в нее входили и подрядчики, и сотрудники НЛМК) смогла «увести». Куда именно – следствие так и не установило. Официально оно не знает этого до сих пор! Либо знает, но говорить вслух не хочет. По своим соображениям.

В общем, миллиарды рублей словно испарились!

Как из дела НЛМК «исчезают» фигуранты

К уголовной ответственности по ч.4 ст.159 и п. «б» ч.4 ст.174.1. УК РФ изначально были привлечены руководители ряда подрядных организаций и работники НЛМК. Один из привлеченных — руководитель субподрядной организации ЗАО «Трест Южстальконструкция» Омаров Руслан Юсупович во время расследования умер. И на него тут же (как это часто бывает в громких уголовных делах) решили «повесить» всю ответственность за хищение. Интересно, что обвинения против Омарова опираются только лишь на показания Владимира Бирюкова — того самого Бирюкова, который остался в деле единственным обвиняемым. И который во время процесса ведет вольготную жизнь (например, будучи под следствием разъезжает куда хочет, меняет место регистрации, тратит на себя, сколько хочет и т.д.). В любом случае, показания этого человека вряд ли следует считать истиной в последней инстанции.

Более того: как уже было сказано в письме на имя Президента РФ Владимира Путина, за это время список обвиняемых сократился до одного человека — Владимира Бирюкова. Любой объективный юрист скажет, что при такой масштабной афере это является поводом открыть новое дело…
В общем, Владимир Бирюков остался единственным. Но сначала ведь были и другие фигурантом дела, которые по ходу расследования загадочным образом из него «исчезали». А ведь это были весьма примечательные персонажи!

Откаты не берем!

Например, топ-менеджер НЛМК — директор по капитальному строительству Владимир Сизов, который по информации следствия, оказывал содействие со стороны НЛМК в хищении денежных средств. Этот человек просто перестал появляться в суде. Его вроде бы объявили в розыск, но, по сути, не предпринимается никаких активных действий ни по его розыску, ни по розыску имущества, полученного им преступным путем. И по ходу дела как-то вообще стараются о нем не говорить. Он вроде бы все бегает…

Также «исчез» из дела генеральный директор ООО «ТПС» Владимир Нефедов, через которого, по версии следствия, Владимир Бирюков обналичивал денежные средства и передавал «откаты» руководству комбината (намек чуть ли не самого господина Лисина, хотя трудно себе представить, чтобы Лисин брал «откаты» от ворованного у него же!) и получал денежные средства за посредничество. Кстати, Владимир Бирюков против именно так трактуемой роли Владимира Нефедова не возражает. Однако Нефедова из дела «выводят»! Мотив — в связи с истечением срока привлечения к ответственности, что стало возможным вследствие переквалификации его действий на абсолютно иной состав преступления – «незаконная банковская деятельность». Хотя, судя по многочисленным показаниям свидетелей, его главной ролью было — помочь обналичить и получить откаты для сотрудников НЛМК. Любой выпускник юридического факультета увидит в этой переквалификации профессиональный трюк (в котором тоже несложно найти состав преступления!), направленный на освобождение от наказания.

А самой значимой фигурой в начале расследования (но при этом очень быстро выведенный из-под обвинений) был, безусловно, первый вице-президент и генеральный директор ПАО «НЛМК» Игорь Николаевич Анисимов. Именно он, как сообщил сотрудник правоохранительных органов, который пожелал остаться неназванными, получал главные откаты со сворованных при строительстве печи денег.

С Игорем Анисимовым случилась просто удивительная метаморфоза: его словно вычеркнули из действовавших лиц, словно вообще не было человека при той ситуации, и якобы не он подписывал контракты и все документы по строительству, не он принимал «мнимые» объемы строительных работ, не он отдавал указания на осуществление «левых» платежей. И хотя на документах стоят его подписи, но словно по мановению волшебной палочки, Анисимова не стало — во всем виноват Бирюков. И Бирюков послушно кивает: «Я во всем виноват. Только вот взять с меня нечего, а куда делись миллиарды – я не знаю!»
Тема похищенных и так и не найденных миллиардов — особый вопрос.

Куда делись миллиарды?

Итак, денег, украденных у Владимира Лисина, следствие так и не нашло. Никаких следов! И это притом, что практически все вовлеченные лица (которые в розыске и которых исключили из дела) являются весьма состоятельными людьми. Однако, похоже, эти факты мало интересуют следствие и прокуратуру.

А ведь и искать особо не надо. Так, например, Forbs открыто пишет о том, что в 2012 году (именно в период совершения хищения) Игорь Анисимов приобрел в Майами (США) три квартиры общей стоимостью около 7,5 миллионов долларов США. Ему принадлежат две квартиры в кондоминиуме Трамп-Тауэр II, а еще одна квартира общей площадью почти 300 кв. м с тремя ванными комнатами, тремя спальнями и гостиной находится в люксовом кондоминиуме Bal Harbour на побережье Атлантического океана. Кстати, отмывание денег через приобретение элитной недвижимости — одна из наиболее распространенных форм легализации сворованных средств.

Сам Владимир Бирюков — тоже далеко не беден. Он обладает в том числе двумя квартирами в Москве (более 90 кв. м на 3-й Тверской-Ямской улице и более 150 кв. м на ул. Гризодубовой), а также земельным участком (свыше 1700 кв. м) и коттеджем (более 550 кв. м) в Истринском районе Подмосковья. Примечательно, что сначала липецкий суд наложил арест на бирюковские квартиры, а потом их снял.
Есть и информация о денежных средствах в чистом виде. Только в период строительства той самой доменной печи на личный счет Владимира Бирюкова в Citibank London N.A. поступило более 300 млн руб., которые он успешно расходовал, снимая наличными, покупая дорогие украшения, переводя многомиллионные денежные средства в свои зарубежные активы в Великобритании и Швейцарской конфедерации. Кроме того, он часто и с разной степенью успешности играл на бирже через брокерскую фирму «World Derivatives trade».

И так далее, и тому подобное…

Нашли, чем прикрыться!

Получается, что все похищенные у НЛМК денежные средства осели за границей и в России в виде квартир, участков, акций и коттеджей. При этом следствие и прокуратура и не пытались искать имущество фигурантов, приобретенное на похищенное у комбината.

Что же они делают такое, чтобы хотя бы внешне это выглядело поиском похищенного? Чтобы прикрыть свое то ли бездействие, то ли действие совершенно другой направленности и других интересов?

А вот что: не обнаружив (либо не захотев обнаружить) никаких следов похищенного имущества адвокаты ПАО «НЛМК» из Адвокатского бюро «Резник, Гагарин и Партнеры» сосредоточили свои усилия на том, чтобы изъять принадлежащее ООО «ЕвроСтрой» здание, которое находится в Москве. Скажем так: недвижимость на то и есть недвижимость, что она на месте стоит — и за границу ее не спрячешь, и в карман не положишь.

Интернет заполнен заявлениями «ЕвроСтроя», статьями липецких журналистов, письмами и прочими документами, из которых можно сделать однозначный вывод: ни сама компания «ЕвроСтрой», ни его участники (а претензии выдвигаются как к самой компании, так и к его участнику и руководителю) никакого отношения к хищению средств у НЛМК не имели и не имеют. Иначе, образно говоря, зачем бы им бить в колокола и писать во все инстанции?

А они бьют во все колокола и звонят во все звонки, потому что правовые основания — на их стороне, это очевидно. Ведь если бы действительно то здание каким-то образом было вовлечено в преступную схему, его изъяли бы без особых церемоний. Тот факт, что уже несколько лет претензии «топчутся» на одном месте — может быть, самое яркое подтверждение тому, что история здесь явно нечистая.

«Без вины пострадавшие»

Именно так (с отсылкой к великой пьесе драматурга Александра Островского) называется одна из статей, посвященных анализу липецкого дела и попыток рейдерского захвата «под шумок» московского офисного здания.

Вот уже несколько лет «ЕвроСтрой» вынужден активно заниматься этим делом, участвовать в судебных процессах в Липецке и в Краснодаре, писать бесконечные письма, протесты, разъяснения, указывать на большое количество нарушений при принятии исковых заявлений и рассмотрении связанных с этой историей судебных дел и исполнительных производств (а их уже несколько!), опротестовывать чередующиеся один за одним аресты имущества, тратить время и средства на поездки и на юристов, что очевидно является существенными расходами. Они, конечно, и рады бы были этого не делать, поскольку к существу дела не имеют отношения, однако совершенно очевидно: стоит им ослабит сопротивление, здание «утечет» от них к новым владельцам. А вот кто истинные интересанты этого захвата — вопрос особый и пока без ответа.

Оснований для претензий на имущество ООО «ЕвроСтрой» у адвокатов Адвокатского бюро «Резник, Гагарин и Партнеры» – практически никаких: часть этого имущества когда-то принадлежала одному из фигурантов дела по хищению на НЛМК. Однако он задолго до того продал его. И теперь добросовестный владелец данного имущества в лице участника ООО «ЕвроСтрой» должен «отбиваться» от ничем не обоснованных попыток захвата собственности только потому, что когда-то она принадлежала человеку, который в дальнейшем оказался замешан в некоей афере.

Адвокаты НЛМК, в том числе Роман Геннадьевич Никитин, стараются убедить многочисленные инстанции, что данное имущество стало формой оплаты одному из участников преступления – как бы частью его доли от похищенного. Простое сопоставление дат и обстоятельств, о которых не хотят говорить ни следовые, ни адвокаты НЛМК, ни прокуратура показывает абсурдность данной версии. Есть и другие правовые основания для признания ничтожности подобного тезиса. Тем не менее поданные адвокатами НЛМК иски принимаются и рассматриваются судами.

Абсурд? Безусловно! Но под многотомными исковыми заявлениями, под прессом множества ходатайств, справок, запросов и т.д. существо дела уже плохо просматривается и сам по себе юридический и процессуальный вал становится мнимым правовым основанием для дальнейших претензий. Руками государственных органов совершаются действия, направленные на незаконное завладение имуществом. А законопослушных владельцев, у кого стараются оттяпать имущество, пытаются устранить от рассмотрения дела. То есть, хотят отнять собственность, при этом отказывают в правосудии.

Краснодарский рейдерский фортель

При этом — что очень важно и о чем также идет речь в письме Путину, адвокаты реализуют оригинальную схему: они переносят рассмотрение вопроса об особняке в Москве из Липецка — в Краснодар. То есть, в Липецке от гражданского иска отказываются, а в Краснодаре (где у них, похоже, очень интимные отношения с судом), аналогичный гражданский иск подают. О «затейливых» судебных перемещениях в этом деле можно легко узнать, обратившись к официальным сайтам Краснодарских районных (Октябрьского и Ленинского) и областного судов, а также на сайте Арбитража Москвы, где имеются судебные акты.

Возникает разумный вопрос: зачем же переводить часть дела в другой регион, когда основное дело находится в Липецке и процесс уже близится к завершению? Напрашивается логичное умозаключение: если бы сторона НЛМК (те самые адвокаты) вели дело «чисто», то в порядке судопроизводства отстаивали бы интересы клиента в Липецке.
Получается, в Краснодар они поехали отстаивать уже совсем иные интересы: похоже, что свои собственные! Кстати сказать, наверное, не случайно Адвокатское бюро «Резник, Гагарин и Партнеры» имеет в городе Краснодаре свое представительство, и именно там разрешаются в их пользу сложенные дела. При этом адвокаты снова никак не хотят искать имущество Бирюкова, но плотно наседают с требованием изъять московское здание!

Украл миллиард – получи условный срок!

Кстати сказать, местные липецкие СМИ достаточно подробно раскрывают особенности и странности этого дела. Они давно уже сделали вывод, что само уголовное преследование пошло на спад, ведь за хищение от 1,9 до 3,1 млрд рублей Владимиру Бирюкову государственный обвинитель в Липецке — Гончарова Нина Ивановна просит у суда всего лишь… четыре года условно! При этом она активно настаивает на сохранении эпизода легализации, который дает основу для посягательств на московское имущество (то есть, якобы здание стало формой оплаты преступного участия).

Примечательно при этом, что представитель комбината поддерживает гособвинителя, а не требует справедливого наказания для Владимира Бирюкова. Можно провести элементарную аналогию: к примеру, небезызвестного экс-министра Улюкаева суд приговорил к 8 годам строгого режима и к штрафу в однократном размере взятки — 130,4 млн руб. При этом суд арестовал 15 объектов его недвижимости и не менее 564 млн руб. Прокурор Борис Непорожный запрашивал для Улюкаева десять лет колонии строгого режима и максимально возможный по закону штраф — 500 млн руб.

А в липецком деле прокуратура будто выступает на стороне защиты обвиняемого и за хищение от 1,9 до 3,1 млрд руб. просит минимальный (и к тому же — условный) срок. Причем, не возражает против снятия арестов с имущества подозреваемых.

Исторический правовой парадокс

Нет сомнений, что со временем это дело по хищению нескольких миллиардов рублей (!), которое уперлось в желание изъять чужую собственность, чья стоимость не составляет и 5% от суммы похищенного, войдет в историю как одно из самых абсурдных и нелепых. И с каждым месяцем количество «странностей» в нем только нарастает.
Так, недавно в Москве была задержана эксперт Ольга Грицкевич по обвинению в хищении 9 млн руб. бюджетных средств (об этом также рассказано в письме, направленном в поисках справедливости лично Владимиру Путину через газету «Коммерсант»), которые она получила от липецких следователей МВД за проведение экспертизы как раз по этому делу. Именно по ее оценке ущерб составил более 3 млрд рублей, за что ее ООО «Центр независимой экспертизы и оценки» и получил неслыханно большой гонорар из бюджета.

Следующей странностью стала «краснодарская ветвь» этой истории, о которой надо сказать подробнее и отдельно! Ленинский и Октябрьский суды города Краснодара уже отметились вынесением нескольких «странных» решений, а Краснодарские судьи — своими шикарными свадьбами!

Компетентность судей Ленинского районного суда — Марины Николаевны Шипуновой и Романа Геннадьевича Жметкина, судьи Октябрьского районного суда Александра Владимировича Зеленского, судей Краснодарского краевого суда Владимира Федоровича Кисляка, Романа Владимировича Шакитько, Андрея Викторовича Кудинова, Марии Владимировны Дементеевой вызывают у специалистов, знакомых с этим делом, огромные сомнения. Наверняка не помешает как минимум проверка со стороны квалификационной коллегии судей их профессиональной пригодности и знаний законодательства. Также не мешает проверить и их благосостояние. А гражданское дело № 2-6276/17 по иску ПАО «НЛМК» к Бирюкову В.В., Дударьку О.М., Атаеву З.К. не мешало бы взять на особый контроль. Не понятно, куда в этой истории смотрит председатель Краснодарского краевого суда Александр Дмитриевич Чернов.

Также требует проверки и законность действий краснодарского судебного пристава Михаила Николаевича Власенко, который возбудил исполнительное производство в отношении Владимира Викторовича Бирюкова, при этом не предпринимает никаких попыток к розыску и аресту его имущества, но по странному стечению обстоятельств также направил свой прицел на имущество ООО «ЕвроСтрой». Органам надзора и контроля есть что изучать в ставшей уже богатой краснодарской летописи данного дела.

И это было бы именно так, если бы компетентные органы вместо соблюдения законности не устраивали бюрократическую игру, присылая отписки на многочисленные жалобы и обращения. Видимо, не случайно москвич Владимир Бирюков при разбирательстве хищения в Липецке вдруг на несколько месяцев стал жителем Краснодара, куда на самом деле так и не переехал, а лишь прилетал на судебные заседания. При этом вот что тревожит: в Краснодаре по данной истории складывается исключительно однобокая позиция, очевидно не соответствующая закону и нацеленная на содействие незаконному изъятию собственности ООО «ЕвроСтрой» (которая, напомним, находится в Москве!).

А теперь серьезно!

Рано или поздно весь этот правовой бардак получит объективную оценку, а уголовное дело № 1-55/2017 по обвинению Владимира Бирюкова в хищении денежных средств у ПАО «НЛМК» при строительстве доменной печи №7 на сумму 3053307320,14 руб. будет взято под особый контроль. Потому что слишком много наворочено в нем беззакония и несправедливости! И это при том, что год от года руководство страны во главе с Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым ведут работу по усилению торжества справедливости, защите интересов представителей малого и среднего бизнеса, противодействию рейдерским и иным незаконным захватам чужого имущества.

Пока же высшее руководство не взялось за наведение порядка в этой истории (причем, нет сомнений, что когда оно возьмется – все решится очень быстро и справедливость насупит также стремительно, как в других историях, где Владимир Путин напрямую наводит порядок), здесь куда больше вопросов, нежели ответов!

Вот только основные из них!

Например, насколько законно из этого дела один за одним «исчезали» обвиняемые? Кто и как заказывает такие дорогостоящие экспертизы, которые затем квалифицируются как присвоение бюджетных средств? Как вообще следствие расследовало столь крупное дело в течение более 3 лет и так и не смогло обнаружить следов похищенного? Знает ли руководство НЛМК о том, что их адвокаты с целью получить хоть что-то ведут напряженную борьбу за собственность, которая тут абсолютно не причем, и предъявляют гражданские иски к третьим лицам, не имеющим отношения к преступлению, и не пытаются взыскать с лиц, совершивших преступление?

И так далее… Вопросов по этому делу – десятки!

Президент Российской Федерации Владимир Путин неоднократно обращал внимание на создание условий для развития малого предпринимательства в стране. И это подразумевает в первую очередь — правовую защищенность. Но о какой правовой защищенности можно вести речь, когда надзорный орган — прокуратура своей странной и необдуманной позицией отдает объект недвижимости малого предпринимательства, принадлежащий непричастным к совершению преступления лицам, в руки столь крупной структуры и не желает обращать внимания на обстоятельства, свидетельствующие об искусственности и недостоверности синхронных действий Владимира Бирюкова и адвокатов ПАО «НЛМК»?!
Однако есть все основания думать, что письмо Владимиру Путину дойдет до адресата. И что следующая глава этой истории окажется о том, как наводили порядок и как восторжествовала справедливость!

Почему нет ответов?

Судя по всему, представители ООО «ЕвроСтрой» писали огромное количество обращений в государственные органы, в том числе как в вышеуказанном письме, так и через средства массовой информации. Так в ряде статей про данное дело есть обращения в следующие инстанции: 1. Генеральная прокуратура РФ. 2. Верховный суд Российской Федерации. 3. Уполномоченный Российской Федерации при Европейском Суде по правам человека. 4. Министерство юстиции Российской Федерации. 5. Уполномоченный по защите прав предпринимателей в городе Москве. 6. Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей. 7. Краснодарский краевой суд. 8. Центральный Аппарат Федеральной службы судебных приставов РФ. 9. Управление Федеральной службы судебных приставов России по Краснодарскому краю. 10. Прокуратура Краснодарского края. 11. Прокуратура Липецкой области. 12. ПАО «НЛМК». И так далее…

А где же ответы? По всей видимости, все тормозится неслучайно. И вместо того, чтобы защищать интересы добросовестных предпринимателей, местные служители закона закрывают глаза на исчезновение из дела виновных лиц, не занимаются розыском заграничных активов и всячески пытаются смягчить обвинение.

И в деле этом, похоже, не скоро наступит финал – слишком много покручено!

Завершим же мы этот очерк еще одной цитатой из письма Владимиру Путину: «Без вмешательства в этом деле закон, похоже, не восторжествует!»

Иголкин

18.07.2018

Материалы по теме

Рейдеры прикрываются НЛМК и Владимиром Лисиным