Рестораторам Букину и Треумовой сказочно повезло в Рождество

5386
0
53860
Источник: Life.ru
В этом году она будет скандальной: как выяснил Лайф, организаторы отдали треть точек общепита одной бизнес-структуре, а другим рестораторам отказали. При этом ремесленники, для которых ярмарка является основным источником заработка, с трудом выбили лишь несколько мест. Этой ситуацией уже заинтересовалась Федеральная антимонопольная служба (ФАС), которая инициировала проверку.

Рестораторы в Санкт-Петербурге протестуют против ограничений, введённых властями. Губернатор Александр Беглов запретил общепиту работать с 30 декабря по 3 января (исключение — уличные веранды), а до 10 января рестораны будут работать до 19:00. Совладелец и управляющий питерской сетью кафе «Теремок» Виталий Свидовский считает, что далеко не все рестораны смогут пережить такие ограничения.

— С 9 ноября закрыты все фуд-корты. [Для нас] это десять процентов от оборота. С 27 ноября закрыты рестораны в торговых центрах. Конкретно по «Теремку» — это 50 процентов оборота. Как к этому относиться? В очень тяжёлом положении ресторанный бизнес. Надо быть вторым Биллом Гейтсом, чтобы с этим справиться.

Ярмарка для своих

Несмотря на все ограничения для ресторанного бизнеса, 19 декабря в центре Санкт-Петербурга открылась Рождественская ярмарка. Палатки расположены на Манежной площади, Малой Садовой и Кленовой улицах. Всего на ярмарке 118 торговых мест, из которых 35 — точки общепита. Она будет работать все новогодние праздники, до 10 января. Её проводит подведомственный правительству Петербурга Центр контроля качества (ЦККТРУ). На организацию из городского бюджета потратят около 60 млн рублей. По словам близкого к ведомству источника, город на ярмарке не зарабатывает, а лишь стимулирует торговлю.

Многие рестораторы пытались прорваться на эту ярмарку, чтобы хоть как-то поправить свои дела, однако повезло не всем. Как выяснилось, сразу 12 торговых точек из 35 получили владельцы ресторанной сети «Бона Капона» — Игорь Букин и Денис Скорняков. Это следует из документа ЦККТРУ, который почему-то исчез с сайта ведомства, но Интернет помнит всё. Ситуация не только разозлила участников рынка, но и привлекла внимание регионального УФАС, которое сейчас проводит проверку ярмарки.

Каждый год одни и те же

Лайф ознакомился и с прошлогодним списком арендаторов торговых точек на Рождественской ярмарке. Оказалось, что Букин и Скорняков также были среди фаворитов и получили десяток мест для торговли. Чтобы создать видимость справедливого распределения мест, заявки они оформили от разных компаний. Например, «Бона Капона» и «Бона Капона II», «Хорошее место № 4» и «Хорошее место № 5» и т.д.

Следует отметить, что Букин и Скорняков — не единственные, кто получил от Центра контроля качества сразу несколько разрешений на торговлю.

В прошлом году девять мест взяла компания «Союз-кейтеринг», принадлежащая известной петербургской бизнесвумен Наталье Треумовой. Она, например, организует кофе-брейки и фуршеты для Комитета по внешним связям и Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности мэрии Санкт-Петербурга, в том числе обеспечивает питанием иностранные делегации. За последние годы Треумова получила от структур петербургского правительства контракты на сумму более 20 млн рублей, ещё на 17,5 млн рублей — договоры с «Газпром-экспортом».

Связи не проверяли

Как получилось, что «Союз-кейтеринг» и «Бона Капона» стали королями Рождественской ярмарки? Лайф связался с президентом Федерации рестораторов и отельеров Леонидом Гарбаром, который в прошлом году входил в состав комиссии ЦККТРУ, принимавшей заявки на участие в ярмарке. По его словам, связь между фирмами, которые запрашивают места, особо никто не проверяет.

— Мы связывались в этом году с организаторами. Я предупреждал их, что, если будут аффилированные компании, — это будет скандал. Мне ответили, что связи между фирмами не отслеживают. Если документы в заявке соответствуют правилам, то они проходят, — рассказал он.

По мнению Гарбара, резонанс вызывает сам факт того, что кто-то получает сразу 12 торговых точек, а другие вообще не могут работать. И дело тут не в потенциальной прибыли.

— Конечно, эти 35 торговых мест не спасут тысячи оставшихся [ресторанов]. С одной точки выручка где-то 30 тысяч рублей в день. Это по прошлому году. Нужно ещё с этих денег заплатить аренду, зарплату персоналу, купить продукты и потратиться на логистику.

С Гарбаром согласен и совладелец сети кафе «Теремок» Виталий Свидовский. По его подсчётам, чтобы ярмарка смогла хотя бы частично восполнить потери бизнеса от новогодних ограничений, таких площадок должно быть 10–15 по всему городу.

По словам Леонида Гарбара, ярмарка в этом году окажется менее прибыльной, чем в прошлом, поскольку в городе не будет туристов, а горожане неохотно выходят на улицу.

— Расчёт был на туристов. Но есть заявление властей о том, что не надо к нам приезжать, и есть почти стопроцентный отказ от бронирований. Теперь денег нет. В новом году для многих на рынке будет смерти подобно рассчитываться по разным отложенным платежам, в том числе по налогам, — сказал он.

«За все годы впервые меня кинули!»

Помимо рестораторов претензии к организаторам Рождественской ярмарки высказали ремесленники, которые сначала вообще остались без торговых точек. Для них это потеря основного заработка в предстоящем году.

Председатель Палаты ремёсел Галина Тихомирова говорит, что на Рождественскую ярмарку Петербурга ежегодно съезжаются мастера со всей России, и каждый год им дают от 10 до 30 торговых точек. Заработанных денег ремесленникам хватает на полгода – год.

— Нам сначала не дали ни одного места. Заявки подавали на торговые места Международная академия мастеров и Петербургская палата ремёсел. И ни одну заявку не согласовали. Потом уже, после разговора с организаторами, четыре места нам дали. Хотя у ремесленников по практике около 30 точек. Понимаете, я работаю в культуре с 1983 года, в каких выставках только не участвовала! За все годы впервые меня кинули! Извините за сленг, — рассказала она.

По словам Тихомировой, ремесленники написали письмо президенту Владимиру Путину и сообщили, что их фактически лишили возможности участвовать в ярмарке. После этого организаторы мероприятия нашли несколько торговых точек для мастеров.

Вызывают вопросы и условия проведения ярмарки. В прошлом году на неё ежедневно приходило до ста тысяч человек. То есть торжество может стать настоящим ковидарием. В ЦККТРУ в ответ на это говорят, что ждут не более 2,2 тысячи посетителей в день. Чем обоснованы такие расчёты — не объясняется.

Специалист по молодёжи и ветеранам

За организацию Рождественской ярмарки отвечает директор подведомственного правительству Петербурга Центра контроля качества Андрей Гринбергас. Он хорошо знаком с рынками Василеостровского района города, где проводится мероприятие. В 1990–1993 годах Гринбергас был депутатом Василеостровского райсовета, а затем с 1995 года работал директором государственного предприятия «Василеостровский районный центр досуга молодёжи». В 1995-м чиновник даже баллотировался в Госдуму.

Гринбергас также курировал молодёжную политику в Администрации Фрунзенского района. Вместе с заместителем главы района Александром Дмитриевым он учредил Союз ветеранов труда, который использовался для предвыборной кампании в Петербурге. От имени союза жителям раздавали шерстяные пледы.

Гринбергас также до недавнего времени руководил профсоюзом Пассажиравтотранса Петербурга, для которого он осуществил несколько госзакупок. Например, заказал организацию летнего отдыха для детей работников предприятия за пять миллионов рублей и закупил сотрудникам абонементы в бассейн за 650 тысяч рублей.

Сын Гринбергаса Виталий пошёл по стопам отца. Он работает с молодёжью в городском центре профилактики асоциальных явлений «Контакт» и приторговывает красной икрой и корюшкой у себя на странице во «ВКонтакте». Также со своей матерью и женой он организовал агентство «Северный город» по уборке квартир и подбору домашнего персонала.

Интересно, что Гринбергасы зарегистрировали для этого бизнеса сразу несколько одноимённых фирм, из которых работает всего одна. Остальные три ликвидированы. Зачастую подобным образом выглядят попытки уйти от уплаты налогов. Кстати, среди партнёров Гринбергасов по этому бизнесу — покойный муниципальный депутат посёлка Ушково Петербурга и директор по рекламе и PR крупной строительной компании «Строительный трест» с оборотом в полмиллиарда рублей Неля Измозик.

В прошлом году Виталий Гринбергас решил попытать счастья на выборах муниципальных депутатов посёлка Парголово, который находится в составе Санкт-Петербурга, но затем снял свою кандидатуру.

12.01.2021

Материалы по теме

Рестораторам Букину и Треумовой сказочно повезло в Рождество