Российская национальная перестраховочная компания (РНПК) не может выйти ни на прибыльность, ни на IPO

3261
0
32610
Источник: Жирные коты

Помогать компаниям, попавшим под западные санкции получается также хреново. Создали перестраховщика, монополизировали рынок, а дальше хоть трава не расти. Главное не победа, а освоение бюджетных денег.

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов, который возглавляет наблюдательный совет РНПК заявил, что IPO, которое планировали на 2021 год, не состоится. “Нет, точно не 2021 год. Ситуация неопределенная, санкции”, — порадовал он общественность. Особенно умиляет вот это вот “санкции”. РНПК как раз и создавалась под санкции. Напомним уважаемому господину Швецову, что в 2016 году, когда обсуждался проект создания национального перестраховщика, профильными министерствами было объявлено, что главными направлениями деятельности НПК (старое название) станет как раз перестрахование рисков санкционных клиентов. В дополнение еще перестрахование обязательств по госзаказу, удержание рисков по страхованию недвижимого имущества граждан от стихийных бедствий и чрезвычайных происшествий, а также “прочих, сложно размещаемых в перестрахование рисков”.

Теперь вот выясняется, что РНПК мешают санкции. Причем, на эту же тему без устали трындит гендиректор — Николай Галушин, пытаясь оправдать действиями пиндосов и гейропы откровенно провальные результаты компашки. В прошлом году РНПК, согласно стратегии, должна была заработать 2,7 млрд рублей, но чистая прибыль компании составила 89 млн рублей. В этом году запланирован выход на прибыль 5,7 млрд рублей, поэтому Коля стелет соломку заранее. Дескать, после новых санкций, введенных в апреле, в РНПК резко выросла доля санкционного бизнеса и произошли отклонения от показателей стратегии. “Я надеюсь, что мы будем управлять портфелем так, чтобы ни один убыток не привел к сокращению капитала компании”, — оптимистично заявил руководитель РНПК.

Перестраховочный бизнес отличается непрозрачным ценообразованием, которое в рыночных условиях остается делом хозяйствующих субъектов и их рисками. У нас же все риски и убытки национализировали, а прибыли приватизировали. За наши деньги пышным цветом расцветает коррупция и вывод капитала за рубеж. К слову сказать, конкурс по выбору брокера для РНПК сделан таким образом, что победить на нем мог только англо-саксонский брокер AON Benfiled или, в крайнем случае Willis с Marshом. Оно и понятно, через российских брокеров разделять денежные потоки в ретроцессию и “на карман” чревато, а через крупных иностранцев безопасно и прибыльно. И ни Счетная палата ни прокуратура ничего не найдет. Квалификации не хватит, слишком узок и сложен перестраховочный рынок. Бенефициары в шоколаде, государство тоже в коричневом.

Напомним, что в 2016 году все действующие страховые компании обязали предлагать не менее 10% от любого договора исходящего перестрахования в РНКП. От “некачественных” рисков монополист имеет право отказаться и формировать потрясающе крутой и сбалансированный портфель. Об этом ни один Munich Re или Allianz даже мечтать не может! Участники рынка называют этот оброк десятиной. Ради создания этой компании и кормления к ней приближенных был на корню уничтожен российский частный перестраховочный рынок.

За десятину участники рынка не получили чуть меньше чем ничего. Узкий сегмент санкционного бизнеса получил относительно небольшую емкость, а вот весь рынок в целом приобрел риск оказаться под американскими санкциями отметили наши коллеги из The Mad Insurer.

Тем не менее. Поляну зачистили, деньги с рынка отжали. Куда же растворяются 6,3 млрд. рублей сборов за первое полугодие 2018 года?

Позволим процитировать Остапа Бендера: “Все было так весело, мы заготовляли рога и копыта, жизнь была упоительна и вдруг… Понимаю. Накладные расходы. Бюрократический аппарат съел все деньги.”

24.09.2018

Материалы по теме

Российская национальная перестраховочная компания (РНПК) не может выйти ни на прибыльность, ни на IPO