Российские толстосумы, обосновавшиеся в Великобритании, рискуют остаться без всего

3214
0
32140
Источник: Версия

Если Россия устроит «военную эскалацию» на Украине – у российских богатеев, живущих в Англии либо имеющих там недвижимость и банковские счета, конфискуют имущество, предупредила глава МИД Соединённого королевства Лиз Трасс. А только квартир и домов в Лондоне у нашей знати – на полтора миллиарда долларов. Понятно, что это не совсем угроза, скорее побуждение к действию.

Казалось бы, опыт столетней давности семафорит толстосумам о том, что Англия – не такое уж надёжное место хранения капиталов. Если даже такие именитые и связанные кровным родством с британской аристократией семейства, как Романовы и Сумароковы-Эльстоны, англичане в своё время пустили по миру, то чего ждать Усманову, Швидлеру или Абрамовичу?! Однако британцы, как им мнится, нащупали у России больную мозоль, давя на которую можно влиять на внешнеполитический курс Кремля. И то верно: как только российско-украинская повестка дошла до точки кипения, тут же отчаянно возопил Виктор Вексельберг: мол, ребята, давайте жить дружно! У самого Вексельберга активов в Британии вроде бы нет, но вот у его бизнес-партнёра Леонарда Блаватника очень даже наоборот. Обладатель американского паспорта Блаватник с 2004 года живёт в Лондоне – поговаривают, из-за некоторых неразрешимых заокеанских проблем – в доме за 41 млн фунтов стерлингов по Кенсингтон Пэлес Гарден, 15. Через два дома – посольство России. Чем не тёплое местечко, чтобы встретить старость? Но в Британии нынче, как на вулкане.

В общем, видно, что схема, придуманная англичанами, работает: российских толстосумов вполне можно использовать в качестве британских агентов влияния, больно давя на их кошельки. Может статься, что их вопли особо не повлияют на политику, но хор всё равно обещает быть громким, ибо солистов таких – целый воз. К чьему же дальнейшему поведению стоит внимательно присмотреться?

По последним данным, состояние Алишера Усманова – 18,5 млрд долларов, в рейтинге российских богачей он на шестом месте. Одновременно Усманов в первой пятёрке британских благотворителей, в мае прошлого года The Sunday Times назвала Усманова самым щедрым благотворителем за последние 20 лет. То ли такое огромное сердце у российского олигарха, что он не может прожить и дня, чтобы не помочь английским убогим, то ли пытается щедростью купить себе благосклонность британской власти и общества. Мало ли, вдруг произведут в баронеты.

Сообщали, что в 2004 году Усманов купил в графстве Суррей (этакая британская Рублёвка) особняк Тюдоров XVI века Саттон-Плейс, ранее принадлежавший богатейшему американцу Полу Гетти, – его стоимость оценивают в 50 млн фунтов. Но это далеко не все его активы в Британии. К примеру, Усманов выкупил у катарского шейха Хамада бин Халифа аль Тани дворец Бичвуд Хаус в лондонском пригороде Хайгейт за 48 млн фунтов.

Кстати, поговаривали, что Усманов может представлять особый интерес для британской МИ-6. Олигарх женат на Ирине Винер, тренере сборной России по художественной гимнастике, а у российских элитариев практикуется нынче такая мода – жениться на гимнастках. Такой вот нетипичный инструмент влияния получается – жёны и подружки. Нет сомнений, британским спецслужбам об этом известно.

Состояние Романа Абрамовича в прошлом году оценивалось в 14,5 млрд долларов. Среди его британских активов – именитый футбольный клуб «Челси» (в прошлом году его стоимость оценили в 3,2 млрд долларов – это седьмой результат среди футбольных клубов в мире). Абрамовичу принадлежит одна из самых больших в мире яхт – «Эклипс», зарегистрированная на британских Бермудах в Гамильтоне. Стоит она полмиллиарда долларов. Особняк в Кенсингтоне (как раз напротив дома Блаватника) за 170 млн фунтов и апартаменты в небоскрёбе рядом со Стэмфорд Бридж (прямо из дома можно смотреть на арену «Челси») за 30 млн фунтов как-то даже неловко упоминать. И ещё момент. Не случайно же Абрамовича называли «кошельком» ельцинской «семьи»? Так или иначе, его влияние и связи сложно переоценить.

Гражданина России и Израиля Михаила Фридмана британская The Times назвала самым богатым жителем Лондона (состояние – 15 млрд долларов). Главу Альфа-Банка, впрочем, можно было назвать и одним из богатейших англичан, с 2015 года Фридман – налоговый резидент Великобритании. Пять лет назад он обзавёлся на Альбионе жильём – за 65 млн фунтов прикупил особняк Этлон Хаус.

Между прочим, есть опасение, что Фридмана начнут раскулачивать одним из первых – британские спецслужбы внимательно следят за его испанской судебной эпопеей (так называемым делом Zed WorldWide – Фридмана обвиняли в незаконном поглощении этой фирмы и разорении её владельца Хавьера Переса Долсета).

Помимо Фридмана в Британии, если верить сообщениям в Сети, обосновались и его партнёры по «Альфе» и Letter One Holdings – миллиардеры Алексей Кузьмичёв и Герман Хан. О последнем говорят как о весьма влиятельном лоббисте. Гражданин России и Израиля, член бюро президиума Российского еврейского конгресса, Хан награждён украинским именным огнестрельным оружием – причём как минимум дважды. Можно было бы предположить, что награды как-то связаны с его активностью в создании мемориала холокоста в Бабьем Яру, но нет – пистолетами его награждали задолго до того, как он начал строить мемориал. Также можно предположить, что функционер Российского еврейского конгресса Хан как-то причастен к регулярным визитам в Москву представителя украинской «Меноры» Геннадия Боголюбова – бизнес-партнёра Игоря Коломойского (того, который платил за убитых российских военных в Донбассе) – чего только не бывает в мире бизнеса. Так или иначе, в последние годы Боголюбов запросто решал в Москве такие вопросы, какие не мог решить ни один украинский министр, включая премьера, и даже сам президент Украины. А сейчас, когда Лондон взялся разруливать украинско-российские отношения, не на Германа Хана ли вся надежда? Правда, если что-то с этой «народной дипломатией» пойдёт не так, то с Хана, пожалуй, могут и спросить – как с обладателя целой кучи британских активов.

Вдова столичного мэра Юрия Лужкова, по её собственному признанию британской The Telegraph, обрела в Англии дом. Не только в буквальном смысле (Батуриной принадлежат офисный центр в лондонском Мэйфэйр и огромная ферма в Хэмпшире), а вообще. А ещё Батуриной принадлежит британский гуманитарный фонд Be Open («Будь открытым»), как бы сугубо неполитический, но достаточно влиятельный, чтобы убеждать как политиков, так и представителей бизнеса – в том числе и в России. Удобство подобных фондов – за ними не тянется одиозного шлейфа, как за каким-нибудь, условно говоря, Фондом Сороса. У Be Open имеются самые широкие возможности для лоббирования в России британских интересов, да и денег у Батуриной тоже немало – её состояние оценивают в 1,3 млрд долларов.

Нина Останина, депутат Госдумы, КПРФ

– Непонятно, почему вопрос об изъятии средств явно криминального происхождения ставят британские правоохранители, а не наши? И почему лица, покупающие в Британии яхты, дома и футбольные клубы, должны искать сочувствия в России, граждан которой они обобрали? Но это – если говорить о простых людях. У российской элиты с обосновавшимися в Британии толстосумами – негласный договор. Будут кричать «наших бьют!». Власть будет их покрывать, она своих не бросает.

Вышеперечисленные фигуры известны достаточно широко, а вот о Владимире Махлае знают намного меньше, хотя он, как и все вышеназванные, миллиардер. Несмотря на солидный возраст Махлая – ему 84 года, – именно на него Лондон возлагает самые большие надежды как на объект влияния, способный убедить Кремль не делать резких движений в отношении Украины. Махлай в прошлом – конечный бенефициар корпорации «Тольяттиазот». Три года назад суд заочно приговорил его к девяти годам заключения за миллиардные хищения, а в ноябре прошлого года у «Тольяттиазота», кажется, обновился состав акционеров, но Махлай тем не менее остался при капиталах. В последние годы семейство Махлай выступало одним из наиболее влиятельных лоббистов в российско-украинских делишках. Само собой, британские спецслужбы не могут об этом не знать. А значит, семейству Махлай предстоит быть убедительными – чтобы не лишиться британской недвижимости и банковских счетов. Ведь практически все накопления миллиардера хранятся в Британии.

Поговаривают, что миллиардер Александр Лебедев – отец члена палаты лордов Британии Евгения Лебедева и владелец британских газет The Independent и Evening Standard на самом деле уже давно миллионер. Отъедают ресурсы британские печатные активы не мало. А ещё за Лебедевым – его связи с бывшими коллегами из КГБ и СВР. В своё время Лебедеву принадлежали активы в «Аэрофлоте», «Газпроме» и Сбербанке и РАО ЕС – а стало быть, знакомства у него самые широчайшие. Чем не лоббист интересов Британии – во всяком случае, в украинско-российской предвоенной истории? С такими-то знакомствами, деньгами и информационными ресурсами как в Британии, так и в России.

Кстати, что там у Лебедева в Англии, помимо газет? Особняк Стад-хауз то ли за 16, то ли за 20 млн фунтов – в Хэмптон-корте, одном из главных туристических местечек британской столицы, – так, мелочовка. Вот что там писали в Independent о первом криптовалютном банке, который Лебедев якобы затевал вместе с основателем криптовалютной биржи «Гарантекс» Сергеем Менделеевым? «Революция в глобальном банковском секторе»! Как бы не отложили Лебедеву эту его «революцию» на неопределённый срок – если не станет играть по правилам Лондона и откажется принимать участие в давлении на Кремль. И даже сын, барон Хэмптонский и Сибирский Лебедев, пожизненный пэр Британской империи, вряд ли поможет.

Странно было бы не упомянуть и Михаила Ходорковского – хотя он нынче тоже, как и Лебедев, не миллиардер. Приключения в российской большой политике оставили от 16-миллиардного состояния олигарха порядка 500–600 млн долларов. В Лондоне у Ходорковского не только дома и квартиры, но и офис «Открытой России» (признана в РФ нежелательной организацией), всё ещё влиятельной в регионах, таких как Свердловская область. И хотя «Открытую Россию» откровенно поджали, заниматься лоббизмом у неё немало возможностей – на то и расчёт британских покровителей.

Исторический опыт, о котором упоминалось в начале, свидетельствует о том, что Британия, используя своих высокопоставленных и богатых агентов влияния, всегда их, что называется, перемалывала, а миллиардные состояния – «отжимала». В пример можно привести даже особ императорских кровей. Двое организаторов и участников убийства Григория Распутина, великий князь Дмитрий Романов и князь Юсупов, помогли агенту британской секретной службы SIS Освальду Райнеру осуществить план Лондона и вывести из игры главного советчика императорской семьи. И Романов, и Юсупов состояли в единокровном родстве со знатнейшими аристократами Британской империи. Средства семейства Юсуповых хранились в английских банках, равно как и накопления великого князя Дмитрия Павловича (ему открывала счета его бабка, греческая королева Ольга Константиновна, супруга греческого короля Георга). Само собой, после революции Юсуповы и великий князь Дмитрий Павлович рванули прямиком в Лондон – во-первых, в расчёте воспользоваться хранящимися там богатствами, а во-вторых, ожидая получить благодарность за пособничество в убийстве Распутина. Однако британские банковские счета Юсуповых оказались заблокированы. Феликсу едва хватило вывезенных из России полотен Рембранта, чтобы, продав их, обзавестись крышей над головой (во Франции, а не в Англии!). До конца дней Феликс Юсупов пытался отсудить свою британскую собственность – тщетно! А речь шла, в пересчёте на сегодняшние деньги, примерно о 5 млрд фунтов стерлингов. Аналогичная печальная история случилась и с великим князем Романовым: после бегства из Петрограда он перешёл на британскую военную службу и перебрался в Лондон, но его потихоньку оттуда вытурили – после того, как он попытался воспользоваться банковскими счетами, открытыми греческой королевой Ольгой на его имя. Пришлось бежать дальше – в США, где Дмитрий Павлович вынужден был промышлять торговлей шампанским и автогонками. Своих английских капиталов при жизни он так и не увидел.

Но это ещё не вся история. У Феликса Юсупова имелась мать, княгиня Зинаида Николаевна, «богатейшая российская наследница». После революции она также оказалась в Лондоне, рассчитывая на свои банковские счета в тамошних банках. Но Юсуповой выставили условие: ей позволили ежегодно снимать некоторую сумму, три четверти её тратя на обустройство российских эмигрантов, приезжающих в Англию. Таким элегантным способом английское правительство фактически самоустранилось от помощи русской аристократии, бежавшей от революции, переложив всё финансовое бремя на княгиню Юсупову. Средств богатейшей наследницы хватило до середины 30-х годов, а далее обнищавшая Юсупова вынуждена была переехать к сыну во Францию.

06.02.2022

Материалы по теме

Российские толстосумы, обосновавшиеся в Великобритании, рискуют остаться без всего