Ростовские больницы специально подсадили на «Оксиген»

3713
0
37130
Источник: РуКомпромат
На прошлой неделе как минимум 11 пациентов с тяжелой формой коронавируса умерли в городской больнице № 20 Ростова-на-Дону из-за перебоев с подачей кислорода. После этой новости выяснилось, что проблемы с поставками медицинского кислорода существуют не только в Ростовской области, но и во всей России. «Важные истории» решили изучить на примере Ростовской области, как устроены поставки этого жизненно необходимого газа в больницы.

Мы обнаружили не только уже привычную для многих сфер экономики России концентрацию рынка вокруг нескольких крупных игроков, связанных с чиновниками, но и более масштабную проблему.

Систему здравоохранения Ростовской области уже много лет сотрясали коррупционные скандалы. При этом правоохранительные органы прессовали тех, кто пытался противиться монополизации поставок кислорода. А когда речь шла о мошенничестве на десятки миллионов рублей, высокопоставленные медицинские чиновники почти всегда уходили от ответственности. Их родственники получали госконтракты от ростовских больниц и обзавелись домами за границей. Некоторые фигуранты уголовных дел до сих пор остаются медицинскими поставщиками. Мы попытались разобраться, могла ли коррупция стать причиной того, что ростовским пациентам стало буквально нечем дышать.

Ловят воздух, как рыбы

В выходные агентство «Интерфакс» со ссылкой на Следственный комитет сообщило, что в Ростове возбудили уголовное дело по факту смерти нескольких пациентов с коронавирусом.

11 октября «красная зона» 20-й городской больницы, где лежали эти больные, почти на час осталась без кислорода. Как рассказали дежурные врачи, за это время умерло 11 пациентов.

«Пациенты сразу впадают в панику, стараются получить кислород откуда-то еще, грубо говоря, ловят воздух, как рыбы…», — рассказал «Новой газете» анестезиолог-реаниматолог больницы № 20 Артур Топоров, который в тот момент был на смене.

Медицинский кислород поступал к больным ростовской клиники через централизованную систему, которая замыкается на газовые баллоны. Крупнейший поставщик кислорода для клиник Ростовской области — фирма «Оксиген»: с 2010 года она получила госконтрактов на 300 миллионов рублей. Половина от этой суммы пришлась как раз на 20-ю ростовскую больницу, в которой умерли пациенты с коронавирусом. Для местных медицинских чиновников «Оксиген» не посторонняя компания. 

Она зарегистрирована по адресу Городской больницы скорой медицинской помощи № 2 (БСМП) и для связи указывала телефон этой больницы. Главврачом БСМП с конца восьмидесятых годов был Петр Филимонов. Именно при нем в конце 1990-х на базе учреждения и был зарегистрирован «Оксиген». Сам Филимонов имел в нем долю еще через одну ростовскую фирму, которой с 2009 года принадлежало больше 41 % «Оксигена». Другими собственниками компании были Олег Столяров и Александр Редькин — заместители главного врача БСМП.

В 2000 году главврачом больницы стал Борис Литвинов, и традиционная связь с компанией «Оксиген» продолжилась через его супругу.

Сейчас единственным владельцем «Оксигена» значится бывший деловой партнер Столярова, Редькина и супруги Литвинова по продаже кислорода в больницы – Жанна Гомелаури. Она не ответила на письма «Важных историй» с вопросами о поставках кислорода. А при звонке на мобильный была лаконична: «Комментариев не будет». БСМП, где прописан «Оксиген», теперь возглавляет Александр Пономарев, депутат ростовской городской думы от «Единой России». Он, как и коллеги из 20-й больницы, не ответил на вопросы.

Не будут брать, отключим газ

Как писали журналисты местного издания 161.ru, зависимость ростовских больниц от определенных поставщиков кислорода могла быть создана искусственно. Когда главврач одной из местных клиник попытался в прошлом году обеспечить кислородную независимость для своего медучреждения, против него возбудили уголовное дело.     

БЫВШИЙ ГЛАВВРАЧ РОСТОВСКОГО ПЕРИНАТАЛЬНОГО ЦЕНТРА

Валерий Буштырев

«Кроме „Оксигена“, никто не мог с нами работать. Вначале мы платили в среднем 200 тысяч рублей в месяц, но потом цены начали повышать, и в конце сотрудничества за аналогичное количество газа пришлось платить уже более 800 тысяч».

Еще в 2012 году в Ростовском областном перинатальном центре при главвраче Валерии Буштыреве решили построить свою кислородную станцию. Но в 2019 году местные чиновники и правоохранители решили, что она «незаконно производит лекарственный препарат» — то есть тот самый кислород. Главврач лишился своей должности.

В интервью изданию 161.ру Буштырев поделился мнением, что попал под пресс областного Минздрава, возможно, потому, что отказался от многомиллионных контрактов с компанией «Оксиген».

«Изначально при строительстве перинатального центра Минздрав области заложил в проекте кислородопровод от „Оксигена“ в наш роддом. Кроме „Оксигена“, никто не мог с нами работать. Причем вначале мы платили в среднем 200 тысяч рублей в месяц, но потом цены начали повышать, и в конце сотрудничества за аналогичное количество газа пришлось платить уже более 800 тысяч», — вспоминал Буштырев.

Уголовное дело впоследствии было прекращено. Но станция с тех пор так и не заработала.

«Оксиген» зарегистрирован на базе «Больницы скорой медицинской помощи № 2» (БСМП), которая была важным этапом в карьерах некоторых ростовских медицинских чиновников. Операционной медсестрой еще при главвраче Филимонове там начинала работать Татьяна Быковская, которая впоследствии стала министром здравоохранения Ростовской области. После скандала со смертью нескольких пациентов в 20-й горбольнице Быковская оставила свой пост. В начале недели, по данным источников РИА «Новости», дома у Быковской прошел обыск. Однако за последние годы в Ростовской области возбуждали не одно дело, связанное с коррупцией в здравоохранении. Вот только по итогам этих расследований никто из высокопоставленных ростовских чиновников не пострадал.

Дело о томографах

Быковская была министром здравоохранения Ростовской области 16 лет, с 2004 года — дольше, чем служит в области губернатор Василий Голубев. Последние десять лет её имя несколько раз всплывало в связи с коррупционными скандалами. Впрочем, это никак не сказывалось на её карьере. 

В 2010 году в России было возбуждено несколько уголовных дел на региональных чиновников в связи с закупкой томографов по завышенным ценам, одно из них — в Ростовской области.

Еще в начале расследования это дело очень эмоционально прокомментировал Дмитрий Медведев, тогда президент России. «Это абсолютно циничное, хамское воровство государственных денег. Это терпеть больше нельзя. Это то, что вызывает, во-первых, дикую ненависть наших людей и, во-вторых, создает отрицательный авторитет страны, — сказал Медведев на встрече со своим помощником, начальником Контрольного управления Президента Константином Чуйченко. — Я лично дам указание генеральному прокурору и руководителю Следственного комитета нашей страны, чтобы все, кто к этому причастен, понесли серьезное, суровое наказание».

В 2012 году в Ростовской области уголовное дело о закупках томографов по завышенным ценам было передано в суд. В преступлении обвинили заместителя Быковской Василия Кравченко и начальницу отдела централизованных закупок министерства Марину Липовскую. 

В ноябре 2013 года суд приговорил их к реальным срокам заключениям, но оба чиновника, не встретив никакого сопротивления, просто вышли из зала суда. Вскоре Кравченко нашли в больнице, а Липовскую — в психиатрической лечебнице. Апелляционная инстанция позже отменила реальный срок для Кравченко в связи с амнистией к 20-летию Конституции (приговор в отношении Липовской остался в силе). Так закончилась ростовская часть одного из самых громких дел о коррупции в России.

Беглый родственник

Интересно, как сложилась судьба третьего фигуранта уголовного дела, директора и учредителя компании, которая поставляла томографы по завышенной цене, Романа Гордашевского, по логике — основного выгодоприобретателя поставок.

Не дожидаясь конца расследования, Гордашевский скрылся от следствия и был объявлен в розыск. С тех пор официальной информации о его судьбе не было. Например, до конца не ясно, было ли ему предъявлено обвинение заочно, предъявили ли ему гражданский иск о возмещении ущерба российскому бюджету?

Как выяснили «Важные истории», Гордашевский не только не понес наказания, но все это время продолжал зарабатывать деньги на государственных заказах от министерства здравоохранения Ростовской области. 

До сих пор ему принадлежит 50 % компании «Кардиоцентр», которая с момента его побега и до 2020 года заключила с медицинскими учреждениями Ростовской области 76 контрактов на общую сумму 65 миллионов рублей.

Дмитрий Медведев

Тогда президент России

«Я лично дам указание генеральному прокурору и руководителю Следственного комитета нашей страны, чтобы все, кто к этому причастен, понесли серьезное, суровое наказание»

«По закону людям, которые находятся в розыске, не запрещено быть участниками коммерческих компаний, — говорит заместитель генерального директора «Трансперенси Интернешнл — Россия» Илья Шуманов. — У нас ход уголовного преследования очень сильно зависит от политической воли и желания правоохранителя. Очень часто уголовное дело против бизнесмена заводят по какой-нибудь мелочи, при этом арестовывают все счета всех связанных с ним фирм. То есть преступление может быть мелкое, а весь бизнес парализован. Такие меры давления часто используют для того, чтобы захватить чей-то бизнес. А тут человека подозревают в том, что он имел коррупционные связи в минздраве, он сам сбежал от следствия, но продолжает получать деньги от того же министерства. Думаю, это значит, что его коррупционные связи были с чиновниками повыше, чем те, что оказались на скамье подсудимых».

В 2013 году, когда шло расследование о мошенничестве и злоупотреблении служебными полномочиями при закупке томографов, поставкой высокотехнологичного оборудования в ростовские больницы занялся сын сбежавшего Гордашевского. В тот год его компания получила контрактов на 65 миллионов рублей.

Местные СМИ писали, что Гордашевский мог сбежать в Канаду, а потом перебраться в Израиль. Как обнаружили «Важные истории», в 2011 году его сын приобрел поместье в Вудбридже, пригороде Торонто, за 1,2 миллиона канадских долларов (37 миллионов рублей по тогдашнему курсу). Дом был куплен спустя два года после того, как Гордашевский-старший, по мнению следствия, нанес ущерб бюджету Ростовской области на 95 миллионов рублей. 

Многие ростовские медиа писали, что Роман Гордашевский — родственник бывшего министра здравоохранения Ростовской области Татьяны Быковской. «Важным историям» не удалось найти прямого подтверждения этому. Но есть несколько косвенных деталей.

В соцсетях и на местных форумах обсуждалась информация о том, что сын Гордашевского якобы женат на Оксане Быковской.

«Важные истории» выяснили, что его дом в Канаде записан, в том числе на Оксану Владимировну Гордашевскую. А его компания, зарегистрированная в Ростове, недавно перешла в собственность Олега Владимировича Быковского. У Олега есть еще одна родственница — Виктория Владимировна Быковская. И по совпадению ее бизнес тоже связан с ростовским минздравом: за последние десять лет она заключила с местными больницами 171 контракт на 35,5 миллиона рублей. 

Татьяна Быковская не захотела говорить с «Важными историями» о своих родственниках.

В уголовном деле о закупках томографов Татьяна Быковская проходила лишь свидетелем. Дело никак не сказалось на её карьере. А в 2019 году вспыхнул новый коррупционный скандал.

Дело о медицинских отходах

В начале декабря 2019 года Татьяна Быковская стала подозреваемой и была арестована в рамках уголовного дела о превышении должностных полномочий. Сотрудники ФСБ задержали министра в шикарном загородном доме, видео с задержания было опубликовано в телегам-канале «База»: полы из мрамора, стены украшены лепниной, на потолках — хрустальные люстры. 

Особняк принадлежит гражданскому мужу Быковской — бывшему военному комиссару Москвы Анатолию Хрячкову. Вскоре суд определил, что Быковская будет находиться под домашним арестом по месту фактического проживания — в том самом особняке. Журналисты издания «Блокнот» обнаружили в инстаграме Быковской фотографии из особняка, сделанные еще в 2016 году. При этом недвижимость не появлялась в декларации министра, хотя по закону она обязана декларировать дома в пользовании. 

В своем объяснении для прокуратуры Быковская утверждала, что переехала жить к гражданскому мужу только в 2019 году. Данные об особняке появились в декларации, опубликованной в 2020 году.

Одновременно с Быковской был арестован её заместитель Станислав Беседовский. Он до сих пор находится в СИЗО , хотя в январе суд освободил министра из-под домашнего ареста и она вернулась к работе.

1,2 млн канадских долларов стоит поместье в пригороде Торонто, которое принадлежит семье сбежавшего поставщика томографов.

К этому новому уголовному делу есть немало вопросов. И снова кажется, что среди обвиняемых нет главных действующих лиц.

Быковскую и её заместителя обвиняют в том, что они оказывали помощь компании «Центр 100 Ростов-на-Дону» в получении госконтрактов по утилизации медицинских отходов. Эта фирма построила в Ростовской области завод по утилизации отходов класса «Б».

О проекте торжественно объявили местные власти еще в 2017 году, тогда соглашение с инвестором подписал лично губернатор Василий Голубев на инвестиционном форуме в Сочи. 

Пресс-служба губернатора тогда сообщала, что инициатива исходит от швейцарской компании AFD Group. Еще в 2016 году проект подробно обсуждался на заседании Совета по инвестициям при Губернаторе Ростовской области. Заместитель губернатора Юрий Молодченко несколько раз повторил, что проект находится на личном контроле Голубева, и даже отчитал местных чиновников, которые недостаточно расторопно помогают инвесторам найти подходящий земельный участок.

По данным реестра о компаниях Швейцарии, AFD Group SA руководит предприниматель Александр Дантсенко. Эта фирма, правда, не имеет никакого отношения к медицинским отходам, а занимается «консалтинговыми операциями на рынке нефтепродуктов». Помимо этого, у Дантсенко есть и компания в Люксембурге, где его партнерами выступают топ-менеджеры нефтрейдера Gunvor. До введения санкций одним из его основных владельцев был близкий друг президента России Геннадий Тимченко.

Нечем дышать

Министра Ростовской области Татьяну Быковскую во время коррупционного скандала публично и очень горячо поддерживает в соцсетях её дочь Юлия Соколовская, которая живет в Израиле. После ареста своей матери она написала: «Прежде чем пенять на одного лишь министра здравоохранения и винить её во всех проблемах в этой сложной сфере, ответьте пожалуйста на вопрос: в какой области эти проблемы отсутствуют? В какой области эталонная система здравоохранения и наилучший уровень оказания медицинской помощи?».

И действительно, в конце октября глава Минпромторга Денис Мантуров объявил о нехватке медицинского кислорода в больницах около 20 российских регионов.

Владимир Буштырев, запустивший собственную кислородную станцию в ростовском перинатальном центре, которая остановилась из-за уголовного дела, сказал в интервью 161.ру, что громкие отставки в области его не обнадеживают. «Я сам постоянно говорил, что медицина у нас идет не туда. Но когда узнал [о том, что Быковская ушла на пенсию], не почувствовал никакого удовлетворения. Медицину просто развалили, если сейчас взяться это все восстанавливать, быстро не получится».

О проблемах с медицинским кислородом в регионах Кремлю стало известно только после смерти пациентов ростовской городской больницы № 20 и выступлений врачей в средствах массовой информации. Недавно пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал эту ситуацию «тревожной».

05.11.2020

Материалы по теме

Ростовские больницы специально подсадили на «Оксиген»