С чьей помощью Ксения Собчак пытается зайти на крабовый рынок России

4187
0
41870
Источник: Версия

Телеведущая Ксения Собчак рассказала о том, что приобрела бизнес по добыче крабов на Дальнем Востоке. Доли в компаниях ранее были связаны с объявленным в розыск бизнесменом Олегом Каном. Но пока, по решению городского суда Южно-Сахалинска, удовлетворившего ходатайство Следственного комитета, до 15 мая регистрация перехода прав собственности приостановлена. Основанием стало подозрение в занижении стоимости крабов при совершении экспортных операций в 2014–2015 годах.

Высокорентабельные активы

Первым о том, что Ксения Собчак пытается приобрести доли в ООО «Монерон» и ООО «Курильский универсальный комплекс» — компаниях, которые занимаются выловом краба на Дальнем Востоке, сообщил телеграм-канал «Незыгарь». Если верить этой информации, Ксения Собчак выкупила 40-процентную долю, еще 10% — супруга бывшего топ-менеджера «Роснефти» Игоря Соглаева Елена.

Ксения Собчак и Елена Соглаева заключали договоры купли-продажи с Дмитрием Пашовым, которому по документам принадлежит ООО «Монерон», и Викторией Ледуковой, которой принадлежит «Курильский универсальный комплекс».

По неофициальным же данным, к этим компаниям имеет отношение бизнесмен Олег Кан, который покинул страну, так как на него было возбуждено уголовное дело в связи с убийством в 2010 году бизнесмена Валерия Пхиденко.

Дмитрий Пашов считается человеком, близким к Олегу Кану, был членом попечительского совета благотворительного фонда «Родные острова», учрежденного при участии Кана.

Обе компании владеют крупнейшими квотами на вылов краба на Дальнем Востоке (9000 тонн). Игорь Соглаев рассказывал о том, какой это высокорентабельный бизнес. За прошлый год выручка группы составила 23 млрд руб., чистая прибыль — свыше 10 млрд рублей.

В свою очередь Ксения Собчак заявила, что заинтересовалась рыбо- и крабодобывающей отраслями еще четыре года назад. Тогда работники рыбокомбината «Островной» на острове Шикотан (Курильские острова) в ходе «Прямой линии» президенту Владимиру Путину пожаловались на условия труда. Занимавший пост губернатора Сахалинской области Олег Кожемяко поручил разобраться с проблемами рыбокомбината предпринимателю Олегу Кану, который и «решил все задачи и поставил комбинат на ноги» через фонд «Родные острова».

Собчак рассказала, что начала общаться с Олегом Каном на почве благотворительности. А когда ее старый знакомый Игорь Соглаев предложил войти с ним в бизнес по добыче крабов на Дальнем Востоке, который ранее основал Олег Кан вместе с Дмитрием Пашовым, согласилась.

Дмитрий Пашов и Виктория Ледукова решили продать бизнес из-за якобы административного давления. Сделка была закрыта 14 марта в Москве, ее сумма не разглашается. В постах «Незыгаря» речь идет о 4 млрд рублей за компании с квотами на 9 тысяч тонн краба, но не уточняется, откуда взята эта цифра.

По словам Собчак, Олег Кан на данный момент не имеет отношения к долям, которые она купила. Тем не менее продолжает консультировать менеджмент «как, наверное, лучший профессионал в этой отрасли».

Упреки и подозрения

Впрочем, после закрытия крабовой сделки события стали развиваться для ее участников неожиданным образом. Так как сообщили 18 апреля «Ведомости», городской суд Южно-Сахалинска по ходатайству Следственного комитета до 15 мая арестовал доли в двух указанных выше компаниях, а также в ООО «Приморская рыболовная компания». Их подозревают в занижении стоимости крабов при совершении экспортных операций в 2014–2015 годах. По данным издания, бенефициаром трех компаний следствие считает Олега Кана. Из-за этого регистрация права перехода долей компаний на Собчак и Соглаеву была приостановлена.

В результате, опять же если довериться информации анонимных телеграм-каналов, мать Собчак, сенатор Людмила Нарусова, написала обращение к главе Верховного суда Вячеславу Лебедеву и пожаловалась на решение суда.

При этом нельзя исключать, что таким образом Людмила Нарусова могла нарушить этические нормы: закон запрещает сенаторам заниматься предпринимательской деятельностью. Будучи членом Совета Федерации, Нарусова не может быть поверенной или иным представителем по делам третьих лиц в органах государственной власти и органах местного самоуправления, не имеет право использовать свой статус в личных целях и должна избегать ситуаций, которые ставят под сомнение её объективность и независимость. Но дочь и мать Собчак эти законодательные ограничения, похоже, не смущают.

Ксения Собчак уверена, что действия ее матери не противоречат закону. В телеграм-канале, который ведется от ее имени, появилось сообщение, что Собчак периодически просит свою мать-сенатора организовать то или иное обращение и никакой неэтичности она не видит. Когда происходит несправедливость, она всегда просит помощи в запросах, будь то бизнес или политика.

Собчак считает, что утечка подробностей сделки – это спланированная и проплаченная кампания, направленная против ее семьи. Она не удивится, если выяснится возможная связь публикаций в «Незыгаре» с владельцем «Русской рыбопромышленной компании» Глебом Франком. При этом она не знакома с бизнесменом.

В свою очередь представитель бизнесмена Сергей Извольский считает предположение госпожи Собчак о причастности к публикациям Глеба Франка ошибочное: «Мы не имеем никакого отношения к сложившейся ситуации».

Но, чтобы там не говорилось, дыма без огня, как говорится, не бывает. Год назад, когда обсуждался законопроект о введении инвестиционных квот на добычу крабов, представители отрасли отмечали, что новые правила приведут к вытеснению с рынка мелких и средних игроков, а выживут в итоге только очень крупные компании. Многие вопросы решались кулуарно, в закрытом режиме, и мнение рыбаков мало кого волновало.

В итоге передел крабовой отрасли прошел по сценарию владельца Русской рыбопромышленной компании (РРК) и зятя миллиардера Геннадия Тимченко Глеба Франка.

В результате крабовой реформы на аукционах примерно за 142 млрд рублей была продана половина квот на вылов около 46 тысяч тонн краба. Многие компании в аукционе не участвовали, в том числе и компания Олега Кана. Зато РРК, став лидером рынка, купила примерно треть выставленного на торги дальневосточного краба (около 12 тыс. тонн) за 38 млрд рублей.

Еще две трети квот распределились между разными компаниями. Среди победителей «Восход» сына губернатора Приморского края Олега Кожемяки Никиты, дочерняя структура Преображенской базы тралового флота «Аква-инвест», связанной с экс-сенатором Александром Верховским, а также компания «Островной краб», часть которой контролирует Сбербанк.

По подсчетам Forbes, основанным на данных Росрыболовства, первое место по объему квот на краба делят Северо-Западный рыбопромышленный консорциум и группа «Русский краб» Глеба Франка, с примерно 14 500 тонн у каждого.

И вот когда все так замечательно устроилось, на сцене появляются новые фигуры с амбициозными планами. По словам Соглаева, у новых инвесторов есть договоренности об увеличении пакета и дальнейшей консолидации бизнеса. Рассматривается возможность покупки других крабовых компаний, как на Дальнем Востоке, так и в Северном рыбохозяйственном бассейне. Кроме этого, есть планы по созданию на Дальнем Востоке кластера по переработке краба в Приморском крае. Соглаев говорит, что речь идет об инвестициях «в сотни миллионов долларов».

«Ближний круг»

Существует версия: пригласив Собчак в бизнес, Кан хотел заручиться поддержкой «ближнего круга» и сделать свой бизнес более открытым.

Впрочем, Глеб Франс также относится именно к этому кругу. А поэтому крайне любопытно, как дальше будут развиваться события. Людмила Нарусова, похоже, догадывается, в чьих интересах закончится эта история. Во всяком случае сенатор уже попросила министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева ходатайствовать о включении компании дочери в число тех, кто получит государственную поддержку из-за пандемии — перед комиссией правительства по повышению устойчивости развития российской экономики.

А в Совет Федерации, в свою очередь, поступило обращение о возможном конфликте интересов в связи с письмом Нарусовой в Верховный суд. Рассмотреть обращение сенаторы планируют в течение месяца.

«А если слон вдруг на кита налезет — кто кого сборет?», — спрашивал герой известной детской книги. Вот это, вероятно, нам и предстоит увидеть в ближайшее время.

28.04.2020

Материалы по теме

С чьей помощью Ксения Собчак пытается зайти на крабовый рынок России