С кем племянник Путина делит «Согаз»?

1952
0
19520
Источник: Руспрес

Русcкий Forbes
Юрий Ковальчук. Фото «Россия 1»

Незадолго до слияния страховых активов ВТБ и «Согаза» неизвестное лицо купило 12,5% акций страховщика «Газпрома» примерно за 23 млрд рублей. Позднее большая часть этого пакета была приобретена «Согазом» за 55 млрд рублей. Появление крупнейшей страховой компании России обогатило на сотни миллионов долларов также миллиардера Юрия Ковальчука, двоюродного племянника президента Михаила Шеломова, бывшего помощника Игоря Сечина.

В октябре 2018 года страховая компания «Согаз» и банк ВТБ закрыли сделку по продаже 100% компании «ВТБ Страхование». В результате появилась крупнейшая страховая компания России, работающая под единым брендом «Согаз».

«ВТБ Страхование» обошлось «Согазу» в 70,4 млрд рублей, часть этой суммы была оплачена акциями «Согаза» — ВТБ получил 10% в компании и место в совете директоров, а также денежную компенсацию, которая изначально составляла 14,6 млрд рублей, но позднее была уменьшена на 3,6 млрд рублей. На ту же сумму была увеличена стоимость акций «Согаза», говорится в отчетности ВТБ.

Справедливую стоимость 10% акций «Согаза», которые получил ВТБ, оценили, как следует из отчетности «Согаза» за 2018 год, в 56,024 млрд рублей, по версии отчетности ВТБ, в 55,8 млрд рублей. Для дальнейших расчетов мы использовали оценку, приведенную в документе ВТБ. Таким образом, весь «Согаз» стороны оценили как минимум в 558 млрд рублей (с учетом корректировок после закрытия сделки — 594 млрд рублей).


В чьих интересах сделка?

«Согаз», созданный как внутренний страховщик для компаний группы «Газпром», в 2004 году перешел под контроль петербургского банка «Россия» и связанных с ним лиц. В числе совладельцев банка «Россия» — миллиардер Юрий Ковальчук, бизнесмен Николай Шамалов (по информации Bloomberg и Reuters, его сын был женат на дочери президента Владимира Путина), музыкант Сергей Ролдугин (близкий друг Владимира Путина), миллиардер Геннадий Тимченко (ещё один друг Владимира Путина) и Михаил Шеломов (двоюродный племянник Владимира Путина).

На конец 2013 года банку «Россия» опосредованно принадлежал контрольный пакет акций «Согаза», но после введения санкций США и Евросоюза в 2014 году структура акционеров «Согаза» изменилась. Крупнейший акционер — ООО «Аквила» (среди его бенефициаров Юрий и Татьяна Ковальчуки), «СГ-инвест» Антона Устинова — председателя правления «Согаза» и бывшего помощника Сечина, «Газпром газораспределение», ООО «Акцепт» Михаила Шеломова, ООО «Кордекс» (полный список акционеров здесь).


Кто и сколько заработал на сделке?

Юрий и Татьяна Ковальчуки. Компания «Аквила» владеет 32,3% «Согаза», а Ковальчуку вместе с супругой опосредованно принадлежат 49,9% «Аквилы» (через компанию «Большой дом 9»). Остальные акции в «Большом доме 9», а значит и доля в «Аквиле», — у членов совета директоров и топ-менеджера банка «Россия», но источник Forbes называет их номинальными акционерами. Исходя из сделки ВТБ и «Согаза», пакет акций страховой компании, подконтрольный Ковальчуку и его жене, стоит как минимум 89,9 млрд рублей (или $1,35 млрд по текущему курсу). И эта стоимость одного актива больше всего состояния банкира, которое Forbes в начале года оценил в $1,3 млрд. Тогда Ковальчук занял 74-е место в рейтинге богатейших бизнесменов.

Михаил Шеломов. Его компании «Акцепт» принадлежит 12,47% акций «Согаза». О Шеломове стало известно в 2008 году после публикации газеты «Ведомости». Все та же компания «Акцепт» тогда появилась в числе акционеров банка «Россия». Дмитрий Песков сообщил газете, что «Михаил Шеломов действительно дальний родственник Владимира Путина, сын его двоюродной сестры». В публикации консорциума журналистов OCCRP утверждается, что Шеломов «последние десять лет работает «ведущим специалистом» в петербургском филиале госкомпании «Совкомфлот», занимающейся транспортировкой нефти и нефтепродуктов». В беседе с «Новой газетой» Шеломов заявлял, «что «Акцепт», «можно сказать», его личный проект», а на вопрос, действительно ли все это его собственность, он отвечал своим вопросом: «Вам это очень интересно знать?» Сейчас под контролем Шеломова находятся 7,98% банка «Россия». Но как показала сделка с ВТБ, «Согаз» куда более ценный актив. Исходя из этой сделки, стоимость подконтрольных ему 12,47% акций страховой компании составляет как минимум 69,6 млрд рублей (или $1,05 млрд).

Неизвестный акционер. Миллиардер Геннадий Тимченко стал совладельцем «Согаза» в 2009 году вместе с неназванными партнерами, а в 2012 году он выкупил их доли. После введения санкций США Тимченко продал компанию «Кордекс» (ей принадлежало 12,5% акций «Согаза»). В 2016 году из публикации «Новой газеты» стало известно, что контроль над «Кордексом» перешел к дочери Тимченко Ксении Франк. Не менее чем за полгода до сделки ВТБ и «Согаза» Ксения Франк продала принадлежащие ей 100% «Кордекса», сообщил Forbes представитель Ксении Франк. Он отказался сообщить детали сделки. Но как следует из отчетности «РСК-Инвест» (через которую Франк владела «Кордексом», в 2019 году ликвидирована), в 2015 году компания потратила на приобретение акций 23,23 млрд рублей, а в 2017 году получила от продажи акций других организаций примерно столько же — 23,05 млрд рублей. За время владения «Кордексом» компания «РСК-Инвест» получила в качестве дивидендов 1,6 млрд рублей. Именно пакет акций «Кордекса» стал основой для сделки ВТБ и «Согаза». Сначала «Согаз» выкупил «Кордекс» с принадлежащими ему 10% акций страховщика за 54,99 млрд рублей (следует из отчетности «Согаза»), а затем контроль над «Кордексом» перешел к ВТБ. Еще 2,5% акций «Кордекс», судя по его отчетности, продал за 1,39 млрд рублей.

Владимир Колбин. Кому «Кордекс» продала 2,5% акций «Согаза», не сообщалось, но среди акционеров «Согаза» с долей 2,5% есть компания «Спектр», принадлежащая Владимиру Колбину. Источник газеты «Ведомости» называет его сыном бизнесмена Петра Колбина, бывшего совладельца нефтетрейдера Gunvor. В интервью Forbes Геннадий Тимченко рассказывал, что Петр Колбин — его давний товарищ «со времен детства»; в расследовании телеканала «Дождь» утверждалось, что Колбин — друг детства Владимира Путина, правда, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков это не подтверждал. В любом случае 2,5% акций «Согаза» оцениваются в 13,95 млрд рублей. А судя по отчетности «Кордекса» за 2018 год, достались они Владимиру Колбину за сумму, в 10 раз меньшую, — 1,39 млрд рублей.

Антон Устинов. В 2017 году «Газпром» и его дочерние предприятия снизили свою долю в «Согазе» с 40,2% до 21,2%. Новым акционером страховой компании стало ООО «СГ-Инвест» с долей 16,54%. Сейчас этот пакет принадлежит одноименному АО «СГ-Инвест». Владельцами «СГ-Инвест» являются нынешние и бывшие члены правления «Согаза». Крупнейшая доля (40%) у председателя правления «Согаза» Антона Устинова, которого ТАСС называет племянником бывшего генпрокурора России Владимира Устинова. Однако сам «Согаз» ранее опровергал информацию о таком родстве. Устинов — бывший помощник Игоря Сечина и бывший советник президента Владимира Путина. Если соотнести стоимость пакета «Согаза», принадлежащего «СГ-Инвест» (92,3 млрд рублей), с долгом этой компании 15,3 млрд рублей на конец 2018 года, то стоимость доли Антона Устинова можно оценить в 30,8 млрд рублей ($460 млн).



Антон Устинов

Что не так со сделкой?

Страховые компании оцениваются с коэффициентом к собранным премиям. Обычно стоимость лежит в диапазоне от 0,7 до 1 к премиям, говорит аналитик Antero Group Аркадий Абрамов.

В 2018 году страховые премии группы «Согаз» составили 224,9 млрд рублей. В отчетности по МСФО указано, что вклад «ВТБ Страхование» в общую сумму премий с даты приобретения равнялся 35,2 млрд рублей. То есть «Согаз» без «ВТБ Страхования» собрал 189,8 млрд рублей. Таким образом, «Согаз» бы оценен в 594 млрд рублей с коэффициентом 3,1 к премиям.

«ВТБ Страхование» для этой же сделки было оценено значительно дешевле в терминах коэффициентов. Страховые премии «ВТБ Страхование» за весь 2018 год — 103,6 млрд рублей. Компания для сделки была оценена в 70,4 млрд рублей, то есть коэффициент к премии составил 0,68.

При этом обе компании зарабатывают сравнимую прибыль: по итогам 2017 года у «Согаза» — 30,6 млрд рублей, у «ВТБ Страхование» — 19,9 млрд рублей.

Впрочем, директор группы рейтингов финансовых институтов НКР Евгений Шарапов считает, что в случае со сделкой «Согаза» и «ВТБ Страхования» применение мультипликатора в лоб вряд ли возможно: одна из компаний — явный лидер всего рынка, а другая при продажах ориентирована в значительной степени на сетку банка ВТБ. «Поэтому в каком-то смысле эти компании не имеют сопоставимых конкурентов на российском страховом рынке, по которым известны исторические мультипликаторы, — объясняет Шарапов. — Плюс в сделку вошло много параметров, которые не описываются мультипликатором. Например, мы заметили, что «ВТБ Страхование» после сделки резко изменила стратегию по выплате комиссионного вознаграждения». Если в 1 квартале 2018 года ее величина составляла около 16%, то по итогам 1 квартала 2019 года — уже более 60%. «В таких случаях для корректной работы мультипликатора страховые премии необходимо очищать от экстракомиссий», — объясняет эксперт.

Forbes в пятницу обратился за комментариями в ВТБ и «Согаз».

Уже после публикации материала представитель ВТБ прислал комментарий. В нем он отказался комментировать условия сделки, сославшись на существующие соглашения о конфиденциальности. При этом в ВТБ настаивают на том, что к вопросу оценки стоимости компаний Forbes подошел некорректно: «На наш взгляд, непрофессионально сравнивать какие бы то ни было мультипликаторы двух компаний без учета фундаментальных отличий в их бизнесе. В то время как «Согаз» является крупнейшей страховой компанией России с фокусом на корпоративном сегменте, «ВТБ Страхование» был лидером на рынке продажи страховок совместно с банковскими продуктами». По словам представителя ВТБ, мультипликатор к премиям «не является единственным и самым объективным показателем для оценки страховых компаний, сравнивать по нему можно лишь однотипные компании с одинаковым видом бизнеса, скоростью роста».

«Оценка, которая использовалась в ходе сделки, проводилась профессиональными иностранными оценщиками из Big 4 на основе одинаковых методологий, по международным стандартам и с применением всех необходимых процедур контроля и оценки качества», — настаивает ВТБ.

Уточнение. В статью были внесены изменения, касающиеся Ксении Франк. Уже после выхода материала ее представитель предоставил Forbes документ, свидетельствующий о том, что она продала компанию «Кордекс» за несколько месяцев до сделки «Согаза» и ВТБ, о чем не было известно ранее.

Игорь Терентьев, Елена Тофанюк

05.09.2019

Материалы по теме

С кем племянник Путина делит «Согаз»?