Сахарный Король отстегнул Герману Грефу полмиллиарда евро за «дочек»

6241
0
62410
Источник: OktagonMedia
Новым владельцем стал сербский бизнесмен Сахарный Король. Аналитики полагают, что речь идёт скорее об оптимизации, чем о полном уходе с рынка, и указывают на неблагоприятную геополитическую ситуацию, не исключая того, что в будущем Сбер вернётся в регион. Корреспондент «Октагона» на месте событий разобрался в деталях.

Что продаётся и где Сбер остаётся

В начале ноября европейское подразделение Сбера Sberbank Europe AG выставило на продажу свои банки в пяти странах: Боснии и Герцеговине, Хорватии, Венгрии, Сербии и Словении. В общей сложности это 162 филиала и порядка 600 тысяч клиентов. По официальной версии, европейское подразделение Сбера планирует «сосредоточиться на ключевых рынках и изучить новые бизнес-модели».

Это не первая сделка, в ходе которой Сбербанк сокращает своё присутствие за рубежом. В 2019 году Сбер продал турецкую «дочку» DenizBank дубайскому Emirates NBD. Сумма сделки составила 5 млрд долларов. По словам главы компании Германа Грефа, решение о продаже связано с санкционными ограничениями. Впрочем, несмотря на санкции, внешний рынок для Сбера остаётся значительным: помимо уже названных стран, на конец 2020 года банк присутствовал на Кипре, Украине, в Австрии, Нидерландах, Белоруссии, Казахстане, Люксембурге, Великобритании, Ирландии, Китае, США, Чехии и Швейцарии.

Что известно о покупателе

Покупатели европейских активов Сбера российскому читателю, вероятно, не знакомы. Это AIK Banka – частный банк в Сербии, входящий в стране в топ-10 по объёму активов (1,9 млрд евро на 30 июня 2021 года). Это первый сербский банк, который вышел на рынок ЕС и планирует дальнейшую экспансию. С 2019 года компания владеет 100 процентами акций словенского Gorenjska Banka, который тоже вошёл в список покупателей активов Сбера. Обе кредитные организации входят в финансово-промышленный холдинг Agri Europe Cyprus Ltd, который в свою очередь принадлежит сербской MK Group – диверсифицированной компании, специализирующейся главным образом на агробизнесе.

Покупатели утверждают, что имеют чёткое видение развития и гарантируют, что клиенты будут продолжать получать услуги такого же высокого качества.

Закрытие сделки подлежит утверждению национальными и международными регулирующими органами, национальными антимонопольными органами и, как ожидается, состоится в 2022 году.

MK Group работает на рынке около 40 лет и позиционирует себя как лидера в трёх ключевых сферах бизнеса: сельском хозяйстве, туризме и банковском деле. Компания с 6 тысячами сотрудников и десятками тысяч деловых партнёров готова расширять свой бизнес по всей Юго-Восточной Европе с акцентом на четыре страны – Сербию, Словению, Хорватию и Черногорию. MK Group заявляет, что инвестировала в бизнес в общей сложности 1,5 млрд евро, годовая стоимость её экспорта составляет 230 млн евро, а общий доход – 600 млн евро.

Сахарный Король и стратегический партнёр

Основатель и владелец MK Group Миодраг Костич с состоянием в 540 млн евро входит в число богатейших людей Сербии. Бизнесмен получил известность в своей стране в начале 2000-х годов, когда купил три сахарных завода по цене три евро за каждый с обязательством погасить долги предприятий и инвестировать в производство. С тех пор Костича прозвали Сахарным Королём. Он пришёл в бизнес в 1983 году как владелец частной компании, занимающейся торговлей и производством, которая в 1995-м превратилась в MK Group.

Банковскую деятельность Костич начал в 2014 году, став владельцем AIK Banka. В общей сложности MK Group включает в себя более 40 компаний, большинство из которых находится в Воеводине (Сербия). Помимо нескольких банков и отелей, у Костича имеются пять аграрных компаний и около 60 тыс. гектаров земли в Сербии и на Украине. Объём складских помещений оценивается в 1 млн тонн. Бизнесмен владеет самолётом за 6 млн евро, виллой в Белграде за 10 млн евро и 48-метровой яхтой, которая оценивается в 28 млн евро.

Вполне логично, что покупателем европейских активов Сбера оказался бизнесмен из Сербии – главного российского союзника на Балканах. Сербские власти полагаются на Россию прежде всего в вопросах поставки газа и военно-технического сотрудничества. В политическом плане Белград рассчитывает на поддержку Москвы в блокировании членства самопровозглашённого Косова в международных организациях. Ссылаясь на традиционную дружбу и сотрудничество, Сербия отказалась присоединиться к санкциям Европейского союза, введённым в 2014 году, хотя Брюссель регулярно требует от Белграда привести свою внешнюю политику в соответствие с европейской.

Самый щедрый финансовый игрок

Сбербанк 10 лет назад начал осваивать регион, где к тому моменту уже многие годы работали известные западные банки. Позиционируя себя в качестве главного партнёра в наведении мостов между местными компаниями, Россией и странами СНГ, Сбер изначально воспринимался многими как рычаг для расширения российского экономического влияния. Со стороны всё выглядело так, будто в Москве не жалели сил и средств на укрепление имиджа мощного финансового игрока: аренда помещений в дорогих современных или старинных зданиях, новейшее оборудование, вышколенный персонал и более привлекательные в сравнении с конкурентами предложения.

Впрочем, несмотря на различные стратегии, выйти на высокую прибыльность не удавалось, как говорят эксперты, из-за конкуренции и небольшой рыночной доли.

Sberbank Europe, аккумулирующий европейские активы Сбера на общую сумму 12,942 млрд евро, завершил 2020 год с убытком 13,649 млн евро. Для сравнения: в докризисном 2019-м он показал прибыль 40,612 млн евро. К убыточным относятся «дочка» в Хорватии с отрицательным финансовым результатом за 2020 год (4,8 млн евро) и банк в Венгрии с убытком 3,2 млн евро. Структуры Сбера в Боснии и Герцеговине, наоборот, завершили прошлый год с прибылью 4,8 млн евро, а сербский Сбербанк – с прибылью 3,2 млн евро.

Самое щедрое предложение от Сбера получил хорватский холдинг Agrokor. Банк реструктурировал его долги и получил права на 40 процентов чистых активов Fortenova Group TopCo B.V., которая управляет ретейлером. В конце 2018 года сообщалось, что долг Agrokor перед Сбербанком составляет более 1 млрд евро, ещё 350 млн евро ретейлер задолжал ВТБ. Agrokor обеспечивает 15 процентов ВВП Хорватии и является крупнейшим владельцем сельхозугодий в стране. Общий долг компании оценивали в 4,6 млрд евро. В июле 2018-го ретейлер заключил с кредиторами соглашение: им предложили долю в Agrokor в счёт задолженности. Сбер получил 39,2 процента акций компании, ВТБ – 7,5 процента. Эту сделку многие наблюдатели в регионе связали со значительным усилением российского влияния в Хорватии, являющейся членом НАТО и Евросоюза.

Не такой, как в России

После прихода Сбера на рынки стран Центральной и Восточной Европы в финансовых кругах заговорили о «переманивании» многочисленных клиентов у более опытных западных банков. Новенькие филиалы приятно удивили и живущих в регионе российских граждан. Дмитрий М. ведёт небольшой бизнес в Боснии. Он поделился с «Октагоном» своими впечатлениями от Сбера «нероссийского образца».

– У меня был не очень удачный опыт со Сбербанком в России ещё в 2000-е годы, так что я не планировал открывать там счета, когда такая возможность появилась в Боснии. Тем более что меня вполне устраивал банк, с которым я здесь работал несколько лет, хотя у него и была репутация очень забюрократизированного. Из-за пандемии я не получил вовремя новое удостоверение личности иностранца, и в моём банке мне отказали в обслуживании, хотя у меня был действующий российский паспорт. Мне даже не позволили сделать небольшой срочный перевод Western Union, тогда я и решил поменять банк. С новым удостоверением я сразу пошёл в Сбер, и это, кстати, был единственный документ, который я как иностранец должен был предъявить для открытия счёта. Никаких дополнительных документов, заверенных копий или заполнения анкет от меня не требовали.

Дмитрий рассказал, что в Сбербанк перешли почти все его местные партнёры и знакомые из-за более выгодных условий обслуживания счетов и выдачи кредитов.

– Вот вам хотя бы такой пример: в случае утраты новая карта или замена ПИН-кода в Сбере вам обошлась бы в пять евро, а в моём западном банке – в 10 евро. Кроме того, в Сбере вы платите за содержание одного валютного счёта, на который могут поступать доллары, евро, швейцарские франки, например, а не за несколько валютных счетов.

«Почти любая стандартная операция обходится дешевле, да и вообще складывается впечатление, что там вам рады, даже если это не так».

Дмитрий М. | предприниматель

К слову, условия Сбера на европейском рынке отличаются и в плане ипотеки. Достаточно отметить, что в Восточной Европе ставки по ипотеке от Сбера составляют 2,5–3,3 процента годовых, в то время как в России в последнее время они были повышены до 8,8 процента на новостройки (+0,4 п. п.) и до 9,1 процента на вторичное жильё (+0,6 п. п.).

Возвращение возможно?

Российские аналитики по-разному оценивают продолжающееся сокращение активов Сбера в Европе, отмечая при этом, что на уход влияют не только санкции. Европейский рынок сам по себе сложный, ставки низкие, а конкуренция высокая. Некоторые эксперты считают, что бизнес Сбербанка в России приносит хорошую прибыль акционерам, а рентабельность других проектов вполне оправдывает отказ от развития в странах Центральной и Восточной Европы.

Аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев оценивает сделку по продаже «дочек» Сбера в пяти странах за 500 млн евро как довольно выгодную.

«Это вполне приличная сумма. Сбербанк в основном ориентирован на обслуживание россиян, и работа в отдельных государствах для него не совсем профильная. Там абсолютно иные условия, другие процентные ставки, другие требования по выдаче кредитов и приёму депозитов, и в каждом случае приходится подстраиваться».

Алексей Коренев | аналитик ГК «Финам»

По словам эксперта, в те годы, когда Сбербанк выходил на рынки Центральной и Восточной Европы, были развиты только классические банковские сервисы – кредитование, депозиты, работа с облигациями и так далее. Сейчас практически у всех крупных банков линейка предоставляемых услуг существенно расширилась, и для её развития требуются большие деньги и большие усилия.

– Удерживать вожжи в руках внутри России, наверное, возможно, а подстраивать сложную экосистему под конкретные условия в Сербии, Венгрии, Хорватии и других стран уже труднее.

Коренев напомнил, что Сбер сейчас сфокусирован на развитии сервисов внутри России, строя гигантскую экосистему и ставя перед собой задачу к 2030 году стать лидером на российском рынке электронной коммерции. В то же время аналитик не исключает того, что со временем банк вернётся в регион.

22.11.2021

Материалы по теме

Сахарный Король отстегнул Герману Грефу полмиллиарда евро за «дочек»