Семьям врачей, погибших при лечении ковида, отказывают в выплате компенсаций

3714
0
37140
Источник: Версия

В Самарской области Следственный комитет начал проверку после того, как родственники скончавшегося от коронавируса медика пожаловались на отказ местных властей выплатить положенную компенсацию. Впрочем, подобные скандалы разгораются сегодня во многих регионах. При этом порой скрывается даже сам факт того, что врачи умерли именно от ковида.

Владимир Муравей работал на Тольяттинской подстанции скорой помощи. Несмотря на свои 76 лет, он продолжал выезжать на вызовы, однако после начала второй волны родные всё же уговорили его уйти на пенсию. 7 октября, когда Муравью оставалось отработать всего три дежурства, он почувствовал себя плохо. Тест подтвердил наличие коронавируса. Пневмония вызвала проблемы с сердцем, и 16 октября Владимир Муравей скончался. Согласно указу президента в случае гибели врача от коронавирусной инфекции его семье выплачивается 2,7 миллиона рублей. Однако близкие Муравья получили отказ. Причиной, как оказалось, стало то, что по документам ковид был совсем ни при чём: в справке причиной смерти указан инфаркт.

Впрочем, теперь вся эта история скорее всего завершится хорошо. После того как сын Муравья поднял шум и Следственный комитет начал проверку, медицинские чиновники приобрели бледный вид и справку быстро поправили. Однако подобные ситуации происходят сегодня по всей стране, и надежды на то, что в каждом случае справедливость будет восстановлена, нет.

В конце прошлого года портал «Врачи РФ», объединяющий 670 тыс. медиков, провёл опрос. По его итогам 36% респондентов указали, что знают о проблемах с выплатой страховых денег семьям врачей, лечивших пациентов с COVID-19 и умерших от этой болезни. Один из медиков рассказал о ситуации, с которой столкнулась его семья: 69-летняя врач-инфекционист из Екатеринбурга Татьяна Берсенева умерла после того, как тест ПЦР дважды подтвердил у неё наличие коронавируса. Тем не менее в выплате было отказано.

Почему так происходит? Причина – в бюрократическом крючке: необходимо доказать, что умерший врач заразился ковидом именно на работе. Больше того, нужно установить конкретный очаг заражения, то есть назвать фамилию пациента, от которого заразился медик. Врач высшей категории туберкулёзной больницы города Морозовска Ирина Гончарова скончалась в ноябре, не справившись с тяжёлой формой пневмонии. Она вела приём пациентов, поскольку не могла оставить больных – из положенных пяти врачей в клинике осталось всего двое. Комиссия, выяснявшая обстоятельства заражения коронавирусом, потребовала доказательств того, что Гончарова принимала заражённого больного в течение 14 дней до момента официального подтверждения ковида. «Мама ежедневно принимала до 70 человек и не спрашивала, кто болеет, а кто нет. К тому же многие переносят вирус бессимптомно. Где теперь искать того, кто её заразил?» – недоумевает дочь Гончаровой.

В таком же тупике оказалась семья хирурга из Волжской ЦРБ Владимира Аришева. Прошлым летом он заразился коронавирусом и вскоре скончался. Комиссия в отделении профпатологии указала на отсутствие данных о пациенте, заразившем Аришева, и на этом основании отказала в выплате.

Формально логика в таком подходе имеется – компенсация положена за то, что врач погиб, выполняя свою работу. Но что получается в итоге? Сперва врачей бросают в «красную зону» и побуждают принимать пациентов, пафосно говоря о врачебном долге, а затем заставляют предъявлять доказательства, что погибший медик заразился на работе, а не в магазине или в трамвае. Заслужили ли врачи такого отношения? Тогда вряд ли стоит в следующий раз ожидать от них самопожертвования. В указе Владимира Путина говорилось только о выплате компенсаций в случае гибели врачей. Кто затем установил жёсткие правила, требующие поиска «нулевого» пациента? Глава Минздрава Михаил Мурашко? Руководитель ФМБА Вероника Скворцова?

Кстати, не стоит забывать и другой аспект проблемы. История Владимира Муравья, к гибели которого согласно справке ковид вообще не имел отношения, не уникальна: о том, что в причинах смерти коронавирус зачастую не фигурирует, уже не раз сообщали родственники скончавшихся медиков. Врач скорой помощи из Самары Геннадий Кагарлицкий, как утверждает его дочь, скончался от коронавируса, заразившись на работе. Однако в свидетельстве о смерти ковид не указан.

«Журналы, где фиксировались все вызовы, куда-то унесли, идёт сокрытие фактов. В морге мне сказали, что не будет никаких честных анализов на ковид», – рассказала она изданию «Подъём».

«Многим медикам не ставят диагноз «коронавирус». Думаю, опасаются судебных разбирательств, ведь тогда может всплыть, что не было СИЗ или они были некачественные. Их выдаёт по закону работодатель. Но они и тут тоже экономят. Каждый руководитель крепко сидит на своём стуле и по бумажкам у них всё хорошо», − считает руководитель проекта помощи пациентам независимого профсоюза «Альянс врачей» Ирина Кваско.

25.01.2021

Материалы по теме

Семьям врачей, погибших при лечении ковида, отказывают в выплате компенсаций