Сергей Бойцов: судьба вора в законе по кличке Боец

Поделиться:

«Учитесь управлять собой, во всем ищите доброе начало. И, споря с трудною судьбой, умейте начинать сначала. Споткнувшись, самому вставать, в себе самом искать опору. При быстром продвижении в гору друзей в пути не растерять» — эти стихи принадлежат Сергею Бойцову, легендарному вору в законе по прозвищу Боец.

Еще при жизни он стал легендой криминального мира. Его уважали за честность, справедливость и порядочность. Известный законник Вячеслав Иваньков (Япончик) сказал про него: «Боец — это цветок, выросший на бетоне».

Начало пути

Сергей Александрович Бойцов родился 16 октября 1960 года в городе Зима Иркутской области. Детство его было трудным. Однако в школе он учился хорошо. По воспоминаниям одноклассников Сергей был «немногословен, вежлив, не матерился. Держался с чувством собственного достоинства. Всегда улыбчивый. Учителя говорили: «Быть тебе ученым». Выйдет к доске – все ответит».

Первую судимость, по словам приемной дочери, Бойцов получил в 15 лет, заступившись за девушку. Освободившись в 1977-м, он вернулся в свой родной город Зима. Однако там у него нашлись недоброжелатели, решившие с ним расправиться. Когда Бойцов ехал на мотоцикле, один из них выставил тренировочную рапиру. Лезвие вошло в тело Бойцова рядом с сердцем. Позже за драку будущего вора в законе посадили на три года. С этого срока началось его долгое «путешествие» по тюрьмам и колониям страны, растянувшееся на 21 год.

Поэтический дар

Большую часть срока Боец проводил в спецтюрьмах, бараках усиленного режима, карцерах и изоляторах. Когда предоставлялась возможность, он писал стихи. Как-то ему попалось на глаза стихотворение его знаменитого земляка Евгения Евтушенко, в котором поэт написал, что шпана Зимы была смелой, когда собиралась толпой. Сергей ответил Евтушенко в стихах, где говорилось, что ошибок было много и творили иногда лишнего, но сила была в единстве, и когда один попадал в беду, все остальные вставали за него стеной .Через некоторое время от Евгения Евтушенко пришел ответ: «Здравствуйте, Сергей, прочитал ваше произведение, вижу, что выдержан поэтический стиль, соблюдены аллегорические формы, имеется сильная смысловая нагрузка. Я польщен, что у меня есть земляк, обладающий поэтическими способностями, вам необходимо развивать ваш дар». Сергей много читал, в том числе и книги по философии.

Признание авторитета

В 1988 году после короткого пребывания в двух лагерях Новосибирска, где Боец доставил немало головной боли администрации, его эпатировали в ИК-8. Там он пользовался серьезным авторитетом. За каких-то четыре месяца пребывания в «восьмерке» он так наладил «воровской ход», что многие арестанты других тюрем мечтали об ИК-8, почти как о свободе: не было видно ни одного «активиста», а алкоголя, напротив, было в избытке.

По словам друга Бойцова Леонида Семиколенова, «люди были научены и понимали ответственность, все застолья могли сопровождаться лишь песнями и плясками, а не скандалами и драками, в противном случае был установлен жесткий спрос. Арестантов каждое утро вывозили на городские строительные объекты. Там тоже было все налажено, можно сказать, что девчонки с воли толпами жили там. Система свиданий у нас была своя, и наши близкие друзья имели возможность заезжать к нам на объекты прямо на своих машинах и находится с нами весь день». Вечером зеки шли к Бойцу «на прием». «Стояли целые толпы арестантов — со своими жизненными проблемами и ситуациями. Боец, вникая в каждую нужду, решал их, — отмечал Семиколенов. — Популярность Бойца, на какой бы зоне он ни был, всегда была велика».

Происшествие в карцере

Весной 1994 года Бойца привезли в спецтюрьму города Владимир, где он потом не раз попадет в холодный одиночный карцер. Воры и «достойные бродяги» не докладывают количество находящихся в камере людей, когда проходит утренняя проверка. По внутренним правилам режима содержания человек, назначенный дежурным по камере, обязан это делать, в противном случае оформляется постановление о нарушении,  и его водворяют в карцер на 15 суток. Бойца постоянно назначали дежурным по камере, чтобы поместить в карцер.

В итоге у Сергея начались проблемы со здоровьем — от холода стала отказывать левая рука — но администрация продолжала «ломать» его. В начале 1995 года произошёл случай, который заставил начальство тюрьмы пересмотреть свои действия. Как-то во время утренней проверки в камеру к Бойцу зашли дежурные офицеры, готовые в очередной раз водворить его в карцер за отказ от доклада. Но то, что они увидели, привело их в замешательство:  Боец стоял спокойный,  рот у него был зашит черными нитками. Таким образом вор показывал силу своего духа и неподчинение власти.

Романтик и человек чести

Тем временем в Братске был взорван  друг Бойцова вор в законе Александр Моисеев (Мася). Вдова погибшего осталась одна с ребенком на руках. Как-то Леонид Семиколенов, разговаривая с Сергеем относительно нее, поинтересовался: «Сергей, будет ли неприятным для тебя, если вдова вора и нашего близкого друга когда-нибудь выйдет замуж за фраера?» Бойцов ответил, что не хотел бы этого. «Я ему сказал тогда, что он должен как вор женится на ней и взять на себя ответственность за ребенка», — вспоминает Семиколенов. Так Сергей и поступил. Несмотря на старое правило, что вору не подобает жениться, многие законники все же обзаводились семьями. Сергей Бойцов по воспоминаниям близких был не только романтиком, но и человеком чести.

Насладиться свободой помешала смерть

16 февраля 1998 года Сергей Бойцов окончательно вышел на свободу. Однако ненадолго. 23 февраля 1999 года Боец и его земляк вышли из подъезда дома №37 по Мосфильмовской улице в Москве, где снимали квартиру, и, не спеша, направились в сторону своей машины. Двое начали стрелять по ним с близкого расстояния. Шансов выжить у Бойца не было.

Компромат в Телеграмме

Loading...
Loading...

Оставьте комментарий

2 + 5 =