Сергей Гармаш стал первым официально осуждённым по громкому делу о коррупции в ФСВТС России и Минпромторге

4801
0
48010
Источник: Версия

28.06.2021 информагентство ТАСС сообщило, что Замоскворецкий суд Москвы приговорил бывшего замначальника 2-го управления ФСВТС России Сергея Гармаша к трём годам колонии строгого режима. Суд признал его виновным в посредничестве при передаче двух взяток начальнику одного из отделов департамента Минпромторга России.

В материале «Взяткопередатель» наше издание предположило, что Сергей Гармаш не единственный представитель взяточной индустрии, давно сформировавшейся на базе российской системы военно-технического сотрудничества (ВТС). В этой своеобразной отрасли есть «рыбы» и более крупного масштаба. А если говорить об «отраслевом» финансовом обороте, то суммы, инкриминируемые Гармашу, не тянут даже на «сдачу».

Но, тем не менее, арест Сергея Гармаша – событие поистине эпохальное. Дело в том, что Федеральная служба по военно-техническому сотрудничеству России (ФСВТС) в основной своей массе сформирована из представителей российских спецслужб, так как традиционно оружейная торговля в России считается именно их вотчиной. Это «вам не губернатора заарканить», тут, как говорится «честь мундира». Именно поэтому наиболее интересным в этом деле является вопрос – будет ли продолжение у этой истории.

Кто следующий?

Как сообщает издание «Коммерсантъ», Сергей Гармаш заключил досудебное соглашение о сотрудничестве с прокуратурой, в рамках которого он дал показания на главного фигуранта расследования – Ризвана Гайрбекова, а в качестве «бонуса» вспомнил о своеобразном сотрудничестве главного фигуранта с Владиславом Кузьмичевым. Что ещё рассказал следователям Сергей Гармаш, чтобы получить всего три года «строгача», пока неизвестно. Но три года, полученные им, наталкивают на мысль, что Гармаш мог вспомнить значительно больше «историй» из жизни ФСВТС России.

Эпизод уже рассмотренного в отношении Гармаша дела с предоставлением АО СПАРК права выполнения контракта с Колумбией, упомянутый в материале издания «Коммерсантъ», является наиболее показательным, характеризующим действие всей российской системы ВТС. А участие в этом Владислава Кузьмичева показывает то, как на самом деле распределяются заказы, проходящие через основного российского экспортёра в области ВТС АО «Рособоронэкпорт» (РОЭ). Едва ли решение о передаче колумбийской сделки в АО СПАРК могло быть принято на уровне Кузьмичева. Тут, на наш взгляд, однозначно должно было быть задействовано руководство РОЭ. Ведь Сергей Чемезов (поглотив сначала ФГУП «Российские технологии», а потом ФГУП «Росворужение») создавал монополиста в области военной торговли не для того, чтобы передавать контракты на сторону. Если есть конкретная сделка/контракт, то в ней всегда определена доходная часть, а значит передача исполнения в пользу той или иной компании – это переуступка права на доход. Возможно ли такое в структурах Сергея Чемезова, которые в основном занимаются тем, что, монополизируя отраслевые направления, убирают самостоятельных игроков с рынка? Тут, скорее всего, должно присутствовать нечто большее, чем 300 тысяч рублей, якобы переданных Гармашу Кузмичевым. По логике, в схеме передачи права должен присутствовать ещё некий объём «благодарности» в пользу руководства РОЭ, ну или того же ФСВТС, которое закрепляет заказы за различными субъектами ВТС. Так, что в оправдании Кузьмичева должен быть очень заинтересован глава РОЭ Александр Михеев. Ведь его подчинённый, подобно Гармашу, тоже может много чего вспомнить.

Федеральный коррупционный механизм

В своих материалах, касающихся ВТС, «Версия» неоднократно обращала внимание читателей на сомнительность действий созданного в России регулятора (ФСВТС) в области распределения заказов. Именно эта «распределительно-закрепительная» функция надзорного органа позволяет его руководству активно участвовать в перераспределении доходов от российского военного экспорта. Чем, собственно, руководство ФСВТС активно пользуется. Так, к примеру, неоднократно упоминаемый нами в своих публикациях Анатолий Пунчук в 2017 году не позволил АО «ОДК» провести работу с неким инозаказчиком «703» на том лишь основании, что ранее поручил проводить эту работу другому субъекту ВТС. Интересно, какой уровень «благодарности» этот субъект мог направить Пунчуку за фразу: «…проработку данного обращения АО «ОДК» полагаем нецелесообразной»? Ведь именно такие мысли возникают при прочтении письма, исх. № АП-3501 от 30.03.2017 года, им подписанного. А сколько таких писем выдаёт всё тот же Пунчук в течении каждого года? И какие интересы смогут стоять за каждым таким «полагаем нецелесообразным»? Согласитесь, давно пора задуматься на тему – а нет ли системных противоречий в российском механизме ВТС? Расследование в отношении Гармаша, чиновников Минпромторга и «стрелочника» от РОЭ наталкивает на мысли, что в «консерватории надо что-то поправить», как сказал бы незабвенный Михаил Жванецкий.

Можно рассмотреть и другой, более ранний, пример на эту же тему: всё тот же «закрепитель-распределитель» Анатолий Пунчук на совещании в 2013 году перераспределил функции по работе на американском рынке вооружения таким образом, что в компетенции РОЭ осталась только поставка финальных образцов продукции. А за ОАО «ОПК Оборонпром» закрепили все услуги по послепродажному обслуживанию вертолётной техники, приобретаемой американской стороной в том числе, созданию сервисных центров в интересах США. Но хоть кто-то может назвать хоть один такой центр, созданный ныне ликвидированным «ОПК Оборонпром»?! А ведь смысл этого совещания прост – это нечто иное, как перераспределение возможной прибыли на рынке послепродажного обслуживания вертолётной техники от РОЭ в пользу «ОПК Оборонпром». То есть, от одного формально государственного субъекта к другому. А что за этим стоит? Ответ прост – экспортные финансовые потоки, за обладание которыми каждый коммерческий субъект готов платить. При этом, что характерно, в российской системе ВТС перераспределяет эти потоки субъект, который по роду своей надзорной деятельности не должен иметь к ним совершенно никакого отношения, так как в этом случае теряется сам смысл надзора. В построенной схеме именно ФСВТС является головным оператором на рынке ВТС, так как приданная ему функция «закрепления» иностранных заказов делает его основным игроком на этом рынке. И пока этот, на наш взгляд, откровенно коррупционный механизм будет пребывать в нынешнем нелогичном правовом статусе, подобные эпизоды будут происходить регулярно. И нет смысла российской правоохранительной системе ограничиваться одним Сергеем Гармашем.

То же касается и Минпромторга. Это министерство в последнее время стало участником целой серии подобных скандалов. Не потому ли непотопляемый министр Денис Мантуров повышает своё благосостояние, что может выступать финальным центром принятия таких решений?

Можно, конечно же, отловить ещё десяток «гармашей», «кузьмичевых» и «гайрбековых», но пока существует созданный механизм и её главные бенефициары, ситуация в системе ВТС не изменится. Ведь, по факту, все эти созданные контрольные механизмы и неестественные с точки зрения свободного рынка монополии выступают подобно самостоятельно созданными внутренними санкциями, дополняющими американские, введённые для российских производителей. Вот о чём пора задуматься тем, кто хоть как-то может повлиять на российскую коррупционную чиновничью вакханалию, подобную той, что уже вскрыли наши следственные органы.

Проблема не в уже осуждённом Сергее Гармаше или ждущем своей участи стрелочнике Кузьмичеве, проблема в созданной системе.

03.07.2021

Материалы по теме

Сергей Гармаш стал первым официально осуждённым по громкому делу о коррупции в ФСВТС России и Минпромторге