Следственный комитет отказывает в возбуждении дела по факту смерти ветерана, задержанного охранником магазина

3801
0
38010
Источник: Версия

Случаи задержаний, досмотров и избиений охранниками магазинов посетителей, в том числе несовершеннолетних, продолжают происходить регулярно. Ситуация явно складывается ненормальная – охранники, формально поставленные поддерживать порядок, сами нарушают его, при этом оставаясь безнаказанными.

Вероятно, должен наконец появиться прецедент, который дал бы понять магазинным «секьюрити» (многие из которых пришли на эту работу лишь потому, что не способны больше ни на какую другую), что за их противоправные действия неизбежно будут следовать наказания. Таким прецедентом может стать дело московского ветерана Игоря Егорова.

Днём 12 февраля 2018 года Егоров зашёл в магазин московской торговой сети «Мосхозторг» на Комсомольском проспекте, купив в нём освежитель воздуха. Уже на улице его догнал сотрудник охраны Тумаков А.В., задержал Егорова и вернул обратно в магазин. Далее охранник зачем-то отвёл Егорова в подвальное помещение магазина для разбирательства и последующего досмотра.

Причины, по которым охранник осуществил данное задержание, не установлены. Сам Тумаков настаивает на том, что он увидел на экране камер, как Егоров «взял с одной из холодильных камер банку консервов, положил её в карман» и, не оплатив её, вышел из магазина.

Доказательств данным утверждениям охранника на сегодня нет никаких. Сам Егоров (по показаниям других сотрудников магазина) категорически заявлял, что не брал никаких банок. То есть получается так, что никто, кроме самого Тумакова, не видел факт кражи.

Вопросы без ответов

Далее события разворачивались трагически. Во время «разбирательства» в подвале магазина Егоров умер. «Наша Версия» не раз писала о том, что в выяснении произошедшего в «Мозхозторге», похоже, никто не заинтересован. Так, в силу непонятных причин следствие не дало ответ на многие важные вопросы. В частности, камеры слежения какого вида установлены в магазине? Где находятся границы ответственности поста охраны? «Задержание» Егорова происходило на улице. В Москве существует немало городских камер слежения, в том числе на Комсомольском проспекте. Сделан ли следствием запрос о предоставлении съёмок с данных камер, записи которых, в отличие от установленных в магазине, не стираются в течение пяти дней?

Впрочем, что говорить об этом, если даже видеозаписи якобы имевшей место кражи банки консервов, а также последующего «задержания» Егорова охранником и препровождения его в подвальное помещение не были изъяты правоохранителями. В итоге эти записи просто оказались стёрты. То есть сам факт кражи и смысл последующих действий охранника Тумакова, из которых можно сделать самые разнообразные выводы, не расследованы!

Обращает на себя внимание и такой момент. Охранник Тумаков «был активным», как рассказали в частной беседе сотрудники полиции. Похоже, что он не раз задерживал людей в данном магазине. Хорошо бы проверить – насколько правомерно это было?

Не дан ответ и на главный вопрос: как закон квалифицирует действия охранника, который, судя по всему, обвинил покупателя в недоказанной краже и тем самым нарушил права Егорова? Ведь всё выглядит так, что именно перенесённый ветераном стресс мог стать причиной его смерти. Однако точные причины смерти, со всеми сопутствующими обстоятельствами, которые могла бы назвать только судебно-медицинская экспертиза (при условии постановки перед экспертами соответствующих вопросов), следователем не были выяснены.

Что-то многовато получается нерасследованных фактов, не находите? И всё расследование идёт почему-то в пользу только одной из сторон – то есть охранника. Невольно возникают вопросы о компетенции сотрудника Следственного комитета и о существовании каких-то, нам пока неизвестных, причин его действий.

Отметим, что охранник прекрасно видел, что перед ним находится пожилой человек. Тумаков вполне мог поступить по-другому: не устраивать унизительные «досмотры» и «разбирательства», а вызвать сотрудников полиции, как это положено сделать по ФЗ от 11.03.1992 «О частной детективной и охранной деятельности в РФ» и по должностной инструкции. Разве случившееся не является превышением полномочий охранника, а также созданием психоэмоциональной ситуации, которая ведёт к возникновению волнения и стресса у любого (особенно пожилого) человека?

Кстати, что есть «служебные полномочия охранника»? Где находится та тонкая грань, отделяющая превышение служебных полномочий от их «непревышения»? Нет ли здесь самоуправства, которое также является уголовно наказуемым деянием?

Виновник не установлен

Выводы из всего перечисленного можете сделать сами. Но очевидно, что ни о каком объективно проведённом расследовании, которое длится уже больше года, речи быть не может. При этом следователь

Д.Г. Полещук несколько раз выносил отказ в возбуждении дела по ст. 109 УК РФ (причинение смерти по неосторожности). Получается, что слова руководителя СК РФ Александра Бастрыкина для следователя Полищука не указ? А ведь он прямо заявлял после похожего по обстоятельствам случая, когда блокадницу Раузу Галимову в Петербурге задержал охранник магазина «Магнит», обвинив её в краже нескольких пачек масла, после чего та умерла: «Мы и впредь будем остро реагировать на такие вопиющие факты, как всколыхнувшая всё общество история с безнравственными действиями в магазине «Магнит» в Санкт-Петербурге в отношении блокадницы!»

В общем, доследственная проверка продолжается до сих пор. Следствие так и не ответило на многие вопросы. Была ли кража банки консервов? Имеется ли причинно-следственная связь между незаконными действиями охранника, бездействием администрации магазина торговой сети и смертью Егорова? Следователь просто выносит очередной отказ, а начальство возвращает ему материалы обратно «для доследования».

Как нам кажется, всё это свидетельствует об одном – никакого обещанного контроля со стороны следственных органов просто не существует! То есть происходит увлекательный бюрократический «пинг-понг», который может длиться годами.

В связи с этим родственники Егорова настаивают на передаче материалов данной проверки в вышестоящие следственные инстанции (на уровень ГСУ СК по г. Москве и выше). А также требуют признания их потерпевшими, возбуждения уголовного дела, проведения объективной судебно-медицинской экспертизы, ответов на вышестоящие вопросы, проверки и оценки работы следствия.

P.S. Редакция «Нашей Версии» просит считать данную статью официальным заявлением председателю СК РФ Бастрыкину А.И., а также направляет её в другие инстанции.

01.04.2019

Материалы по теме

Следственный комитет отказывает в возбуждении дела по факту смерти ветерана, задержанного охранником магазина