СМИ подсчитали цену спасения человечества от коронавируса

4884
0
48840
Источник: Версия

Угроза, связанная с пандемией коронавируса, породила огромное количество заблуждений, и по мере распространения инфекции люди стараются отыскать их подтверждение вместо того, чтобы отталкиваться от реальных фактов. Нынешняя ситуация действительно несет масштабные изменения для всего мира, но действительно ли меры, которые принимают власти для борьбы с эпидемией, так бесполезны, как утверждают многие «диванные эксперты», а вирус не столь опасен?

Пандемия коронавируса, охватившая планету, вылилась в глобальный кризис, одним из проявлений которого стало отрицание реальной ситуации и распространение разного рода мифов и заблуждений. Как отмечает экономист Андрей Мовчан, далеко не все готовы мыслить рационально, поэтому люди часто склонны искать в происходящем доказательства собственных домыслов и предрассудков и, более того, считать их истиной. Эксперт перечислил наиболее распространенные заблуждения, связанные с коронавирусом, у каждого из которых есть множество приверженцев.

«Данные по заболеваемости занижены, большинство людей уже переболели»

Многие считают, что официальная информация по зараженным коронавирусом сильно расходится с действительностью в меньшую сторону, а рост заболеваемости объясняется, по их мнению, увеличением объема тестирования. Приверженцы этого мифа утверждают, что на сегодняшний день уже значительная часть населения является носителями вируса, и в скором времени сформируется так называемый коллективный иммунитет, которого будет достаточно для остановки эпидемии.

С одной стороны, статистика действительно располагает данными в основном по тем больным, которые обращаются за медицинской помощью. Именно их тестируют в первую очередь. Но ведь есть и те, кто переносит инфекцию «на ногах», бессимптомно, или в очень легкой форме. Информацию о таких людях может дать только повсеместное тестирование, провести которое пока не представляется возможным.

Тем не менее, поголовное тестирование удалось провести на круизном лайнере Diamond Princess, который стал очагом коронавируса в самом начале падемии, а также в итальянском Во. Его результаты показали примерно одинаковые цифры, согласно которым, бессимптомных носителей оказалось около 45% от общего числа зараженных. Легкие симптомы наблюдались у 60% инфицированных, а реанимация потребовалась примерно 10% пациентов. Что касается летальных исходов, их доля варьируется от 20 до 50% от числа тех, кто попал в реанимацию.

Интересно, что в Китае провели подобное исследование, которое дало похожий результат: в соответствии с ним примерно у 80% инфицированных либо нет никаких симптомов, либо есть симптомы в легкой форме. Таким образом, можно сделать вывод, что похожие цифры будут наблюдаться во всей популяции. Тем не менее, нет никаких оснований считать, что число зараженных без симптомов в десятки раз больше. К примеру, если взять данные по Москве, где на 13 апреля было зарегистрировано около 11 500 человек, это значит, что на тот момент общее число больных, включая бессимптомников, составляет примерно 25 000. Эта цифра явно и близко не стоит к «иммунизированной прослойке».

Не стоит забывать и о ложноположительных результатов. Даже очень маленький процент таких тестов уже будет создавать ложное впечатление о массовом бессимптомном заражении. Например, 2% ложноположительных тестов в среде, где заражено около 0,3% популяции, натолкнет на неправильный вывод о том, что более 2% протестированных больны, хотя в реальности показатели в 7 раз меньше.

Реальные цифры можно будет получить только после того, как удастся массово протестировать население на антитела, причем это должен быть не единичный анализ, а 2-3 теста с небольшим интервалом. Остается надеяться, что это удастся сделать в относительно скорой перспективе.

«Смертность от коронавируса невысока»

Адепты этого заблуждения считают, что показатели по летальности от коронавируса сильно преувеличены. Они апеллируют к данным по Италии, указывая, что кривая смертности по естественным причинам годом ранее не отличается от кривой смертности от коронавируса. К тому же, как напоминают те, кто не верит в реальность угрозы, сотни тысяч людей во всем мире умирают от гриппа, рака, инсульта и других болезней, а беспокоятся все только из-за коронавируса.

На самом деле, любые отсылки к разнице в показателях по смертности в очагах заражения на сегодняшний день и в предыдущие годы, неправильны, так как при этом не учитывается процент зараженных коронавирусом на сегодняшний день. Для получения корректных цифр надо оценивать не число умерших, а процент смертности среди заразившихся. Ведь, если не будут приняты своевременные меры, вирус охватит порядка 30-40% населения

Смертность от коронавируса вполне можно прогнозировать – за счет уже имеющейся статистической базы. При подсчетах нельзя просто делить число умерших на число заболевших, так как среди последних еще будут летальные исходы. Но при этом некорректно делить число умерших на сумму умерших и выздоровевших, поскольку процесс выздоровления занимает больше времени. Реальная цифра будет находиться между этими двумя. Первый показатель составляет 5,5%, второй – 21%. Как уже упоминалось выше, диагностируется порядка 40-50% случаев, а носителей – вдвое больше. Таким образом, границы превращаются в 1,4% и 5,25%. Средний показатель – 3,3%, это, вероятно, и будет реальный уровень смертности по окончании эпидемии.

Эксперты считают, что коронавирус при отсутствии противодействия может заразить от 30 до 40% популяции, подобно испанке сто лет назад, а кто-то говорит и о 70%. Допустим, что бороться с вирусом не будут, и возьмем наиболее «позитивную» оценку – 30% зараженных. Это 2,3 миллиарда человек. 3,3% от 2,5 миллиарда – это 77 миллионов потенциальных жертв коронавируса. Но и это не предел: тяжело заболевших будет в 5 раз больше, и 420 миллионам понадобится помощь в реанимации. Реально мощностей мирового здравоохранения хватит лишь на несколько миллионов человек, и большая часть пациентов с тяжелыми осложнениями не сможет получить помощь, следовательно, летальность вырастет. Даже если это будет сего четверть пациентов, цифра составит 100 миллионов человек. Также за это время умрут люди, нуждавшиеся в реанимации по другим причинам – около 20 миллионов, и столько же тех, кому из-за загруженности системы не успели вовремя диагностировать другие болезни и оказать помощь. Это уже 220 миллионов человек, к которым добавятся 100 миллионов умирающих за год в обычном режиме.

Гибель 3% от населения планеты — настоящая катастрофа. Если представить это на примере многоквартирного дома с населением 1200-1500 человек, это означает, что 50 человек умрут. А многие из тех, кто выживет, получат тяжелые осложнения на всю оставшуюся жизнь.

«Карантин не имеет смысла»

Объявленный в ряде государств карантин, призванный остановить распространение коронавируса, считают оправданным далеко не все. Многие уверены, что людей бесполезно держать в изоляции, так как по окончании карантина вирус снова будет поражать популяцию.

На самом деле, смысл карантина состоит в большей степени не в том, чтобы полностью победить эпидемию, а в том, чтобы снизить поток зараженных и помочь системе здравоохранения справиться с ним и в то же время не оставить без медицинской помощи пациентов с другими заболеваниями. Перегрузка системы здравоохранения, как уже упоминалось выше, является дополнительным фактором увеличения смертности.

В то же время, карантин помогает снизить общее число заболевших. Это видно на примере стран, где ограничения ввели 4-5 недель назад: заболеваемость уменьшается, хотя число диагностируемых увеличивается. В Китае и Южной Корее именно карантин помог в короткие сроки справиться с эпидемией. При этом, как показывает статистика, если эти меры были введены до появления 100 подтвержденных случаев заражения, за 3-4 недели удавалось уйти от экспонентарного графика заболеваемости к линейной функции, а примерно через 6 недель этот показатель шел на спад. В этом случае пик роста выявленных случаев инфицирования в 1-2 тысячи раз превышает показатели на момент ввода карантина. Если меры были приняты позднее, пик будет выше, а выход на снижение заболеваемости наступит через больший промежуток времени.

Статистика показывает, что социальное дистанцирование может позволить странам, предпринявшим все необходимые шаги, в первую волну эпидемии ограничиться примерно 700 смертями на 1 миллион населения. Для России это 100 тысяч человек – с одной стороны, довольно много, с другой – всего 0,07% населения, а не пресловутые 3%. И важно, чтобы социальное дистанцирование действительно работало, а не просто декларировалось.

Да, до того, как мир получит вакцину от коронавируса, карантины неизбежны. Но вспышки заболевания будут уже не такими мощными – они приобретут локальный характер и будут легко подавляться. А с появлением вакцины проблема будет решена.

«Карантин разрушит мировую экономику»

Противники карантина утверждают, что эти меры не только неэффективны против коронавируса, но и вредны, так как наносят серьезный удар мировой экономике и разрушат ее, что приведет к еще большему количеству смертей.

Да, карантин предполагает остановку работы ряда предприятий и потерю дохода частью населения. Ограничения сопровождаются падением спроса на определенные товары и услуги, причем из-за боязни заразиться эта тенденция будет наблюдаться дольше, чем будет действовать карантин. На фоне общего падения доходов потребительский спрос упадет в целом. Кроме того, эти меры сопровождаются и логистическими проблемами из-за остановки части производителей в цепочках.

Конечный спрос падает примерно на 30-40% и стабилизируется на период карантина. После снятия ограничений он будет восстанавливаться на 3-5% в месяц. Промышленный спрос будет следовать за конечным. Что касается государственного спроса, он упадет только через несколько месяцев – на фоне снижения налоговых поступлений, а на начальном этапе даже вырастет.

Таким образом, в течение первых 12 месяцев начала карантина совокупный спрос упадет примерно на 23%. Следующие 12 месяцев принесут падение примерно на 2% без учета восстановительного спроса. Если это будет один большой карантин, к апрелю 2022 года спрос практически вернется к уровню 2019 года. Если ограничения будут разбиты на два этапа, восстановление в итоге отложится на 3-6 месяцев.

Относительно быстрому восстановлению могут помешать два фактора: разрушение бизнес-структуры и социальная дезадаптация на фоне обнищания населения и потери инвесторами значительных себержений. Для того, чтобы этого не произошло, многие страны сейчас задействуют меры поддержки экономики, призванные удержать бизнес «на плаву» и помочь теряющему доход населению.

Сколько же мир заплатит за то, чтобы спасти порядка 200 миллионов человек? Эта цена, по предварительным расчетам, составит около четверти мирового ВВП или 25 триллионов долларов. Это недополученные доходы, которые относительно равномерно распределятся на 7,7 миллиардов жителей планеты. По сути, каждый из нас так или иначе заплатит 3250 долларов.

«Финансовая поддержка бизнеса в условиях эпидемии не нужна»

Не все считают, что финансовые меры поддержки бизнеса оправданы. По мнению некоторых, разорение мелких предприятий – кафе, салонов красоты, кофеен, фитнес-клубов и так далее – не создаст большой проблемы, ведь после того, как эпидемия закончится, на их месте откроются новые. Зато государство, согласно этой логике, сможет аккумулировать ресурсы и направить их на решение первоочередных задач, в том числе, поддержку малообеспеченных слоев населения и реализацию государственных проектов.

Падение спроса на товары и услуги в период карантина связано не только с падением доходов или снижением потребностей: людям запрещено реализовывать свой спрос или они попросту боятся это делать. Падение спроса закономерно приводит к падению доходов бизнеса. С одной стороны, предприятия можно закрыть, людей – уволить, предпринимателям и уволенным сотрудникам выплатить пособия от государства, позволяющие им пережить карантин. А что дальше?

Стоит отметить, что приостановить можно не каждый бизнес. В некоторых случаях это сопряжено с особенностями производственного цикла, и пауза приведет к потере продукта, где-то шансы открыться после вынужденного перерыва сводятся к нулю. К тому же, многие предприятия работают на кредите, и в случае закрытия их активы перейдут к банкам. К тому же, нереально уволить людей, а потом заново взять их на работу полгода спустя: процесс сбора и обучения новых команд затянется на несколько месяцев.

Кроме того, важно учитывать еще и тот момент, что закрывшиеся предприятия практически всегда будут частями цепочек создания стоимости и всегда – частями цепочек перераспределения дохода. Например, закрытие небольшого предприятия, специализирующегося на производстве пластиковых заглушек, приведет к тому, что автозавод, лишившись запаса комплектующих и соответствующих поставок, не сможет выпускать автомобили. Яркий пример – сбой в поставках проволоки из Китая, из-за которого в России нарушилось производство хирургических масок. Поэтому крайне важно сохранить существующие предприятия, чтобы не допустить огромных потерь ВВП в будущем.

«Раздача денег спровоцирует гиперинфляцию»

В развитых странах власти раздают от 1 до 10% ВВП в виде наличности, и это, по мнению критиков, является беспрецедентным увеличением денежной массы и приведет к гиперинфляции, что, в свою очередь, обрушит экономику.

Нельзя принимать в качестве константы идею о том, что выпуск денег всегда ведет к инфляции. Это явление возникает, когда объемы монетизированного спроса преобладают над объемами доступного предложения. Если наблюдается неудовлетворенный спрос и низкое предложение, выпуск денег не поможет решить проблемы, поскольку они пойдут на наращивание потребления, а не производства. В результате вырастут цены на товары, подорожает иностранная валюта, увеличится доля импорта и сократятся внутренние инвестиции, так как покупка валюты станет более выгодным делом.

Но сейчас ситуация складывается таким образом, что в условиях карантина монетизированный спрос резко падает, так как порядка 20-30% трудовых ресурсов лишаются дохода. Предложение, в свою очередь, сокращается в меньшей степени – за счет сохранившихся производств и имеющихся запасов. Деньги не обеспечивают нормального обмена, и логичным решением выглядит замена «вставших» средств другими.

Приведем пример. Парикмахерская закрыта на период карантина, и мастер теряет работу. У него нет денег на покупку продуктов, поэтому он не тратит средства в магазине. Ретейлер, в свою очередь, не получит денег от потенциального покупателя и не выплатит зарплату своим сотрудникам, не сможет оплатить счета поставщиков и аренду. Таким образом, разрушительная цепочка тянется через всю экономическую систему, а начинается она с клиента парикмахерской, который не пришел к мастеру. Если парикмахер получит деньги от государства, вся остальная цепочка будет запущена по новой. Это означает обеспечение доходами ее участников и сохранение экономических отношений.

Увеличится ли денежная масса? Да. Повлияет ли это на цены? Во время карантина – нет. Это может произойти после снятия ограничений, но при условии, что монетизированный спрос будет превышать предложение. Избежать этого поможет сохранение предложения и изъятие «лишних» денег из экономики по окончании карантина. Чтобы изъятие стало возможным, необходимо максимум субсидий давать в долг или изымая средства из «запасов». Именно поэтому развитые страны предлагают существенную часть своей помощи в виде беспроцентных кредитов на долгий срок. Когда сложный период пройдет, средства вернутся государству, а оно вернет их в резервы или центральному банку.

Еще один вид помощи со стороны государства – выкуп ликвидных активов. Они выкупаются по упавшим ценам, обеспечивая продавцам ликвидность, а после кризиса будет продано дороже и заберет с рынка избыточную ликвидность.

Весьма мощное средство борьбы с инфляцией – процентные ставки. Сегодня они достигли нуля и позволяют рынкам увеличить ликвидность.

Если рост инфляции усилится, ставка рефинансирования поднимется, а кредитная ликвидность уйдет с рынков. Нулевые ставки – наиболее подходящая точка для антиинфляционной политики.

25.04.2020

Материалы по теме

СМИ подсчитали цену спасения человечества от коронавируса