Смотрящие за Краснодарским краем воры в законе братья Мусояны

2653
0
26530

Вор в законе Мерали Мусоян — Омар Новороссийский (фото: Прайм Крайм)

Почти полтора десятилетия братья Камал и Мерали Мусояны были «наместниками» вора в законе Деда Хасана в Краснодарском крае. Старший из них Камал, получивший «табачное» погоняло Кэмел, родился в 1968 году в Тбилиси в семье езидов. Довольно малочисленное племя, поклоняющееся своей загадочной религии, берущей корни у древних огнепоклонников, много столетий тому назад осело в Закавказье. В пору развитого социализма среди советских езидов произошел пассионарный взрыв, делигировавший их непропорционально большое число в элиту преступного мира.

Камал Мусоян

Камал Мусоян в первой ходке отправился отбывать срок сразу на долгие 9 лет. В 1988 году девятнадцатилетнего соплеменника-зэка принял в семью воров к тому уже времени один из самых влиятельных воров Советского Союза также езид из Тбилиси Дед Хасан (Усоян). Время уже внесло коррективы в суровый свод воровских правил. Для того, чтобы стать вором, не требовалось десятилетий, проведенных на нарах и карцерах в зонах. Достаточно было найти влиятельного покровителя и убедить его в своей верности. Камал Мусоян стал верным сателлитом своего крестного отца.

Воры в законе не оставляют после себя мемуаров. Желающих составить их подробное жизнеописание тоже не много. В биографии Кэмела есть одна загадка. Первый срок еще не кончился, как его вновь в 1990 году осудили. На этот раз не в родном Тбилиси, а в далекой от Кавказа Бурятии по статье за бандитизм и снова на 9 лет. Всего через 3 года вор в законе очутился на улицах родного Тбилиси, где его арестовали по запросу России за вымогательство и этапировали на север.

Слева воры в законе: Владимир Клещ (Щавлик), Сергей Коваленко (Мамонтенок), Борис Петрушин (Боря Брянский), Александр Тимошенко (Тимоха Гомельский) и Камал Мусоян (Камал Тбилисский). Тюрьма Златоуста 1997 год

Неизвестно, как удавалось Кэмелу раньше срока выходить на свободу. Вор в законе должен отбывать срок от звонка до звонка, не пользуясь никакими послаблениями своей доли. Очередной раз Мусояна-старшего судили в Иркутске. Из Восточной Сибири его перевезли в тюрьму Златоуста, где ему предстояло отбыть большую часть своего пятилетнего срока. Златоуст всегда считался суровым испытанием для законников, но Кэмел его выдержал, причем в этот раз ему не пришлось выйти из узилища раньше назначенного срока.

Вор в законе Автандил Хецуриани — Боксер

Незадолго до его окончания его отправили в обратный путь через Владикавказ в Тбилиси, где он вышел на свободу. На воле его с нетерпением ждал младший брат Омар, двумя годами ранее также ставший вором в законе. Камалу в тюрьму пришла малява с воли, в которой у него спрашивали согласия на коронацию братишки. Он, конечно же, не возражал.

Незадолго до освобождения в грузинской тюрьме городка Гегути Кэмел успел присвоить воровской титул Боксеру (Хецуриани). Молодой коллега просто очаровал Мусояна. Начинал он, как настоящий бандит, похитивший генерала-майора ─ начальника краевого управления внутренних дел Имеретии. Крестный отец сам очень не любил служителей закона. Как то раз, в тюрьме ему показалось, что конвоир пытается его «прессануть». Кэмел пальцем выколол глаз охраннику, но брать в заложники генерала ему никогда не приходило в голову.

Новоиспеченому вору в законе Боксеру пришлось отсидеть на зоне 12 лет, после чего он из Грузии перебрался в Украину. В Киеве его арестовали и подвергли насильственной депортации.

Для проживания вор выбрал Баку, где сколотил бригаду, занимаясь квартирными кражами. Боксер не почивал на лаврах, а был «рабочим» вором, каждый день рисковавшим свободой. Азербайджанцы, так и не сумев уличить его в квартирных кражах, поступили просто ─ подкинули пакетик с белым порошком. Только так они сумели на время его нейтрализовать.

Хозяева Краснодарского края

Оба брата Мусояна вскоре покинули Грузию, перебравшись в Новороссийск. Дед Хасан поручил Кэмелу смотреть за Краснодарским краем, а Омар стал его ближайшим помощником. Камал Мусоян жил на 2 города, частенько выезжая по делам в столицу. В Сибири у него остались связи. Через них он наладил незаконный канал поставки в Москву ворованного с приисков золота.

Кэмел жил открытой шикарной жизнью, посещая игорные заведения и рестораны. В Москве он обзавелся квартирой на проспекте Мира, где проживал вместе с молодой любовницей, и домом недалеко от Балашихи, где любил бывать больше всего. За развлечениями он не забывал, что всем обязан Деду Хасану, беря его сторону в конфликтах, часто происходивших в воровской среде. Он стал инициатором лишения имени известного вора в законе из Екатеринбурга Каро Мамедова, вздумавшего не подчиняться Хасану.

Убийство Кэмела

Идиллическая жизнь Кэмела неожиданно оборвалась в октябре 2002 года. Он не вернулся в квартиру на проспекте Мира. Вечером его тело нашли во дворе дома недалеко от «гелика», на котором вор разъезжал пол столице. Свидетелей не обнаружили. Убийца стрелял из пистолета Макарова. Из жертвы было в морге извлечено 4 пули. Брат Омар забрал тело для захоронения на хуторе Заря близ Анапы. Там находится единственное в Краснодарском крае настоящее езидское кладбище. На похороны собралось более четырех сотен воров в законе, авторитетов и простой братвы.

Убийц Кэмела так и не нашли. Его смерть поросла слоем загадок. Конечно же, у него было много врагов. Помимо Каро на него носил в душе обиду московский вор Люблинский (Фирсанов), которого Кэмел раскороновал. В мае того же года Люблинский вышел из квартиры и больше его никто не видел. Возможно, он предусмотрительно скрылся из виду, чтобы потом рассчитаться с обидчиком.

Внизу воры в заоне, слева: 2) Владимир Клещ (Щавлик), 3) Борис Петрушин (Боря Брянский), 4) Александр Тимошенко (Тимоха Гомельский), 5) Камал Мусоян (Камал Тбилисский); сзади: Сергей Коваленко (Мамонтенок)

За несколько часов до расстрела вора в законе, в центре Москвы застрелили губернатора Магаданской области Валентина Цветкова. В первопричинах этой смерти могла быть не политика, а только криминальная коммерция. Кэмел занимался торговлей золотом, а Магадан ─ край приисков. Милиция категорически отрицала любую связь между убийствами губернатора и вора в законе. А что ей еще говорить? Проще всего представить расстрел Кэмела местью родственников-азербайджанцев, у которых вор без их согласия похитил свою сожительницу. Тем более через 2 дня на площади Победы неизвестные расстреляли сразу 2-х выходцев из Азербайджана.

Могила Камала Мусояна

Мотивы и исполнители так и остались неизвестными. Вообще те дни выдались крайне неспокойными для московской милиции. На следующий день после смерти вора в законе и губернатора на воздух взлетел ресторан McDonalds. Вскоре один из восьми раненых скончался в больнице. Никакой связи с дешевым общепитом у Камала Мусояна не было. Из ресторанов он больше всего любил заведение в гостинице «Космос».

Мерали Мусоян

Эстафету в криминальном бизнесе принял брат Омар Новороссийский. Его кандидатуру на должность смотрящего утвердил все тот же Дед Хасан. В отличии от старшего брата Омар никогда не нюхал запаха настоящей баланды. В зоне он не был, но это не помешало ему стать вором в законе и занять высокое место в воровской иерархии. Порядки стали совсем иными. Самым серьезным столкновением с законом РФ стало для него лишение российского гражданства, случившееся в 2005 году. Он подал недостоверные сведения при получении паспорта. За это его депортировали из России, но ненадолго. Таинственным образом он вновь стал гражданином России.

Вор в законе Мерали Мусоян — Омар Новороссийский

Омар Новороссийский пережил старшего брата почти на 10 лет. Его смерть также вызвала массу кривотолков. Вечером 19 мая 2012 года Nissan Patrol, за рулем которого сидел Омар, был остановлен на выезде из Анапы отрядом бойцов СОБР. Для правоохранителей никогда не был секретом статус Мусояна-младшего. Его неоднократно для профилактики задерживали на воровских сходках. Недолгий диалог майским вечером закончился задержанием, в ходе которого Омара Новороссийского по привычке российских силовых структур силком положили на землю, попутно сломав ему 4 ребра. Это дало повод родственникам Омара утверждать, что он умер от болевого шока. Результаты прокурорской проверки говорили о другом.

Могила Мусоянов

Вор в законе приехал в Анапу отдохнуть. В его понимании это означало крепко выпить и накачаться наркотиками. На обратном пути в Новороссийск он действительно был остановлен. Водитель неуверенно вел автомобиль по трассе, но СОБР к его смерти имеет только косвенное отношение. В патрульной машине, где пытались выявить признаки опьянения, Омар сильно разволновался и с ним случился сердечный приступ. Его не смогли живым довезти до больницы. О сломанных ребрах не упоминалось.

Загрузка…

14.04.2019

Материалы по теме

Смотрящие за Краснодарским краем воры в законе братья Мусояны