Сможет ли Россия пройти между Сциллой и Харибдой: стать союзником двух непримиримых врагов

4393
0
43930
Источник: Версия

Атака дронов на нефтеперерабатывающий комплекс Абкаик поставила российскую внешнюю политику на сложное перепутье. С одной стороны, нельзя портить отношения с Ираном, взаимодействие с властями которого необходимо для эффективного противодействия террористическим группировкам на Ближнем Востоке. С другой – открылась редкая возможность заполучить в союзники Саудовскую Аравию, что станет мощнейшим козырем в геополитическом противостоянии с США. От правильности выбора на этом перепутье, а не от цен на нефть, зависит очень многое: и санкции, и возобновление переговоров по РСМД, и международное сотрудничество в борьбе с террором, и даже мир на Украине.

Мало кто в мире поверил, что удар по нефтеперерабатывающим мощностям Саудовской Аравии нанесли бедные, слабовооружённые йеменские хуситы. Не верят в США, потому что Белый Дом в первые же минуты после атаки обвинил в случившемся Иран – и это тот редчайший случай, когда мнения республиканцев и демократов сошлись. Не верят в Европе, просто потому что понимают бессмысленность и даже опасность этого нападения для самих хуситов. Ну, что оно изменит? Саудиты с их мощной, оснащенной натовским оружием армией завтра же прекратят бомбёжки Йемена и выбросят белый флаг? Смежно же. Скорее, наоборот: если версия с хуситами неожиданно бы подтвердилась, кара была бы жестокой втройне…

Да и в России уже не верят, несмотря на прилежные попытки государственного ТВ выдерживать внешнеполитический вектор и отвергать любые обвинения США в адрес Ирана. Не верят, потому что не поверил и Владимир Путин.

Российский рывок на Ближний Восток

В ситуации, когда иранский лидер Хасан Роухани явно ждал от него публичной поддержки, президент Путин повел себя нестандартно. В самом лучшем смысле этого слова. На пресс-конференции в Анкаре он показал всему миру, что своя рубаха ближе к телу, и в любом локальном конфликте в любой точке мира нужно искать выгоду, прежде всего, для своей страны. Именно так коллеги российского президента, а также журналисты, расценили предложение к Саудовской Аравии купить комплексы С-300 или С-400 для защиты своих нефтяных объектов от дальнейших подобных атак.

Несмотря на то, что реакцией и президента Роухани, и президента Турции Эрдогана была ироничная, понимающая улыбка, эту фразу Путина впору вписывать в учебники для студентов МГИМО – как фразу, несущую в себе невероятное количество смыслов, и обращенную, как минимум, к пяти аудиториям.

Прежде всего, Путин дал понять Ирану, что, несмотря ни на какие санкции, Россия готова и дальше сотрудничать с этой страной, но лишь на условиях максимальной дистанцированности от её идеологических притязаний. Да, мы выделили Ирану очередной кредит в размере 1,2 млрд. долларов на строительство электростанции в провинции Хормозган. Да, мы договорились во взаиморасчетах обходиться без SWIFT, что практически делает внешнюю торговлю Ирана невидимой для США и лишает смысла санкции. Но при этом Россия никогда не поддержит действий, направленных на «экспорт» исламского фундаментализма, не признает легитимности Корпуса стражей исламской революции (КСИР), который в Иране де-факто стал государством в государстве, и уж тем более не оправдает террор, нападения на мирные города и промышленные объекты. Да, мы дружим с Ираном, но понимаем, что при наличии агрессивной идеологической доктрины и слабо контролируемых властью вооруженных формирований эта страна продолжает оставаться системной угрозой для мира на Ближнем Востоке, и не только. Иными словами, отношения с Ираном – это дружба, при которой всегда нужно быть начеку.

Вторым адресатом (а не первым, как это выглядело внешне) обращения Путина была Саудовская Аравия. И к ней было адресовано не столько предложение купить российские противоракетные комплексы, сколько читавшееся между строк: ну что, не защитили вас ваши друзья-американцы? Американская «крыша», под которой саудиты долгое время чувствовали себя в относительной безопасности, и сами время от времени вели приграничные войнушки, оказалась дырявой. А защита в итоге пришла только из твиттера президента Трампа, да и то, через пару дней он засомневался в причастности Ирана к атаке на Абкаик.

Между тем, сценарий, при котором Саудовская Аравия, много лет пользовавшаяся американским покровительством и американским оружием, вдруг возьмет, да и закупит С-400, – этот сценарий не выглядит таким уже невероятным. Комментарии экспертов – и в наших, и в западных СМИ – пока что сводятся к одной простой русской фразе: чем чёрт не шутит!

Третьим и четвертым адресатами путинской фразы можно назвать Дональда Трампа и Реджепа Эрдогана. К турецкому лидеру Путин обратился практически напрямую, к президенту США – дистанционно, но от этого не был хуже услышан. А смысл фразы для них был таким, что Россия намерена вести в любом уголке мира, включая Ближний Восток, абсолютно независимую внешнюю политику. Вступая в союзы там, где это нужно для борьбы с терроризмом, и выходя из союзов там, где частные интересы начинают преобладать над общими. Учитывать это должны как сегодняшние друзья России (к Эрдогану), так и её «западные партнёры» (к Трампу).

«Заевшиеся» нефтяные генералы

И, наконец, пятая аудитория российского президента, представители которой должны особенно тщательно законспектировать его выступление в Анкаре, – это российские чиновники и нефтяные «генералы». Уж очень заметной после теракта в Саудовской Аравии была их расслабленность, граничащая со злорадством. Эта расслабленность просматривалась едва ли не в каждом выступлении в прессе и на телевидении. Показательно выступление президента «Русснефти» Евгения Толочека, заявившего, что компания верстала планы на этот год $65 за баррель, и он не ожидает повышения этой цифры даже после случившегося! Более того, по словам этого «нефтяного генерала», цены могут «свалиться ближе к $50»: «восстановится сейчас ситуация с саудитами, и всё вернётся на круги своя».

Трудно даже комментировать такую равнодушную, граничащую с апатией, позицию. Не приходится сомневаться, что у этого топ-менеджера все будет хорошо и при 50 долларах за баррель! Об экономике страны, о пенсионерах, о том, какие меры необходимо предпринимать для повышения нашего основного на сегодня источника доходов, такие люди даже не задумываются. Обладатели огромных квартир в центре Москвы и зарплат, исчисляющихся десятками миллионов рублей, при любой цене на нефть многие жили неплохо. Настолько неплохо, что и через пять лет после кризиса 2014 года, после введения первых санкций мы продолжаем сидеть на нефтяной «игле». Потому как многим из них, видимо, и задумываться о будущем не хотелось.

Задача структурного реформирования российской экономики остаётся невыполненной, а потому мы продолжаем идти по парадоксальному пути 90-х: народ нищает, тогда как национальный капитал всё плотнее концентрируется в руках небольшой группы олигархов, в основном, приближенных к «нефтянке». И это особенно странно выглядит на фоне образовавшегося профицита бюджета РФ в размере более 2 трлн рублей.

Между тем, по данным Минприроды, которые приводит РБК, себестоимость барреля российской нефти без учета её транспортировки на сегодняшний день составляет около 15,5 долларов. Еще столько же, если не больше, стоит транспортировка. И, по словам замминистра энергетики Павла Сорокина, это – последняя дешевая нефть в России. «Страна постепенно переходит к освоению более дорогих запасов, – сказал чиновник. – Это означает, что себестоимость будет расти, и налоговая система под это должна подстраиваться. Если вчера и сегодня $25 за баррель было достаточно, чтобы развиваться, то для освоения запасов завтра при цене на нефть ниже $60–70 этого уже не хватит».

Что из этого следует? А ровно то, что нашим нефтянникам следует не смотреть на ситуацию свысока, высказывая «экспертные суждения», а прилагать все усилия к тому, чтобы нефть на мировом рынке росла в цене. Как минимум, помогать государству, поддерживать его внешнеполитические усилия, направленные на этот результат. И, пожалуй, поучиться у американцев. Ведь одна из самых правдоподобных версий случившегося в Саудовской Аравии сводится к тому, что «атака дронов» была выгодна, в первую очередь, США. Представьте себе, сколько «сланца» продали они под этот «шумок» по взлетевшим на сутки ценам. А теперь, когда цена «откатилась», могут спокойно восполнить свои резервы уже дешёвой аравийской нефтью…

То есть, на события, стремительно меняющие конъюнктуру, «кузнецам» экономики нужно реагировать также виртуозно, как работают дипломаты, определяющие внешнюю политику. И тогда, возможно, через лет 20-30 мы в условиях аналогичного кризиса предложим американцам купить у России некие уникальные технологии или уникальные продукты, созданные на основе этих технологий. Примерно так же, как Путин предложил Саудовской Аравии купить C-400.

19.09.2019

Материалы по теме

Сможет ли Россия пройти между Сциллой и Харибдой: стать союзником двух непримиримых врагов