События вокруг оборонного завода СЭГЗ в Сарапуле слишком похожи на подготовку к захвату

3325
0
33250
Источник: Версия

Информация о том, что «на «Сарапульском электрогенераторном заводе состоялись масштабные обыски» появилась больше трёх недель назад, коллектив предприятия до сих пор не знает кого и в чём могут подозревать силовики. Люди опасаются массовых сокращений по примеру других авиационных предприятий, где увольняли людей во время пандемии. Известный адвокат Шота Горгадзе не исключает, что за кулисами этих событий могут скрываться вполне конкретные заинтересованные лица.

Многих работников шокировали сведения, что выемку документов в заводуправлении проводили при силовой поддержке чуть ли не спецназа. Причём произошло это вскоре после визита в Удмуртию премьер-министра Михаила Мишустина и «оборонного» вице-премьера Дениса Мантурова. Во время своей поездки в республику они лично ознакомились с достижениями СЭГЗ в области импортозамещения и получили от властей региона исчерпывающую информацию о его деятельности. На этом фоне события 28 июля в Сарапуле стали для города полной неожиданностью и выглядели, как целая спецоперация.

Параллельно с заявлениями о выемке документов на заводе шли обыски в доме бывшего директора СЭГЗ Сергея Мусинова, а также у его сына Василия и целого ряда бывших и действующих сотрудников предприятия. По данным руководителя пресс-службы АО «СЭГЗ» Григория Глухова, предметом интереса силовиков могли стать документы, связанные со взаимодействием завода с контрагентами в период с 2012 по 2019 годы.

Главный вопрос: почему люди в погонах занялись этим делом только сейчас? «На заводе работает представительство министерства обороны России, все договоры, а также рабочую документацию СЭГЗ регулярно проверяют представители ФСБ, прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах, Ростехнадзора, налоговой инспекции и других надзорных ведомств», – подчеркивает Григорий Глухов.

Может быть так, что в течение десяти лет сразу несколько федеральных ведомств не замечали нарушений, якобы имевших место на предприятии ОПК, а местные оперативники вдруг взяли и выявили злоупотребления? Все эти годы предприятие успешно работало, выполняло задания гособоронзаказа вовремя и в полном объеме, работало над реализацией задач по диверсификации производства, поставленных президентом и правительством России, разработали и запустили серийное производство стратегически важной гражданской продукции. Никаких серьезных претензий к работе СЭГЗ со стороны многочисленных контролирующих органов в эти 10 лет не было.

Если верить местным источникам, обыски на СЭГЗ совпали c очередным отпуском нового главы МВД по Удмуртии полковника Максима Тихонова, который летом прошлого года был переведён в республику явно для наведения порядка. Его предшественник генерал-майор полиции Алексей Попов ушёл в отставку на фоне череды громких скандалов. Например, местные СМИ писали, что человек, похожий на генерала, будучи пьяным, влетел на служебном катере в толпу отдыхающих на одном из местных пляжей. Пресс-служба удмуртской полиции это опровергла. Однако тот факт, что Попов руководил республиканскими силовиками меньше трёх лет, может говорить о многом. Его предшественник Александр Первухин проработал в этой должности 7 лет, и тоже не без скандалов.

В то время, когда Первухин возглавлял республиканскую полицию, в Удмуртии случился большой конфликт вокруг агрохолдинга «КОМОС ГРУПП», который в свое время вышел на федеральный уровень. Начиналась та история примерно также, как и в случае с СЭГЗ: обыски, выемки документов, сотрудники в масках, туманные обвинения. Руководство агрохолдинга тогда публично заявило об угрозах в свой адрес и попытке силового давления на бизнес. Дошло до того, что журналист Андрей Караулов взялся лично освещать эту историю на федеральном уровне.

Недавние события вокруг СЭГЗ выглядят так, что местных силовиков давно придерживали для удобного случая, когда руководство завода не будет ожидать подобных действий (после визита премьера – момент идеальный). Во-вторых, визит высшего руководства страны – подтверждение успешности сарапульского завода. СЭГЗ работает не только на оборонку, сейчас он является единственным в России производителем отечественных лифтовых лебедок, а в мае этого года на заводе началось производство тяжелых тяговых двигателей для отечественных низкопольных трамваев.

Проще говоря, в условиях санкций и прекращения поставок западного оборудования от стабильной работы Сарапульского электрогенераторного завода сейчас зависит не только обеспечение РВСН, ВКС и ВМФ России необходимыми комплектующими, но еще и нормальная работа целых отраслей промышленности: строительство, ЖКХ, транспорт. Мы ведь понимаем, что на фоне ухода из России производителей лифтов и лифтового оборудования Otis и Kone, а также с учетом запрета на поставки западного оборудования (на трамваи ставили австрийские двигатели), речь идёт о решении стратегической государственной задачи. Ну и прибыль всё это сулит соответствующую.

Некоторые даже связывают происходящее с избирательной кампанией – в сентябре в Удмуртии будут выбирать главу региона и депутатов Госсовета. Однако бывший директор СЭГЗ (к слову, действующий депутат Госсовета и почётный гражданин республики) Сергей Мусинов так не считает. «Это связано с деятельностью завода в период, когда я был генеральным директором, это 4 года назад уже. Много я говорить не буду. Уголовное дело возбуждено по некоторым фактам, которые изложены и предоставлены заводом документы по взаимодействию с некоторыми конторами. Я, к сожалению, не могу называть эти конторы, там список достаточно большой. Слухов много ходит, поэтому давайте дождемся результатов этих проверок», – сказал Сергей Мусинов, отвечая на вопросы заводчан на производственном совещании.

Нынешнее руководство и работники СЭГЗ опасается, что происходящее может ударить по его работе. Во время пандемии многие авиастроительные предприятия сокращали персонал, СЭГЗ тогда устоял, но теперь есть вероятность, что его постигнет участь большинства а для сарапульского предприятия такое сокращение будет означать резкий рост безработицы и социальной напряженности в моногороде. И это в тот момент, когда в республике фактически остановилась работа другого крупного промышленного предприятия LADA Ижевск!

«Наша Версия» будет внимательно следить за развитием событий вокруг «Сарапульского электрогенераторного завода».

Шота Горгадзе, адвокат, член Совета по правам человека при президенте РФ:

«Бывает, что ну не могут сотрудники соответствующих силовых ведомств накопать ничего и идут ва-банк, используя методы устрашения, чтобы выявить «слабое звено» – бывшего или нынешнего сотрудника, который даст желаемые показания, например, на основного собственника, чтобы вынудить его продать долю кому-то определенному. Это одна из распространенных схем в рейдерстве. Пока рано судить о том, является ли проверка СЭГЗа началом попытки его захвата, однако исключать эту версию нельзя».

СЭГЗ сегодня является основным российским производителем бортовых систем генерирования, управления и защиты электропитания, светотехники для российских самолетов и вертолетов, приводов для ракетной техники и систем электропитания, стартовой автоматики для комплексов ПВО и механизмов для межконтинентальных баллистических ракет. На заводе освоен выпуск широкой номенклатуры российских общепромышленных и взрывозащищенных двигателей для критически важных отраслей промышленности: нефтегазодобыча, атомная промышленность, пищевая промышленность и другие сферы производства, где нужны надежные российские электродвигатели. В марте 2020 года глава Удмуртии Александр Бречалов внес СЭГЗ в перечень 120 системообразующих предприятий республиканской промышленности.

В Сарапуле предприятие обеспечивает работоспособность инфраструктуры самого большого микрорайона города «Южный поселок». В 100-тысячном городе от работы СЭГЗ зависит благополучие 20 тыс. семей.

18.08.2022

Материалы по теме