Сомнения в верховенстве закона представляют собой самую большую угрозу для миллиардеров

4673
0
46730
Источник: Версия

Экономическое неравенство вышло на первое место в политической повестке дня во многих странах, в том числе в таких как Соединенные Штаты и Соединенное Королевство. Проблема заключается в том, чтобы мобилизовать левых и вызвать головную боль у правых, которые уже давно считают богатство достижением.

В 2018 году Forbes включил трех миллиардеров в десятку самых влиятельных людей в мире. В один ряд с главой КНР Си Цзиньпином, президентом России Владимиром Путиным и президентом США Дональдом Трампом издание поставило основателя Amazon Джеффа Безоса, соучредителя Microsoft Билла Гейтса и соучредителя Google Ларри Пейджа. Все трое обязаны своей властью не общественному положению или духовному влиянию, а личному богатству.

Во время дебатов претенденты на выдвижение в кандидаты в президенты от Демпартии сенатор Берни Сандерс из Вермонта и сенатор Элизабет Уоррен из Массачусетса пообещали ввести новые налоги для сверхбогатых. Вариант налога на богатства от Уорена предполагает введение сбора в размере 2% с каждого доллара чистой прибыли свыше $50 миллионов, увеличивающийся до 6%, если состояние превышает $1 миллиард. Подобные предложения изрядно встревожили миллиардеров. По словам Гейтса, он заплатил больше налогов, чем почти кто-либо — около $10 миллиардов. И хотя он был бы не против, если бы эта цифра увеличилась до $20 миллиардов, он полагает, что гораздо более высокий налог поставит под угрозу систему стимулирования, которая заставила его (и других) инвестировать.

Со своей стороны Майкл Блумберг, основатель новостной империи Bloomberg, бывший мэр Нью-Йорка и теперь кандидат в президенты от Демократической партии, утверждает, что налог на богатство может быть неконституционным, и превратит США в подобие Венесуэлы. И чтобы не отставать, основатель и генеральный директор Facebook Марк Цукерберг предположил: увеличение налоговой нагрузки на миллиардеров приведет к худшим результатам, чем сохранение ставки на текущем уровне, подразумевая, что сверхбогатые знают лучше, чем обычные избиратели, как должны поступать налоговые поступления.

Обратите внимание на чувство права, лежащее в основе каждой из этих реакций. Нам говорят, что миллиарды каждого человека принадлежат ему; он заработал деньги и поэтому должен решить, как их потратить, будь то благотворительные проекты, налоги или что-то другое. Миллиардеры говорят нам, что они готовы платить справедливую долю, но есть некий неопределенный порог, когда стимулы для инноваций и инвестиций перестанут действовать. В этот момент, очевидно, сверхбогатые начнут бастовать, оставив остальных в беде.

Но эта точка зрения игнорирует тот факт, что накопленное богатство является в значительной степени продуктом права и формируется государством и людьми, которые его составляют. Как показывает экономист Томас Пикетти в своей книге «Капитал в XXI веке», миллиардеры сегодня держат большую часть своего богатства в финансовых активах, которые просто защищены законом и обещают прибыли в будущем. Откажитесь от юридической силы, и все, что остается, — это надежда, а не надежный актив.

Более того, частные империи, которыми руководят сегодняшние миллиардеры, организованы как юридически уставные корпорации, что делает их творениями закона, а не природы. Корпоративная форма защищает личное имущество учредителей и других акционеров от кредиторов. Это также облегчает диверсификацию рисков внутри компании, позволяя создавать отдельные пулы активов, каждый со своим собственным набором кредиторов, которым запрещено предъявлять требования к другому пулу, даже если руководство материнской организации контролирует их все.

Кроме того, собственные акции могут быть использованы в качестве валюты при покупке других компаний. Когда Facebook приобрел WhatsApp, он покрыл $12 из $16 миллиардов своими собственными акциями, заплатив всего $4 миллиарда наличными. И, как и в случае с Facebook, корпоративное право может быть использовано для закрепления контроля со стороны учредителей через механизм долевого участия, который дает им больше голосов, чем у остальных. Таким образом, они не должны бояться выборов или поглощений.

Наконец, компании, активы которых принимают форму интеллектуальной собственности (ИС) в большей степени полагаются на помощь закона. По состоянию на 2018 год 84% рыночной капитализации индекса S&P 500 находилось в таких нематериальных активах. Требуется юридическое вмешательство, чтобы превратить идеи, навыки и ноу-хау — которыми можно свободно делиться с кем угодно — в исключительные права собственности, которые реализуются в полном объеме властью государства. И в последние годы Microsoft и другие американские технологические гиганты значительно увеличили доходы, продвигая в мире правила ИС в американском стиле через ВТО.

Безусловно, у Штатов есть веские причины для принятия законов, которые дают возможность частным агентам пожинать плоды при организации бизнеса и разработке новых продуктов и услуг. Но давайте назовем вещи своими именами, а (легальную) субсидию — субсидией. Хотя Безос, Блумберг, Гейтс и Цукерберг являются опытными бизнесменами, они также получили огромную выгоду от помощи законодательных органов и судов по всему миру. Эта рука более случайна, чем невидимая, увековеченная Адамом Смитом, потому что ее жизнеспособность зависит от широко распространенной веры в верховенство закона. Размывание этой веры, а не налоги, представляет собой самую большую угрозу богатству миллиардеров.

21.04.2020

Материалы по теме

Сомнения в верховенстве закона представляют собой самую большую угрозу для миллиардеров