Совет по понятиям

2347
0
23470

26 октября президент России Владимир Путин в Ханты-Мансийске провел заседание президентского совета по межнациональным отношениям, который предложил ему проект «Стратегии государственной национальной политики РФ». Члены совета доложили о полной согласованности проекта, который осталось лишь подписать президенту России, но специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников вместе с некоторой неравнодушной частью российской общественности считает дискуссию о таких коренных понятиях национальной политики России, как «российская нация», «гражданское самосознание» и «гражданское единство», по крайней мере незаконченной.

В Ханты-Мансийске Владимиру Путину сперва показали Музей природы и человека. Природы здесь было достаточно, а вот человека, пока не приехал Владимир Путин, недоставало.

К тому же не меньше, чем природы, это был Музей зверя и бога. Особой гордостью Югры является грудной позвонок шерстистого мамонта, пробитый кварцевым вкладышем (прилагается) копья, и это одно из немногих мировых доказательств того, что человек охотился на мамонта (а не наоборот).

С богом у хантов и манси были особые, если не сказать — странные, для нас, московских людей, отношения. По их версии, озвученной в музее, «вначале не было ничего, кроме моря и неба. Потом бог Торум послал птицу Лули достать землю со дна моря. Лули нырнула и через семь дней вернулась с каплей донного ила. Земля стала расти, но колыхалась на поверхности воды, и Торум укрепил ее Уральским хребтом». Потом сверху спустили «раскачивающуюся на цепи колыбель с младенцем — первым человеком или медведем». С кем точно, до сих пор окончательно ясности нет, ученые спорят, и все-таки эта версия возникновения человечества выглядит, на мой взгляд, убедительней многих других.

Безусловно, интерес представляет история изучения человеком своих шаманских способностей. Сначала необходимо «обратиться за снадобьем к мухоморной женщине Понх-Ими. Съев зелье, человек забывается и заводит песню, в которой раскрывает свои и чужие помыслы. Мухоморные духи — белые пятна на красных шляпках грибов — путают и кружат человека».

Только теперь у меня открылась страшная в своей простоте правда: так вот откуда начала на самом деле змеиться по нашей земле вся эта грибница мухоморных женщин, подстегиваемых мухоморными духами и осеняемых благословением мухоморных богов. Грибница эта недобрая. Давно расползлась по ближнему и дальнему Подмосковью, по ярославской и ивановской земле, путая и кружа, оттеняя и затемняя помыслы честных собирателей подберезовиков.

А «если духи уводят испытуемого вверх по реке, он погибает, если вниз — становится шаманом. Шаманы были первыми небопроходцами!» — мерцает на стене музея окончательная ясность мухоморной действительности.

Вот в какую реальность предстояло окунуться Владимиру Путину, которого в музее заранее причислили к небопроходцам и выделили отдельную экспозицию его телеграмме в честь 900-летия Югры. Телеграмма была увеличена раз в восемь, каждая буква была толщиной чуть не в палец, а само послание, по признанию Марии Кузьминичны Волдиной, 1936 года рождения, невысокого роста, в национальном убранстве, встречавшей Владимира Путина в музее,— без преувеличения божественным.

Директор музея Елена Гомонюк, по-моему, сгоряча сообщила Владимиру Путину, что Югра всегда «была местом совместного проживания мамонта и человека». Она объяснила ему все про Торума и колыбель человека-медведя, а также про верхний мир, средний мир и нижний мир, из которого все и состоит. Она также рассказала, что у мужчин, как известно, пять душ, а у женщин — четыре.

Владимир Путин удовлетворенно кивнул.

И много было еще в музее. Про Вороний день, 7 апреля, который несет тепло и солнце (на крыльях ворон), про то, как ханты убивают медведя только зимой, когда тот спит, и то стесняясь и даже стыдясь друг друга, и потом «не признаются дома, кто убил их младшего брата».

Мария Кузьминична Волдина спела Владимиру Путину песню «Алялю!» на языке хантов, и даже я понимал, что песня — о любви и ненависти, о дне и ночи, о жизни и смерти. Сразу скажу, что подтвердилось только наполовину.

Мария Волдина добавила, что песня посвящена «духам огня, воды и таким людям, как вы, Владимир Владимирович» (то есть еще и медным трубам), и вдруг произнесла, приблизившись к нему:

— Ваша жизнь нам нужна!

В этих шаманских словах, сопровождаемых звуками бубна, мне, конечно, послышалась угроза. Но и в этот раз все обошлось.

— Пусть наше солнышко светит! — воскликнула напоследок Мария Кузьминична Волдина, снова, по-моему, обращаясь непосредственно к Владимиру Путину и покровительственно оглядывая всех остальных.

Владимиру Путину подарили мужской пояс хантов, дающий особую силу его обладателю, он отдал кстати оказавшуюся в кармане пиджака монетку, и теперь тем более не следует сомневаться, что у господина Путина все хорошо.

На заседании президентского совета по национальным отношениям обсуждали прежде всего проект «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации». Проект, по словам его разработчиков, обсуждался не один год (точнее, с момента утверждения предыдущей стратегии, в 2012 году), и теперь его только осталось подписать президенту.

Смысл заседания, очевидно, должен был состоять в обсуждении нюансов стратегии, но при этом каждый тут начинал говорить, о чем считал на самом деле нужным.

Так, член совета Надежда Деметер рассказала о проблемах цыган. У нее, призналась Надежда Деметер, возникает чувство неловкости, когда говорят сейчас о цыганах.

— Это же не Украина и не Сирия! — с сожалением воскликнула она.

Но было ясно, что она считает проблемы цыган на самом деле гораздо, конечно, более важными.

Надежда Деметер указала на маргинализацию цыганского населения и неожиданно обвинила в этом государство, точнее руководство Тульской области, которое не очень давно приняло решение снести бульдозерами несколько цыганских поселков, и в результате цыгане «оказались на улице на грани выживания». Надежда Деметер с полным основанием могла считать, что наконец-то докричалась до президента. Но может быть, и зря докричалась, потому что Владимир Путин категорически не согласился с ней:

— Мы порою упускаем момент работы с этими людьми, которые слишком часто вовлекаются в криминальную деятельность (и настаивают на своем праве воровать чужой газ.— А. К.). Мы цыган не должны во всем обвинять! — заявил Владимир Путин, на самом-то деле именно что обвиняя цыган.— Это проблема всего общества и правоохранительной системы!..

Вопрос казался исчерпанным, формат такого заседания не предполагает оживленного диалога между членом совета и президентом, тем более в самом начале, но Надежда Деметер, надо отдать ей должное, неожиданно снова выступила:

— В тех поселках, о которых я говорила, нет случаев наркотиков! — возразила она, слишком хорошо понимая, что Владимир Путин имеет в виду.— Ни одного!

Это она и в самом деле зря сделала, потому что теперь ей пришлось иметь дело с совершенно другим Владимиром Путиным. Этот президент больше не был таким покладистым и цыганолюбивым, как полминуты назад:

— Что касается Тулы, то точно здесь,— пожал он плечами.— Это мне не губернатор докладывал (тут Владимир Путин имел, видимо, в виду, что его личные отношения с Алексеем Дюминым здесь ни при чем.— А. К.), это правоохранительные органы мне докладывали.

Так Надежда Деметер после этого заседания вышла с очевидной потерей собственной капитализации, даже, думаю, в глазах цыган. А могла бы выйти с приобретением. Депутат Виктор Водолацкий высказал свои яростные претензии к рекламе в московском метро, которая, по его словам, сосредоточилась на «пропаганде голливудских фильмов и мобильных телефонов» и демонстративно пренебрегает темой национальной идентичности российского народа. Нельзя же, объяснил он, любить российские реки и горы и не любить людей, которые живут в России. А проект закона «О патриотическом воспитании» до сих пор находится где-то под спудом в комитетах Госдумы.

Господин Путин обещал вытащить его оттуда. Так на пустом, можно сказать, месте возникла очередная угроза здравому смыслу.

Депутат Госдумы Владимир Зорин объявил, что в результате работы научного совета РАН под руководством Валерия Тишкова и Талии Хабриевой достигнуто согласие между различными научными школами по поводу основных дефиниций национальной политики. И это мне показалось главным. И это было то, о чем тут стоило бы говорить в первую очередь, потому что настоящего согласия-то ведь нет никакого до сих пор.

Но больше про это ничего на заседании совета так и не было сказано.

Владимиру Путину дарили книги, одну за другой, об истории Крыма, об истории Новороссии, рассказывали о проблемах крымских татар, приехавших на полуостров до 2014 года (у них истек срок действия национальных паспортов), о реестре коренных народов, который никак не получается составить («Может быть,— воскликнул член совета Григорий Ледков,— мы, коренные народы, составим перечень себя самих?!»), а видно было, что разговор не получается, не интересен самим его участникам, не то что раньше, когда они тут говорили взахлеб три часа. И может, это было даже хорошо, потому что свидетельствовало о том, что национальных проблем у нас не осталось, но что-то подсказывало, что это не так.

Заседание закончилось неожиданно, мне показалось, просто внезапно, но к общему облегчению.

И члены совета были, по-моему, совершенно удовлетворены и рассчитывали теперь, что президент подпишет согласованный документ, потому что все ритуальные процедуры соблюдены.

— Ну вот вы сказали, что согласовали все основные понятия, которыми следует руководствоваться гражданину России в национальных вопросах,— остановил я после заседания Владимира Зорина.— А например, накануне я слушал радиоведущего Сергея Доренко, который обсуждал термин «российская нация», расшифровку которого, подготовленную к сегодняшнему заседанию, он обнаружил в свежем номере “Ъ”. И что же? Вместе с экспертом они признали формулировку абсурдной! Потому что представителем российской нации, по вашему мнению, должен быть человек, который прежде всего ассоциирует себя с российским государством и его ценностями…

— Да, мне прислали расшифровку! — перебил меня Владимир Зорин.— Что-то страшное Доренко натворил вместе со своим экспертом! Все перепутали! Как же так! Я в шоке!

— Да что перепутали-то? — пытался осознать я.

— «Российская нация» — это политический термин! — выдохнул Владимир Зорин.— А есть понятие «нация как этнос». И они обсуждали нацию-этнос! А надо было обсуждать политический термин!

— А разве есть такой политический термин, как «российская нация»?! — теперь уже откровенно недоумевал я.

Хотя, конечно, понимал, что теперь уже будет.

Владимир Зорин добавил, что, слава богу, ученые РАН, политики, члены совета и многие, многие другие, объединившись под его знаменем, добились единства в определении этого термина.

— Российская нация — это граждане, прежде всего живущие в нашей стране! — констатировал Владимир Зорин.— Независимо от их национальности! Да, они разделяют ценности государства!..

То есть пока получалось, что господин Доренко скорее все-таки прав, чем что-нибудь другое.

— Какие? — осторожно поинтересовался я.— Какие ценности?

— Гостеприимство! — быстро ответил Владимир Зорин.— Это ценность. Традиции — тоже ценность. Много! Мы вообще-то не одно, а восемь или девять понятий согласовали!

— И какие еще?

Пока Владимир Зорин искал в своем портфеле остальные понятия, он успевал искренне переживать:

— Ужасно, что сделал Доренко!.. Зачем он так?.. А, вот: «государственная национальная политика», «гражданское самосознание», «этнокультурные потребности»… «Гражданское единство», наконец!

Господи, как хорошо, что хоть понятие «гражданское единство» в той заметке в “Ъ” не было так же подробно расшифровано, как «российская нация».

А то бы быть еще одной беде.

И не быть понятию.

Андрей Колесников, Ханты-Мансийск

КоммерсантЪ

27.10.2018

Материалы по теме

Совет по понятиям