Совладельца «Макфы» депутата Вадима Белоусова судят за рекордную взятку

6565
0
65650
Источник: Версия

В Москве начался суд над депутатом Госдумы Вадимом Белоусовым. Его обвиняют в получении рекордной по размерам взятки – 3,4 млрд рублей. Следствие шло со скрипом, и в деле по-прежнему много загадок. Это даёт основания предположить, что всех коррупционных раскладов мы не узнаем даже после вынесения приговора. Но всё же попробуем воссоздать картину делёжки денежных потоков.

Дело депутата Белоусова примечательно тем, что оно походит на матрёшку, где за одной скандальной историей и персонажем скрываются другие. Белоусов напрямую связан с бизнес-империей, созданной семьёй экс-губернатора Челябинской области Михаила Юревича. Его отец, Валерий Юревич, в постсоветское время торговал продуктами, сделав сына директором Челябинского хлебозавода № 1. На базе этого предприятия был сформирован холдинг «Макфа», известный теперь на всю страну как производитель макаронных изделий. Контролирует его с момента создания и по сей день, но уже через кипрскую компанию, Юревич-старший. По итогам 2018 года АО «Макфа» отчиталось о прибыли в 3,25 млрд рублей.

Кланы из 90-х

Ключевым человеком в бизнесе Юревичей считается Маргарита Бутакова, которая работала главбухом на хлебокомбинате. Кроме того, на неё были записаны доли в фирмах, подконтрольных Юревичам. Вадим Белоусов приходится Бутаковой зятем.

Михаил Юревич свою политическую карьеру начал с Госдумы, куда легко попал в 1999 году с помощью мощной пиар-поддержки «Макфы». Но нужными знакомствами за пять лет в кулуарах власти молодой Юревич, видимо, не обзавёлся, потому как на выборах мэра Челябинска в 2005 году партия его не поддержала – пришлось идти самовыдвиженцем. Главным его конкурентом был некто Тарасов. Чтобы запутать его электорат, документы в избирком подали ещё трое Тарасовых. В результате пресса тех лет назвала выборы мэра Челябинска одними из самых грязных в стране.

Областью тогда руководил уже пожилой и больной Пётр Сумин. Команда амбициозного Юревича умело использовала недовольство горожан губернатором. Вплоть до того, что организовывали митинги под окнами областного министерства социальных отношений. К тому же под контроль мэра попали многие городские СМИ. В результате влияние Юревичей в Челябинске всё усиливалось, и в итоге в 2010 году Пётр Сумин с подачи Москвы вынужден был передать Михаилу Юревичу губернаторское кресло. Выбор администрации президента Медведева закрепили депутаты местного Заксобрания, утвердившие нового губернатора.

Перекройка

За сменой власти в регионе последовал передел схемы финансовых потоков. На ключевых постах оказались люди Юревичей. В том числе и Вадим Белоусов. В 90-е он делал карьеру на «Макфе», где ему в разное время принадлежало от 2 до 8% акций, а в 2010-м по спискам от «Единой России» попал в челябинское областное заксобрание, где активно поддерживал строительные инициативы губернатора Юревича. Спустя год, в 2011 году, Белоусов перебрался в Госдуму.

Тем временем Юревич объявил и распиарил «Дорожную революцию» – новый проект. Идея вроде бы правильная – отремонтировать дороги и построить новые. Помимо всего прочего это могло добавить губернатору популярности в народе. Но с самого начала граждане стали обращать внимание, что работы идут как-то не так. В самом Челябинске, к примеру, не стали реконструировать ливнёвку, из-за чего новые заасфальтированные дороги после дождей превращались в реки. Такие «оплошности» наводили на подозрение о том, что объявленная кампания в реальности имеет цель побыстрее освоить бюджетные деньги. Причём провести их через определённых подрядчиков.

Не повезло Юревичу в одном – у губернатора к тому времени уже имелся открытый конфликт с местными силовиками. Говорят, он наивно полагал, что достаточно обеспечивать партии власти высокий результат на выборах, и поддержка Москвы ему будет гарантирована, а значит, в регионе можно кормиться сколько душе угодно. Однако он не учёл, что времена президентства Дмитрия Медведева прошли и теперь всем заправляют не чиновники, а спецслужбы. Так что губернаторская карьера Юревича закончилась быстро и бесславно: в 2014 году он подал в отставку. Вскоре против него были возбуждены уголовные дела, и он предпочёл покинуть Россию.

Тем временем Вадим Белоусов действовал более осторожно. Он снова смог пройти в Госдуму – на этот раз по спискам «Справедливой России». Заодно увеличилась его доля в «Макфе», что дало повод предполагать: Юревич-де сбросил часть активов на верного человека. Кстати, сам Белоусов, похоже, также готовился покинуть Россию. Если изучить его имущественные декларации, то становится видно: его семья распродавала многочисленную недвижимость в России и планировала обосноваться в Испании. Так, на жену Белоусова сначала была оформлена скромная квартира в 37 «квадратов», потом участок в 8 соток и дом на 514 «квадратов».

Но перебраться в тёплые края депутат не успел: в двери его дома постучались правоохранители.

Ещё в 2018 году по обращению Генпрокуратуры Госдума провела закрытое заседание, на котором лишила Вадима Белоусова депутатской неприкосновенности. Через несколько месяцев МИД аннулировал его дипломатический паспорт (Белоусов так и не отдал его следователям). Больше года депутат работал в Думе под подпиской о невыезде и пытался отбиться от обвинений. Его тёща Маргарита Бутакова (ей сейчас 78 лет) писала письма в Госдуму и Генпрокуратуру, заявляя о невиновности зятя. Но не сработало – на прошлой неделе суд начал рассмотрение дела Белоусова.

В чём же обвиняют Юревича и Белоусова? Обвинение касается эпизодов 2010–2014 годов, когда Юревич был губернатором, а Белоусов заседал сначала в Челябинской областной, а затем и в Государственной думе. По версии следствия, они вступили в коррупционную связь с руководителями частных и государственных компаний, которые занимались дорожным строительством. Предприниматели якобы получали покровительство чиновников при получении госконтрактов, а те, в свою очередь, 20% от прибыли. Наличные деньги, как считает обвинение, частично передавались Белоусову через его тёщу Маргариту Бутакову, а частично – через банковскую ячейку в Лесбанке (ликвидирован в 2015 году), арендованную на имя его жены. Суммарный размер таких передачек превысил 3 млрд рублей (на строительство дорог в Челябинской области в тот период было потрачено около 30 миллиардов).

Обвинения построены на словах свидетелей – руководителей дорожно-строительной организации, которые якобы были замешаны в этих схемах. Следствием они пока официально не указываются (хотя назывались на закрытом заседании Госдумы, когда Белоусова лишали неприкосновенности). Так что единственный письменный источник информации по этой теме – это обращения Маргариты Бутаковой. Она называет три имени – Алексей Башаев, Константин Овчинников и Сергей Вильшенко. Новости из Челябинска двух-трёхлетней давности подтверждают, что первые двое руководили дорожно-строительными предприятиями и фигурировали в уголовных делах о растрате. Потом они дали показания против Белоусова и, как пишет местная пресса, скрылись за границей.

А вот бизнесмен Сергей Вильшенко, возможно, находится в России и, наверное, мог бы дать показания в суде.

Дело Белоусова (и соответственно Юревича) интересно двумя аспектами. Идея объявить какой-то крупный проект, а затем воровать с его помощью деньги выглядит вполне стандартно – это только отсталые и неумные чиновники продолжают просто красть бюджетные деньги, не создавая прикрытия в виде масштабной стройки. И если хорошо присмотреться, то почти у каждого губернатора можно отыскать подобный мегапроект. Нет, мы не говорим, что все они используются для воровства. Но, как говорится, «музыка навеяла»… Достаточно вспомнить экс-главу Удмуртии Александра Соловьёва, который в октябре прошлого года получил 10 лет колонии строгого режима. Причина – «откаты» от строителей мостов. Или взять губернатора Ростовской области Василия Голубева. Нет, закон к нему не имеет никаких претензий, и недавно он даже благополучно переизбрался на второй срок. Однако до этого правоохранители задержали целый ряд высокопоставленных чиновников, включая заместителя Голубева. Причина, которую называет следствие, – при строительстве стадиона к чемпионату мира по футболу необходимый по проекту крупнозернистый песок подменили на дешёвый. В общем, верно ли будет считать, что на всех губернаторов имеется свой компромат и только в Кремле решают, когда достать нужную бумагу из пресловутой «зелёной папки»?

08.02.2021

Материалы по теме

Совладельца «Макфы» депутата Вадима Белоусова судят за рекордную взятку