США, РФ и КНР бьются за Центральную Азию

3476
0
34760
Источник: Версия

На минувшей неделе госсекретарь США Майкл Помпео провёл переговоры поочерёдно с президентами Белоруссии, Украины, Казахстана и Узбекистана, а также заседание с министрами иностранных дел сразу всех пяти бывших среднеазиатских республик СССР. Эта поездка главы Госдепа стала очередным звеном битвы США, Китая и России за контроль над постсоветским пространством.

О ситуации в Белоруссии, на Украине и в Казахстане мы уже много писали ранее, поэтому сейчас остановимся на поездке Помпео в Ташкент. Там прошли не просто переговоры с очередным президентом – состоялось заседание глав МИД в формате «5+1», на котором была представлена новая стратегия США по Центральной Азии. По сути, Вашингтон предложил всем пяти странам экономические преференции и помощь в привлечении инвестиций взамен на дистанцирование от Москвы и Пекина на международной арене.

Сошлись в интересах

План США направлен на вовлечение центральноазиатских государств в курируемые США региональные проекты в сфере безопасности и энергетики, прежде всего на афганском направлении. Сейчас это особенно важно для США – на фоне планомерного укрепления в регионе позиций Китая и попыток России сохранить здесь своё военно-политическое присутствие. Напомним, что три из пяти стран – Казахстан, Киргизия, Таджикистан – участвуют в Организации договора коллективной безопасности. А две страны – Казахстан и Киргизия – входят в Евразийский экономический союз. Одновременно все пять стран являются членами СНГ (при этом Туркменистан – ассоциированным). А четыре страны – без Туркменистана – входят в Шанхайскую организацию сотрудничества. Потому Россия в этом году планирует тоже провести переговоры в формате «5+1» со странами Центральной Азии – ровно в том же формате, что и США.

Генеральный директор аналитического центра «Стратегия Восток – Запад» Дмитрий Орлов считает, что США по-настоящему интересуют в регионе только три страны – Казахстан, Узбекистан и Туркменистан. Начнём с последнего. В 1990–2000-е годы около 90% всего туркменского газа (четвёртое место в мире по найденным запасам) закупалось российским «Газпромом» либо компанией «Итера», которая, по мнению ряда СМИ, была его фактическим скрытым офшором. Однако в 2009 году «Газпром» вдруг решил резко сократить объём отбираемого газа – сразу на 90%. На освободившуюся туркменскую территорию зашёл Китай, предоставив Ашхабаду кредит на 7 млрд долларов для постройки газопровода в КНР. Под его контроль отдано месторождение Галкыныш – второе в мире по величине после ирано-катарского. Да и вообще Китай стал практически монопольным потребителем туркменского газа – до 90% от всего объёма. На днях КНР заявила о желании участвовать в строительстве и 300-километрового трубопровода для доставки туркменского газа в Азербайджан по дну Каспия, и завода по производству метанола в Туркменистане. Впрочем, за оба эти проекта с Китаем конкурирует консорциум трёх европейских компаний, предлагая при этом пробурить необходимое количество газовых скважин под ключ, спроектировать и построить газоочистительные заводы и компрессионные станции. Россия же отмалчивается…

Москве и Пекину Ташкент не нужен?

С Узбекистаном – другая история. Президент Шавкат Мирзиёев подписал с Владимиром Путиным пакет соглашений на колоссальную сумму – почти на 16 млрд долларов. Две страны договорились об упрощённом таможенном режиме для узбекских продуктов, в республике работает совместное предприятие «Узросавиа», запускаются совместные проекты в автомобилестроении, станкостроении и фармацевтике. Кремль уговаривает руководство этой страны присоединиться к ЕАЭС, возлагая надежды на грядущий в июне-июле визит Мирзиёева в Москву. В ответ на это министр торговли США Уилбур Росс заявляет, что вступление Узбекистана в ЕАЭС осложнит присоединение к Всемирной торговой организации. А теперь Помпео пообещал «скоро предоставить помощь для ускорения процесса вступления Узбекистана в ВТО». По словам госсекретаря США, «мы делаем это

потому, что являемся настоящим партнёром и другом Узбекистана, готовым оказать поддержку суверенитету и территориальной целостности» этой страны. Директор ташкентского Центра исследовательских инициатив Ma’no Бахтиёр Эргашев отмечает:

«Узбекистан всегда был в центре внимания США в Центральной Азии, несмотря на то что не имеет таких нефтяных месторождений, как Казахстан. Узбекистан интересен тем, что занимает ключевое геостратегическое положение, гранича со всеми странами региона. Особый интерес США стали проявлять к республике после начала кампании в Афганистане. Узбекистан и Пакистан стали двумя ключевыми странами, через которые шло обеспечение коалиционных войск в Афганистане. Интересы Вашингтона и Ташкента там совпадают. Сейчас наблюдается сильная активизация американского бизнеса в Узбекистане, инвестиций, увеличивается торговый оборот. Сотрудничество двух стран в вопросах региональной безопасности наполняется ещё и экономической составляющей».

Но ещё более успешно, чем РФ и США, свои связи с Узбекистаном наращивает КНР. Уже сейчас она является безоговорочно его главным внешнеторговым партнёром. При этом президент Общества политических эмигрантов Центральной Азии Бахром Хамроев отмечает, что и Москва, и Пекин не заинтересованы в ускоренном политическом и экономическом развитии Узбекистана:

«Для РФ его выдвижение на роль ведущего игрока в регионе не нужно. Сейчас Узбекистан вынужден учитывать мнение России, потому она и хочет обойтись без коренных преобразований. Для Поднебесной республики Центральной Азии интересны лишь с точки зрения рынков сбыта, логистики и закупки сырья. Возможный конкурент в лице Узбекистана в сфере производства не отвечает интересам Пекина. Потенциал Узбекистана позволяет республике пойти впереди остальных государств Центральной Азии – это самая густонаселённая страна региона, у неё с советских времён остался самый значительный экономический, промышленный, культурный и научный потенциал. При таких данных Узбекистан имеет все шансы превратиться в регионального лидера».

Помпео вносит раздор

Самое главное для Вашингтона – вбить клин в отношения стран региона с Китаем. Во время встреч с лидерами Казахстана и Узбекистана представитель Госдепа призвал «присоединиться к США в стремлении добиться незамедлительного прекращения репрессий» со стороны КНР в отношении уйгуров и обеспечить безопасное убежище для тех, кто желает оттуда бежать. В ответ министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов отметил: «Нам совсем не хотелось бы ощущать на себе неблагоприятные политические последствия соперничества в регионе между крупными державами». А посольство КНР в Узбекистане заявило: «…Турне Помпео по евразийским странам насыщено злонамеренным подстрекательством, полностью разоблачило его личную враждебность и предубеждение в отношении Китая. Любые попытки клеветать на КНР и сеять раздор в дружественных отношениях с государствами ЦА обречены на поражение».

Пытаются США сделать своим плацдармом и Таджикистан. В 2017 году прошли таджикско-американские военные учения – сразу на всех пяти военных полигонах республики. Однако свои претензии на эту страну имеет и Кремль. В Таджикистане стоит 201-я российская военная база – крупнейшее отечественное армейское соединение за рубежом. Заодно Кремль говорит о возможном вступлении Таджикистана в ЕАЭС.

Но руководитель движения «Реформы и развитие Таджикистана» Шарофиддин Гадоев отмечает:

«Таджикистан в последние годы стал страной-импортёром из-за высоких налоговых платежей, масштабной коррупции на всех уровнях власти, монополизации всех сфер экономики членами семьи президента Эмомали Рахмона. Их личные интересы пострадают при вступлении в ЕАЭС. Импорт товаров, которые завозят в Таджикистан члены семьи Рахмона, освобождён от таможенных и других платежей. При этом цены на продаваемые внутри страны товары в разы выше, чем в соседних странах. Некоторые продукты даже дороже, чем в Европе. Любой товар, который будет угрожать монополии семьи Рахмона, запрещается к ввозу в республику. При вступлении в ЕАЭС Таджикистан будет вынужден открыть свой рынок для товаров из других стран блока. Тем самым будет создана конкурентная среда, которая разрушит монополию семьи президента».

КНР контролирует экономику Таджикистана и Киргизии

Другим препятствием для вступления Таджикистана в ЕАЭС эксперты видят Китай, который вложил в развитие экономики страны миллионы долларов. Сегодня Китай для Таджикистана – главный внешний кредитор, в обмен на это получающий контроль над месторождениями редких и цветных металлов, золота и серебра. На взгляд некоторых экспертов, китайская кредитная политика в ЦА очень смахивает на дипломатию «долговых ловушек» или «инвестиционный колониализм». Дошло до того, что министр промышленности и новых технологий Таджикистана Заробиддин Файзуллозода заявил: «Положиться сегодня можно только на китайских инвесторов». Китай фактически контролирует и киргизскую экономику. Его инвестиции помогают развивать в Киргизии гидроэлектростанции, инфраструктуру, строить дороги, разрабатывать золоторудные месторождения. При этом КНР даёт деньги на основе ряда условий – от обязательного приобретения китайского оборудования и привлечения китайских подрядчиков до использования китайской рабочей силы. Тем временем местные жители, недовольные действиями китайских компаний, уже нередко применяют насилие к ним, уничтожая имущество предприятий. По уровню долгов перед Китаем Киргизия занимает пятое место в мире (30% ВВП страны). Однако власти страны это, похоже, не беспокоит, пока Пекин продолжает предоставлять кредиты.

10.02.2020

Материалы по теме

США, РФ и КНР бьются за Центральную Азию