Странная слепота Сергея Фридинского

648
0
6480

Из-под носа
главного военного прокурора украли 3 миллиарда рублей

Дело
«Оборонсервиса» набирает обороты. Следственные действия идут полным ходом,
появляются все новые фигуранты. На этом фоне более чем двусмысленной выглядит
положение военной прокуратуры. Ведь следствие ведет Главное военно-следственное
управление СКР – а где же военная прокуратура, возглавляемая Сергеем
Фридинским? Хищения осуществлялись на протяжении многих лет, во многих городах
– за бесценок (но, разумеется, либо на «свои» структуры, либо за бешеные
откаты) распродавалось военное имущество, а военная прокуратура везде имеет
своих представителей. Одной из важнейших ее функций является борьба с
коррупцией и хищениями в армии. Где были военные прокуроры все это время?

На настоящий
момент следствие считает, что украдено не менее 3 млрд. рублей. Гигантская
сумма! Военная прокуратура ничего не видела? А ведь в отчетности у нее все в
порядке – преступления, в том числе и хищения, регулярно раскрываются, виновные
несут наказания. Украли пару сапог. Украли сотню литров бензина. В части украли
продукты питания. Такие дела военная прокуратура раскрывает быстро и
оперативно. А вот как дело касается «больших начальников» — тут на нее нападает
необъяснимая слепота.

Прошлым летом
военные следственные органы возбудили уголовное дело против начальника штаба
Южного военного округа генерал-лейтенанта Николая Переслегина – ни много ни
мало, как по факту подделки документов, в результате чего пострадал заслуженный
боевой офицер. Ну а военная прокуратура закрыла дело, сочла факт
«малозначимым». Судьба боевого офицера для военной прокуратуры, значит, факт
малозначимый – как и склонность генерала к подделке документов. Не потому ли,
что Переслегин не только сам является «многозвездным генералом», но и
любимчиком начальником Генштаба Николая Макарова?

Впрочем,
позже военное следствие обнаружило новые преступления, совершенные Николаем
Переслегиным – квартирные махинации и использование рабского труда солдат. Это
уже настолько вопиюще, что на сей раз военная прокуратура, как
ни старалась, не смогла закрыть возбужденные по этим фактам уголовные дела
.

Все дела,
касающиеся высших должностных лиц Минобороны, естественно, находятся в зоне
особого внимания Сергея Фридинского. Про дела Переслегина мы уже знаем. А вот
дело начальника Генштаба Николая Макарова.

В 2003 году,
будучи командующим Сибирским военным округом, Макаров на средства военного
бюджета, то есть за государственный счет, построил себе личную дачку в
Наро-Фоминском районе Московской области стоимостью ни много ни мало 10 млн.
рублей – в ценах, естественно, 2003 года. Было возбуждено уголовное дело. Где
оно? В сейфе у Фридинского. Хода ему Фридинский не дает уже много лет и, как
пишут в СМИ – использует это дело, чтобы удерживать Макарова «на крючке».

Зависимость
Макарова от Фридинского, позволяет последнему получать инсайдерскую информацию
о делах в ближайшем окружении министра обороны.

Т.е., по
сути, Фридинский, вместо работы, развлекается плетением интриг. Проще говоря –
использует, в личных целях, зависимое положение фигуранта уголовного дела
Николая Макарова, вместо того, чтобы привлечь того к ответственности и, заодно,
взыскать в пользу государства украденное. Ведь срок давности по масштабному
уголовному делу Начальника Генерального штаба Макарова не истек, и получается,
что привлечение его к ответственности, как и возмещение причиненного
государству ущерба тормозится только Фридинским.

Хуже того: на
фоне этого показательного бездействия Фридинского, расхититель государственных
средств не только не понес наказания, но продолжает управлять армейским
строительством – а, значит, и финансовыми потоками, открывающими ему доступ к
возможности значительно более масштабных, чем в 2003 году, хищений. Не слишком
ли это дорогая для страны плата за возможность для Фридинского, в качестве
развлечения, «подглядывать» за министром обороны глазами Николая Макарова?

Дел по
военным руководителям, лежащим без движения у главного военного прокурора, не
так уж и мало. Что их объединяет – все эти дела касаются лиц, близких к
экс-министру обороны Анатолию Сердюкову и начальнику Генштаба Николаю Макарову
– ну и к самому Фридинскому.

Зато
настоящих боевых генералов главный военный прокурор преследует «по полной».

Вот,
например, герой российско-грузинской войны 2008 года генерал Анатолий Хрулев,
получивший тяжелое ранение во время этой войны. В прошлом году он был осужден
за незаконное получение квартиры, скрыв то обстоятельство, что имеет дом в
Подмосковье. За дело наказали боевого генерала? За дело. Но вот пикантная
деталь – Хрулев не входил в «ближайшее окружение» Сердюкова и Макарова, и более
того, конфликтовал с ними по вопросам военного строительства.

А вот
генерал-лейтенант Анненков, являющийся помощником Фридинского. Причем никакими
прокурорским функциями он не занимается, а обеспечивает быт главного военного
прокурора. Ему Фридинский выхлопотал квартиру в Москве от Минобороны, хотя
никакого отношения к оборонному ведомству его верный наперстник не имеет. Чтобы
придать хоть какую-то видимость «законности», квартира Анненкова в Ставрополе
стоимостью 5 млн. рублей была обменена на квартиру в Москве стоимостью 25 млн.
рублей. Такой вот «равноценный обмен»! Может быть, это мошенничество?
Фридинский так не думает. Не только уголовного дела по этому факту нет – он сам
и помог осуществиться этому «обмену».

Впрочем,
самого себя Фридинский тоже не обижает. Еще в 1997 году, будучи военным
прокурором СКВО, он, используя свое служебное положение, получил в
Ростове-на-Дону 2 служебные квартиры на Театральном спуске общей площадью 160
кв м. Неплохо на семью из 3 человек!

Ростовские
газеты тогда подняли шум, но тогдашний покровитель Фридинского – командующий
СКВО, позже – полпред президента Анатолий Казанцев помог ему избежать
ответственности. В результате Фридинский приватизировал эти квартиры, а когда,
после перехода на работу в Генпрокуратуру, та купила ему элитную квартиру в
Москве – продал их. Ну а в своих интервью главный военный прокурор любит
рассказывать о том, как он помогает бесквартирным офицерам. Сидя на своей
госдаче – кстати, в советское время главный военный прокурор такой привилегией
не пользовался.

Интересно
посмотреть на денежные доходы Фридинского. Они совсем неплохи – согласно его
декларации, в 2011 году они составили 3,5 млн. рублей. Немалую их часть
составляет специальная надбавка, которую дают за работу с радиоактивными
материалами. Это дает главному военному прокурору 60-80 тыс. рублей ежемесячно.
На каком основании кабинетный служащий Фридинский получает надбавку, призванную
компенсировать риски постоянной работы под угрозой радиационного поражения?
Этого не знает никто.
Аналогично
обстоит дело и с пенсией, которую Фридинский получает как военный пенсионер.
Существует решение Конституционного суда, которое запрещает выплату
государственных пенсий лицам, продолжающим работать на государственной службе.
Почему же тогда Фридинский получает ее? Он нашел какую-то лазейку в законе,
позволяющую это делать, или это вообще незаконно?

Помимо этого,
главный военный прокурор получает еще одну надбавку, так называемые «боевые»,
которые положены ветеранам военных действий. Отметим, что все его участие в
войнах сводится к нескольким визитам в Ханкалу, где располагался хорошо
охраняемый штаб группировки федеральных войск. «Герой» Фридинский встречался
там с руководством. Ни одного выстрела в сторону противника он не сделал. Риски
при этом Фридинский нес не больше, чем бригада артистов, приезжавших выступить
перед военнослужащими. За что же у Фридинского боевые ветеранские надбавки?

В сентябре
этого года Счетная палата провела проверку в Главной военной прокуратуре и
выявила нецелевые расходы на несколько десятков миллионов рублей. Это, помимо
прочего, касается нарушений в исполнении приказа 1010, согласно которому
военнослужащие могут получать премии за особые достижения по службе. Размеры
этих премий весьма существенны – сотни тысяч и даже миллионы рублей. Несколько
раз Фридинский назначал такие премии и себе, и ряду своих приближенных, всего
нескольким десяткам человек.
Только вот
пикантная деталь – ни он сам, ни эти его приближенные военнослужащими не
являются, а значит, эти премии им в принципе не положены. Однако выплачивались,
что и выявила Счетная палата.

Любит Сергей
Фридинский и отдохнуть «по-человечески» — раза 3 в год. Обычно в отелях
премиум-класса за границей, куда летает, разумеется, бизнес-классом. Да еще не
один, а с семьей и челядью. Тут его немаленькой заплаты не хватит! Однако –
летает. Кто оплачивает эти поездки? Неизвестно. Зато известны его поездки по
стране. Вот совсем недавно, в декабре 2011 года он отдыхал в филиале санатория
«Кисловодский», принадлежащего Минобороны. Занимал сразу 3 люкса – в одном сам,
в другом няня с внуком, в третьем дружок – военный прокурор Южного военного
округа Милованов. Выехав, не доплатил 72 тыс. рублей. Видимо, просто не обратил
внимания на такую «мелочь».

А еще главный
военный прокурор обожает «инспекции». Ну, то есть – приехать в какой-нибудь
регион и ознакомиться с тем, как там поставлена работа, что-то улучшить,
нерадивых наказать. Как происходят эти инспекции, хорошо известно. Не так
давно, много шуму наделали фотографии,
живописующие такую его «инспекционную поздку» на Дальний Восток
. Элитные
спиртные напитки под черную и красную икру, камчатских крабов – с банькой в
горячем источнике. В обществе криминальных авторитетов – королей «икорной
мафии».

Все это
хорошо известно руководству Минобороны. Но реакции – никакой. Не потому ли, что
Фридинский, будучи не просто прекрасно осведомлен о коррупционных порядках,
царящих в министерстве, а имея документы об этом, кладет их «под сукно»? Как
говорится – «ты закроешь глаза на мои грехи, а я – на твои».

Слабо
верится, что столь масштабные хищения, как в деле «Оборонсервиса», могут пройти
«мимо» Главной военной прокуратуры. Так в чем же была ее роль? Просто в том,
чтобы «не замечать» их? А может – «юридическое сопровождение» коррупционных
сделок, ведь в ГВП работают отнюдь не дурные юристы.

Напомним, что
ранее руководство страны уже давало Генеральному прокурору РФ Юрию Чайке
поручение разобраться в ситуации и принять меры к распоясавшемуся от
безнаказанности и бесконтрольности Главному Военному прокурору Сергею
Фридинскому. Однако воз и ныне там.

Остается
надеяться, что вскрывшиеся на беспрецедентно сильном скандале вокруг Минобороны
факты, послужат основанием для Президента Владимира Путина и руководителя
Администрации Президента Сергея Иванова проявить жесткость по отношению к
руководству Главной военной прокуратуры. Вероятно, что такая реакция
политического руководства страны будет логичной по отношению к силовой
структуре, превратившейся, по сути, в «государство в государстве». Более того —
явно решившей, что она может иметь собственные интересы, идущие вразрез с
интересами государства.

Тогда, на сей
раз, Главное военное следствие не только доведет резонансное дело Минобороны до
логического конца, но выяснит и роль в нем Военной прокуратуры, и лично Сергея
Фридинского.

Васильчук

01.07.2018

Материалы по теме

Странная слепота Сергея Фридинского