Стратегический завод «Ростеха» ушел темной лошадке с капиталом в 12 тысяч рублей

5285
0
52850
Источник: OktagonMedia
Вынесение решения отложено до 17 декабря по просьбе налоговой службы. Результат процесса значим для всей промышленной отрасли: до недавнего времени «Сибсельмаш» был самым мощным заводом в Европе по производству боеприпасов и одним из крупнейших поставщиков сельхозтехники. До сих пор он входит в список стратегических предприятий России.

Торги по имущественному комплексу «Сибсельмаша» прошли в конце ноября 2020 года. Единым лотом были выставлены 184 здания, земельные участки общей площадью свыше 175 квадратных метров, патенты, права требования и другая собственность. Для участия в торгах потенциальные покупатели должны были иметь соответствующую лицензию – на разработку и производство военной техники.

Стартовая цена составляла 499 млн рублей. НПО «Курганприбор» предложил 501 млн рублей, московское ООО «Меркас» – 505 млн рублей и выиграло торги. Оба участника соответствовали требованиям, но в отношении победителя у конкурента возникли сомнения.

Компания «Меркас» зарегистрирована в Москве в 2019 году, её уставный капитал составляет 12 тыс. рублей.

Лицензию на разработку и производство военной техники она получила за месяц до торгов по «Сибсельмашу». Учредитель фирмы – бизнесмен Алексей Пантюхин, гендиректор – Максим Кибишев. Последний является действующим арбитражным управляющим, основная часть дел которого связана с банкротящимися предприятиями «Ростеха».

«Курганприбор» считался единственным реальным претендентом на производственные мощности новосибирского завода. Предприятие действует в той же сфере – выпускает продукцию для оборонно-промышленной отрасли – и обладает опытом запуска исторического производства на заводах-банкротах. В 2017 году оно выкупило на торгах ОАО «Сибтекстильмаш. Спецтехника. Сервис», наладило выпуск артиллерийских гильз и с марта 2020 года стало выполнять госзаказы.

Результаты торгов по «Сибсельмашу» «Курганприбор» признавать отказался. Руководство уральского предприятия заподозрило аффилированность «Меркаса» с арбитражным управляющим Сергеем Галандиным, который занимается реализацией имущества завода. «Курганприбор» направил жалобу на управляющего в УФАС Иркутской области и обратился с заявлением в новосибирский арбитражный суд, требуя признать итоги недействительными. Оба решения должны быть приняты на этой неделе.

Сейчас в отношении Сергея Галандина действует обеспечительная мера, в соответствии с которой он не имеет права заключать договор купли-продажи и передавать имущество завода «Меркасу».

– На этапе подготовки торгов было видно, что идёт упрощение участия в них: с 2012 года уже нет формулировки по лицензиям «на производство и разработку военной техники» – расписано должно быть гораздо подробнее. И даже при этом лицензия «Меркаса» не соответствует конкурсной документации: в видах работ у них указаны «ремонт, техобслуживание, монтаж, утилизация и реализация военной техники», но нет «производства и разработки», как у нас, – пояснил «Октагону» гендиректор «Курганприбора» Фёдор Колосовников.

Максим Кибишев и организатор торгов Сергей Галандин участвовали в банкротстве калужского ООО «Первая Цементная Компания»: Галандин был конкурсным управляющим самого предприятия, Кибишев – учредителя должника – компании «Инвестпроект-М».

«В документах по торгам Галандин пишет, что связь между конкурсным управляющим и победителем не прослеживается, хотя она, очевидно, есть. Они входили в одну СРО и работали на родственных предприятиях, занимавшихся банкротствами».

Фёдор Колосовников | генеральный директор НПО «Курганприбор»

Сергей Галандин на вопросы «Октагона» не ответил.

Бенефициары сделки неизвестны. Участники рынка предполагают, что за микропредприятием могут стоять лица, связанные с «Ростехом», либо кто-то из бывших руководителей «Сибсельмаша».

Зарождение завода

«Сибсельмаш» существует уже 90 лет. Перед началом Второй мировой войны его мощности разделили на четыре структуры, основу составила оборонная промышленность: выпускали артиллерийские снаряды, бомбы, мины, торпеды и патроны. Доля предприятия в поставках оборонной продукции доходила до 70 процентов.

После войны завод продолжал изготавливать военную продукцию и вернулся к производству сельхозоборудования. С распадом Советского Союза «Сибсельмаш» остался без оборонного госзаказа и почти лишился централизованного финансирования. Не помогло ни открытие новых производств (мебели, мехов, агрегаторов отопления), ни поддержка областной власти. В 1997 году на предприятии прошла приватизация, в результате которой оно распалось на четыре самостоятельные структуры: ГУП Машиностроительный завод ПО «Сибсельмаш», ГУП «Сибсельмаш-Спецтехника», ГУП «Инструментальный завод ПО “Сибсельмаш”» и головное ГУП НПО «Сибсельмаш». Последнему достались долги всех четырёх подразделений.

Реформа не привела к улучшению ситуации, и в начале 2000-х был запущен обратный процесс объединения ГУП; предприятие было акционировано. До 2008 года им целиком владело Росимущество.

Чехарда временщиков

За всю историю на «Сибсельмаше» сменилось более 30 руководителей. Дольше всех у руля предприятия простоял Виктор Кулешов, который возглавлял его в кризисные годы – с 1988 по 2001. После его ухода началась директорская чехарда со скандалами, уголовными преследованиями и, в конце концов, банкротством промышленного гиганта.

Первым сменщиком Кулешова стал Василий Юрченко. Его жена работала на предприятии главным бухгалтером. Супруги использовали мощности «Сибсельмаша» для ведения совместного бизнеса. Арендовали площадки завода структуры, связанные с Юрченко: ЗАО «СибТрансУголь» изготавливало горно-шахтное оборудование, ЗАО «Казсиб» – медицинское, ООО «Баргузин-С» занималось деревообработкой.

После ухода с завода Юрченко построил политическую карьеру – прошёл путь от первого замглавы администрации Новосибирской области до губернатора. Однако через четыре года после назначения на пост главы региона, в 2014 году, Юрченко сняли «в связи с утратой доверия». Спустя ещё несколько месяцев на него завели уголовное дело. Бывшего гендиректора обвинили в превышении полномочий – из-за продажи принадлежащего области земельного участка по заниженной стоимости без аукциона – и в 2017 году приговорили к трём годам условно.

Следующим руководителем стал Олег Утиралов, который в начале 2000-х был заместителем Юрченко. Утиралов назвал приватизацию предприятия ошибкой, обвинил Юрченко в «странной экономической политике» и в прессинге «Сибсельмаша».

«Мы опасаемся, что опять будут рейдерские атаки, передел собственности и всё, что из этого вытекает. Увы, лично у меня складывается впечатление, что именно областная администрация прилагает немалые усилия, чтобы завод ушёл из федеральной в областную собственность для пополнения “местного” бюджета».

Олег Утиралов | один из экс-руководителей «Сибсельмаша»

В свою очередь, Юрченко обвинял Олега Утиралова в неэффективном управлении, которое стало причиной сокращения производства более чем на 30 процентов. Он настаивал на снятии гендиректора с поста – и в середине 2007 года совет директоров принял соответствующее решение. Олег Утиралов пытался оспорить его в судах, но безуспешно.

Через несколько лет, после объявления о банкротстве предприятия, он сам попал под уголовное преследование. Утиралова обвинили в мошенничестве в особо крупном размере и изготовлении поддельных ценных бумаг. Дело рассматривалось несколько раз – прокуратура считала наказание слишком мягким. В ноябре этого года стало известно, что дело Утиралова в четвёртый раз направляется в суд.

Место Олега Утиралова на заводе занял его бывший первый заместитель Олег Косточкин, уволенный начальником «за нарушения в работе». Он сразу обвинил прежнее руководство в росте кредиторской задолженности (до 600 млн рублей к моменту его назначения) и совмещении постов с работой в коммерческих структурах, «созданных при заводе».

«Зачастую их деятельность шла вразрез с интересами самого госпредприятия. Эту практику я прекратил сразу, как только немного разобрался в ситуации».

Олег Косточкин | один из экс-руководителей «Сибсельмаша»

Но и Косточкину не удалось долго продержаться у руля предприятия. Через год 100 процентов акций «Сибсельмаша» были переданы «Ростехнологиям» (ныне – «Ростех»), а ещё через девять месяцев, в марте 2009 года, Олега Косточкина отправили в отставку. Как указывало в информационном сообщении Росимущество, «эффективных мер по разрешению сложившейся ситуации им не предпринято, план финансового оздоровления не представлен». «Имеются задолженности по заработной плате перед персоналом, долги перед бюджетом, государственными внебюджетными фондами, а также по арендной плате за землю. В период с 2006-го по 2008 год наложен арест на 29 объектов недвижимого имущества ОАО “НПО “Сибсельмаш” (11 объектов реализовано)», – говорилось в сообщении.

Косточкин оспаривать увольнение не стал, но заявил, что реальная причина его отставки – в «корпоративной политике» нового собственника, и выразил недоумение в связи с «возвращением на завод бывших менеджеров, во время работы которых происходила не согласованная с собственником реализация государственного имущества».

Приход «Ростеха»

На Косточкине закончилась эпоха руководителей «Сибсельмаша», профессионально выросших на новосибирском предприятии. Через девять месяцев после указа о передаче завода «Ростехнологиям» на должность гендиректора завода назначили Владимира Игнатовского. До этого он год возглавлял НПО «Горнефтемаш» в Перми (обанкротилось в 2018 году).

Уже в марте 2010 года «Ростехнологии» поставили гендиректором «Сибсельмаша» Геннадия Гребенщикова. В одном из первых интервью он заявил, что у предприятия «просматривается довольно перспективное будущее». Кредиторская задолженность на тот момент достигла почти 2 млрд рублей. Причём основную часть составляли долги по налогам и аренде земли; ещё около 90 млн рублей – задолженность перед банками.

В ноябре 2010 года «Ростехнологии» приняли план оперативных мероприятий, который подготовил Гребенщиков, в том числе разрешили продажу непрофильных активов. Кроме того, гендиректор анонсировал выделение субсидий и открытие кредитной линии на сумму 800 млн рублей, а также планы модернизации производства. По его словам, оборот предприятия к 2012 году должен был вырасти более чем в четыре раза – до 7 млрд рублей.

В это же время замгендиректора по финансам и экономике «Ростехнологий» Игорь Завьялов говорил о плачевном состоянии предприятия на момент его передачи «Ростеху».

«В отдельных цехах было просто опасно находиться. Ни о каком оборонном заказе и речи быть не могло, технологии были давно утрачены. ˂…˃ Но проворовавшиеся, уволенные, профессионально непригодные не собираются сдавать свои позиции без боя. Ведь, как говорится, в мутной воде легче ловить свою золотую рыбу».

Игорь Завьялов | замгендиректора по финансам и экономике «Ростехнологий»

Летом 2011 года в отношении «Сибсельмаша» суд ввёл процедуру наблюдения. Осенью 2012-го – признал банкротом и открыл конкурсное производство. Обещанные 800 млн рублей так и не были перечислены.

Банкротство предприятия

Летом 2011 года на «Сибсельмаше» сменилось управление. Вместо гендиректора руководство взяла на себя УК «Проминвест». Как поясняли в «Ростехнологиях», решение было обусловлено тяжёлым для завода периодом и необходимостью реализации антикризисных мер.

По официальной версии, с Геннадием Гребенщиковым закончился срок контракта. Но он остался работать в структурах «Ростеха» – возглавил Нижнеломовский электромеханический завод. Интересно, что в апреле 2020 года он был назначен гендиректором Юргинского машиностроительного завода – для финансового оздоровления предприятия. В сентябре 2020 года «Юрмаш» признали банкротом. Конкурсным управляющим стал Максим Кибишев – гендиректор «Меркаса».

На «Сибсельмаше» процедура банкротства растянулась почти на десятилетие. После введения наблюдения председатель профсоюзного комитета предприятия Виктор Рахванов заявлял, что «некие структуры хотят обанкротить завод, чтобы потом купить его за бесценок».

В 2017 году на торги были выставлены 28 лотов на сумму 1,2 млрд рублей; стоимость имущественного комплекса целиком оценивалась в 3,5 млрд рублей. Затем концепция поменялась: продавать предприятие планировали 18 лотами в три этапа. В 2019 году совет директоров принял решение о реализации единым лотом. В ноябре 2019-го «Сибсельмаш» был выставлен на торги по цене 1,8 млрд рублей, но покупатели не заявились. Только в ноябре 2020 года удалось привлечь участников.

«На протяжении нескольких лет корпорация прилагала усилия по восстановлению платёжеспособности предприятия, в том числе осуществляя финансирование погашения кредиторской задолженности в размере более 300 млн рублей. Однако отсутствие заказов не позволило загрузить профильное производство предприятия и реализовать разработанные антикризисные мероприятия».

Кирилл Фёдоров | генеральный директор ООО «РТ-Капитал»

– В связи с необратимым ростом задолженности была инициирована процедура реструктуризации предприятия в рамках процедуры банкротства, – пояснил «Октагону» генеральный директор ООО «РТ-Капитал» (входит в «Ростех») Кирилл Фёдоров.

Согласно конкурсной документации, победитель должен обеспечить сохранение целевого назначения имущественного комплекса и выполнять договоры «Сибсельмаша» по гособоронзаказу. Однако победа в торгах микропредприятия, основная деятельность которого – «строительство жилых и нежилых зданий», ставит под сомнение осуществление данных задач.

– Главная ценность «Сибсельмаша» сейчас, если не считать его производства, – территория, на которой он находится. Он расположен фактически в центре Новосибирска и имеет огромную площадь. С неё можно снести заводские корпуса и застроить жилыми домами. Можно пойти и сложным путём – сдать цеха «Сибсельмаша» под склады или организовать производство какой-либо техники, например, сельскохозяйственной или автомобильной, станков. Вопрос спроса, – резюмирует промышленный эксперт Леонид Хазанов.

16.12.2020

Материалы по теме

Стратегический завод «Ростеха» ушел темной лошадке с капиталом в 12 тысяч рублей