Stratfor: ЕС на грани бюджетного кризиса из-за Брекзита

261
0
2610

До дебатов по очередному бюджету ЕС остается еще полтора года. Однако с учетом текущей политико-экономической ситуации в Европе это, по-видимому, будут самые неоднозначные дебаты в истории блока. Главная причина это, конечно, Брекзит — бюджет ЕС потеряет один из основных своих источников финансирования. О том, каким образом ЕС попытается решить эту проблему — в материале Stratfor.

ПРОГНОЗ

Из-за Брекзита Европейский союз потеряет бюджетного донора. Это вынудит остальных членов пересмотреть финансовые приоритеты и урезать расходы.

У членов ЕС будет три варианта компенсации потери вклада Великобритании: увеличение доли других стран, сокращение бюджета или поиск новых источников дохода. Каждый из вариантов сопряжен с политическими рисками.

Вопросы, связанные с бюджетом, создадут новые поводы для трений в Европейском союзе, т.к. интересы отдельных стран будут влиять на содержание переговоров.

Анализ

Когда Великобритания выйдет из Европейского Союза, остальным странам-участницам придется ломать голову над формированием бюджета и пересматривать суммы, которые каждая из стран должна будет вкладывать в общую казну. По всей вероятности, придется переработать ключевые направления политики  от сельскохозяйственных субсидий до фондов развития. А пока страны ЕС будут решать, каким путем двигаться, появятся новые поводы для конфронтации. Это вряд ли уменьшит политическую раздробленность блока.

Бюджет ЕС выстроен вокруг многолетних рамочных соглашений, которые определяют приоритеты и лимиты затрат на семилетку. (Текущая семилетка продлится до 2020 г. включительно.) Каждый год Европейская комиссия, Европейский парламент и страны-участницы ЕС утверждают бюджеты на основе приоритетов и лимита затрат, установленных в соглашениях.

Около 75% бюджета ЕС финансируется за счет платежей, определяемых объемом ВВП стран, т.е. в абсолютном выражении крупнейшие экономики вносят самый большой вклад в общую казну. Но не все члены ЕС придерживаются этой пропорции, внося свою долю, это приводит к дисбалансу. Кроме того, поскольку из бюджета финансируется большинство программ ЕС, некоторые страны дают блоку больше денег, чем от него получают. В 2015 г., например, 10 из 28 стран ЕС являлись донорами бюджета. Другие получили больше на реализацию программ, чем заплатили.

По традиции согласование бюджета ЕС всегда создает конфликт между его членами. Страны Северной Европы обычно являются бюджетными донорами, а южные и восточные чаще всего реципиентами. В результате каждый раз при обсуждении очередных семилетних соглашений разгораются жаркие споры по поводу вклада отдельных стран, приоритетов и лимитов расходов. Когда в конце 2013 г. закончились переговоры по текущему периоду, страны ЕС договорились об уменьшении расходов в реальном выражении (с учетом инфляции) на 3.5% по сравнению с показателем предыдущей семилетки — впервые в истории ЕС был утвержден меньший бюджет. Активнее всех за сокращение бюджета выступали Англия и Германия.

Вклад в бюджет ЕС

gub700

Великобритания, которая является донором, финансирует примерно десятую  часть всего бюджета ЕС. По данным Европейской комиссии, в 2015 г. Британия сделала чистый взнос в размере около 14 млрд. евро (15.7 млрд. долл.) — это третий по величине вклад на душу населения после Нидерландов и Швеции. Но на долю Великобритании распространяются и льготы, т.е. она получает часть этих денег обратно. Недавно британской Палатой общин был обнародован доклад, из которого следует, что каждый год, с 2009 по 2015, льготы для Лондона составляли от 3.9 млрд до 6.5 млрд евро. Лишь на очень небольшое число стран ЕС (Германию, Нидерланды, Швеция, Австрию и Данию) распространяется такой режим. Поскольку бюджет ЕС должен утверждаться единогласно, отдельные страны часто грозят его заблокировать, если им тоже не пойдут на уступки.

Как залатать бюджетную дыру

Потеря вклада Великобритании обернется дырой в бюджете, и перед странами ЕС встанет сложный вопрос о том, как ее закрыть. По одному из сценариев, остальных членов ЕС могут попросить увеличить свои платежи, чтобы компенсировать уход Британии. Но это предложение может дорого обойтись: по информации Der Spiegel, министерство финансов Германии недавно подсчитало, что размер задолженности страны перед бюджетом ЕС может увеличиться на 4.5 млрд евро в год, если вклад Лондона пропорционально разделить между странами Евросоюза. По расчетам специалистов из Свободного университета Брюсселя, прошлогодний 5,5- миллиардный вклад Нидерландов может в 2016 году увеличиться примерно на 750 млн. евро в год. Хотя это предварительные показатели, ясно, что любое увеличение вклада стран-участниц в бюджет ЕС вызовет споры, особенно среди доноров из Северной Европы. Страны этого региона с настороженностью относятся к обязанности финансировать остальной континент, и простое предложение о выплате блоку дополнительных сумм может привести к росту популярности партий евроскептиков, таких как «Альтернатива для Германии» и голландская «Партия свободы».

Согласно второму сценарию, можно принять бюджет ЕС в сокращенном варианте, с меньшим количеством субсидий и программ. Но учитывая тот факт, что большинство стран являются реципиентами и что каждая из них должна будет завизировать любые изменения бюджета, консенсуса по сокращениям достичь будет нелегко. Эта мера вынудит участников программы пересмотреть спорные вопросы, такие как Общая сельскохозяйственная политика. Это касается субсидий, выгодных не только для относительно бедных стран Восточной Европы, но и для таких крупных западных экономик, как Франция и Испания. Придется пересмотреть и политику структурных фондов, которые финансируют развитие догоняющих регионов Европейского союза.

С выходом Британии средний ВВП Евросоюза уменьшится, т.е. ЕС будет вынужден скорректировать методику определения уровня бедности региона. После корректировки может оказаться, что некоторые регионы, которые сейчас получают финансирование, сочтут слишком богатыми.

Уменьшение количества доступных субсидий и фондов ослабит привлекательность Евросоюза для стран Южной и Восточной Европы и снизит заинтересованность некоторых правительств в сотрудничестве с центральными институтами Брюсселя или в соблюдении правил ЕС. У блока также будет меньше денег на зарубежные расходы, что подорвет его международное влияние. Кроме прочего, ЕС оказывает финансовую помощь странам-кандидатам на Западных Балканах и развивающимся странам Африки и Ближнего Востока. Сокращение этой помощи ослабит политическое влияние блока.

Также существует вариант сокращения расходов на бюрократию ЕС, которые, по данным Европейской комиссии, составляют 6% от всего бюджета блока. Но это будет трудно осуществить, поскольку институты ЕС проголосовали за сокращение фондов собственных зарплат.

Последний вариант для ЕС заключается в поиске новых источников дохода. Кроме вкладов стран-участниц блок финансируется за счет таможенных пошлин на импорт, части НДС и т.п. Чтобы компенсировать выход Великобритании, Брюссель может ввести дополнительные налоги во всех странах блока, включая налог на финансовые сделки. План по введению такого налога был предложен несколько лет назад, но документ был положен под сукно, так как страны ЕС не смогли прийти к соглашению. Данный вариант выглядит менее спорным, чем увеличение вклада стран-участниц, но у некоторых членов Союза возникают опасения по поводу и без того тяжкого налогового бремени в Европе.

Грядущие бюджетные сражения

Вряд ли в бюджетном процессе ЕС произойдут резкие перемены до конца текущей семилетки в 2020 г. Британские правительство недавно заявило, что планирует официально объявить о своем решении выйти из блока в марте 2017 г., что положит начало переговорному процессу, который продлится как минимум два года. По этому сценарию, самым ранним сроком Брекзит может стать середина 2019 г. Тем временем Британия будет оставаться полноправным членом ЕС, и ей придется по-прежнему исполнять свои финансовые обязательства перед блоком. Теоретически Лондон может принять решение о прекращении бюджетных платежей Европейскому Союзу уже сейчас, но это вряд ли произойдет, т.к. создаст ненужную напряженность для Лондона, который пытается выйти из ЕС на максимально выгодных для себя условиях.

Переговоры по новому финансовому плану могут начаться в 2018 г., но в активную фазу несомненно вступят только в 2019 г. Это создаст для британского правительства стимул договориться об условиях выхода к 2019 г., чтобы избежать участия в очередном бюджетном цикле ЕС. Если Британия решит брать пример с Норвегии которая, не являясь членом блока, принадлежит к его внутреннему рынку, ее тоже попросят сделать вклад в бюджет ЕС. Но непохоже, чтобы главной целью Лондона на сегодняшний день являлось соглашение «по-норвежски». Кроме того вклад Норвегии в бюджет ЕС примерно наполовину меньше, чем он мог быть бы в случае ее полноценного членства в союзе.

Бюджетные вопросы непременно создадут новые трения между участницами Евросоюза. Страны, на которые распространяются скидки, будут их защищать, но при сокращении бюджета их шансы на выигрыш невелики.

В конце сентября министерство финансов Дании предупредило, что потеря вклада Британии в бюджет ЕС может вынудить остальных членов отказаться от льготной политики.

Некоторые правительства также могут использовать бюджетные проблемы ЕС в собственных интересах. Например, правоцентристская Республиканская партия Франции недавно заявила, что Европейский союз должен приостановить действие льгот для Британии из-за ее решения покинуть блок. Учитывая, что Франция одна из немногих крупных экономик ЕС не получает льгот, следующее правительство может наложить вето на бюджет, если их не получит.

Тем временем основные получатели сельскохозяйственных субсидий и субсидий на развитие будут отстаивать свои привилегии, а страны-доноры будут пытаться их урезать. Вклад Британии в бюджет ЕС был одним из ключевых пунктов кампании по выходу из блока, и обе стороны приводили свои оценки стоимости ее участия в ЕС. Евроскептики из стран Северной Европы могут поднять вопрос о несоразмерности их вклада в бюджет ЕС с теми выгодами, которые они получают. Любые сокращения субсидий для стран Восточной Европы усилят позиции евроскептиков и в этом регионе.

До официального начала дебатов по очередному бюджетному циклу ЕС еще как минимум полтора года. Но с учетом текущей политико-экономической ситуации в Европе это, по-видимому, будут самые неоднозначные дебаты в истории ЕС, которые приведут к росту напряженности между странами блока, национальные интересы которых уже сталкиваются почти по всем пунктам политической повестки.

The Insider

14.10.2016

Материалы по теме

Stratfor: ЕС на грани бюджетного кризиса из-за Брекзита