«Стрелять никто не хочет, но людей могут довести». Как в Архангельской области сражаются против московского мусора

7307
0
73070
Источник: The Insider

Ночью с 27 на 28 апреля в поселке Урдома Архангельской области несколько сотен местных жителей перекрыли трассу, ведущую на железнодорожную станцию Шиес, уже знаменитую в России тем, что здесь хотят построить один из крупнейших в мире мусорных полигонов.  Многомесячное противостояние накаляется все сильнее, акции протеста подхватили во всей Архангельской области и соседней Республике Коми. Протест быстро перешел в политическую плоскость — северяне на митингах стали требовать отставки обоих губернаторов. Происходящее все больше начинает походить на военные действия. Елена Соловьева посетила места сражений и выяснила, как самоорганизовались местные жители и может ли противостояние дойти до стрельбы.

Первый блокпост активисты организовали рядом со станцией Шиес еще в декабре. В вагончике поселились волонтеры, приезжавшие дежурить из Архангельской, Вологодской, Кировской областей и Республики Коми. На крыше сразу установили спутниковую тарелку, для подключения к интернету и связи с полицией. Полицейские встали на сторону мусорщиков.  

В конце февраля жители Урдомы впервые не пропустили бензовозы на стройку. Люди решили организовать несколько блокпостов — два на заброшенных лесных дорогах от Шиеса и еще два рядом с поселком Мадмас в Коми, чтобы блокировать проезд для техники, везущей топливо. С тех пор строительные работы остановились, а количество волонтеров рядом с Шиесом увеличилось в несколько раз.  

В начале марта активисты установили на нейтральной полосе рядом со стройкой две армейские палатки с печками, которые назвали «Сталинград» и «Ленинград», и начали призывать всех желающих приехать в Шиес.

Активисты у палатки «Ленинград» на Шиесе. Фото Виктора К окарева

Люди стали приезжать группами по 100–150 человек и начали требовать от рабочих и охранников уволиться и уехать. 19 апреля на станции появились полицейские, собранных со всей Архангельской области, под руководством и.о. районного главы МВД подполковника Владимира Ошерова. Полицейские без предъявления оснований опечатали два вагончика. Одну из палаток активистам пришлось перенести. Чуть не погиб человек: в одном из вагончиков оказался пенсионер Виктор Кошман, заснувший после двух суток дежурства. Когда по требованиям активистов вагончик открыли, Кошман буквально выпал из него, после чего три дня провел в реанимации с диагнозом «отравление угарным газом».  

Ночью с 27 на 28 апреля люди дежурили рядом с поворотом на так называемый «технологический проезд» компании «Газпром трансгаз Ухта» — весной это единственный проезд к Шиесу. Растаявший снег образует целые озера вокруг станции, но пик паводка еще впереди. По словам активистов, запасы солярки у застройщика — компании «Технопарк» — подходят к концу.


Компанию «Технопарк» учредило правительство Москвы в мае 2018 года. Строительством полигона в Шиесе и эко-кластера для отправки мусора занимаются компании, связанные с вице-мэром Москвы Петром Бирюковым. Предполагается, что на вывозе мусора из Москвы будут зарабатывать бывшие топ-менеджеры РЖД и выходцы из «Сбербанка».


 

Ночью активисты дежурят на трассе и поют песни Виктора Цоя. Фото Виктора Кокарева

Бензовозы пытаются прорвать блокаду, а активисты держат бессрочное дежурство рядом со шлагбаумом. Грузовики пытались прорваться 27 апреля в четыре часа утра. «Как Гитлер, когда напал на СССР», — шутят активисты (тема войны с оккупантами здесь очень популярна). Дежурные вызвали урдомчан, которых собралось несколько сотен. Бензовозы не прошли. Днем к людям приехал полицейский начальник, подполковник Ошеров, похожий на опереточного злодея. Он говорил, что скоро «Технопарк» останется без бензина, а значит и без электроэнергии, и призывал пожалеть рабочих и охранников и пропустить один бензовоз, а за это полицейские не будут применять силу.

— Мы рассказали об этом людям и предложили желающим уйти. Не ушел никто, наоборот, народ продолжал приезжать, — говорит лидер группы «Чистая Урдома» Светлана Бабенко.

Поддержать урдомчан приехали активисты из соседнего поселка Мадмас, Сыктывкара и Архангельска. Ближе к полночи мимо собравшихся начинают курсировать полицейские автомобили. Тем временем люди угощаются куличами и чаем и поздравляют друг друга с праздником. Одна из женщин играет на гитаре и поет песню группы «Кино»: «Солнце мое, взгляни на меня, моя ладонь превратилась в кулак». Ей хором подпевают человек двадцать.  

Полиция пытается проехать к Шиесу. Фото Виктора Кокарева.

Ближе к часу ночи несколько полицейских машин пытаются проехать в направлении Шиеса, но люди быстро перекрывают дорогу.  

— Освободите, пожалуйста, проезжую часть, — обращается к людям полицейский.

— Это не проезжая часть, а технологический проезд, чтобы проехать, нужно разрешение, — отвечают ему. — Получите разрешение, сделайте все по закону.

Полицейские ретируются. Ближе к четырем часам утра они возвращаются во главе с замминистра МВД Архангельской области Станиславом Бауманом в сопровождении Ошерова. Люди тут же окружают их плотным кольцом, некоторые стоят поодаль. Здесь уже больше 50 автомобилей урдомчан, всего собралось более трехсот человек.

Замминистра МВД Архангельской области Святослав Бауман пытается успокоить людей. Фото Виктора Кокарева

— Люди считают, что вы пришли нас арестовывать, за то что мы не хотим этот полигон.

— Никто никого арестовывать не пришел, — примирительно отвечает Ошеров, — Имеется документ на проезд для «Технопарка»

— У них нет разрешения на строительство! Всё!

— Бензовозы здесь не пройдут, это через наши души!

— Снимите звезды!

— Нас обманули!

 

«Принимайте решение, вы с нами или с ними, — требует у замминистра активист.» Фото Виктора Кокарева

7 апреля в столицах обоих регионов на митинги вышло рекордное количество людей <подробнее об этом читайте в материале « Хватит кормить чаек! »> . В Архангельске от 3 до 10 тысяч человек без всякого согласования прошли по центру города и устроили митинг на главной площади, требуя не только закрытия полигона на Шиесе, но и отставки губернатора. В Сыктывкаре митинг был санкционированным и довольно пестрым — на двухтысячной акции протеста появились казаки и ветеранские организации.   Над толпой виднелись флаги ВМФ и «Офицеров России». Резолюцию, требовавшую закрытия полигона, отставки губернатора Сергея Гапликова и президента Владимира Путина, приняли единогласно. Протестующие заявляли, что федеральный центр ведет колонизаторскую политику — забирает ресурсы в виде нефти, газа, леса, налогов и людей, а взамен собирается сбрасывать мусор. В Архангельской области 7 апреля объявили бессрочный протест на площади Ленина. Несмотря на задержания , там все ещё, сменяя друг друга, дежурят люди, решившие продолжать акцию протеста до тех пор, пока их требования не будут выполнены.  В ответ власти называют граждан «шелупонью», проводят задержания и назначают крупные штрафы.

Противостояние со временем становится все более ожесточенным. Так, в середине апреля больше ста местных мужиков собрались около станции, чтобы поговорить с сотрудниками ЧОП «Гарант безопасности». Между ними бегал майор полиции, накануне командированный в Шиес из области. Он просил местных не материться и не нагнетать, а также предлагал обратиться к Путину. Ему ответили, что уже обращались и получили ответ в виде все новых людей в балаклавах, прибывающих охранять компанию «Технопарк». Один из сыктывкарских активистов считает, что к лету стройку приостановят:

— Они боятся «зелёнки»! Это время, когда много листвы. В Ленском районе больше тысячи только официально зарегистрированных «стволов», в каждом доме ружье, а то и два. Рядом со станцией все как на ладони, а кто за деревьями — не видно. Пальнет, и поминай как звали. Кругом болото — даже с собаками не найдут. Стрелять, конечно, никто не хочет, но людей могут довести.


Кругом болото — даже с собаками не найдут. Стрелять, конечно, никто не хочет, но людей могут довести


Охотничий сезон здесь откроется пятого мая. Поселок Мадмас находится в Коми в 19 км от Шиеса, а поселок Урдома Архангельской области — в 30 км. Пока одни традиционно чистят ружья для охоты на боровую дичь, другие создают Telegram-каналы и новые сообщества в социальной сети «ВКонтакте», взамен десятков закрытых властями. Северяне, обсуждавшие в интернете проблему свалки, занялись формированием собственной идентичности. Люди пишут, что крепостного права на европейском севере отродясь не было, что северяне издревле привыкли к свободе и самостоятельности, а если сюда кого-то и ссылали с Большой земли, то как раз за вольнодумство. Но еще чаще и в интернете, и на публичных митингах вспоминали Великую отечественную войну.

Блокпост активистов, теперь опечатанный полицией. Фото Виктора Кокарева

— Приходится слышать от некоторых урдомчан «А что мы можем? Без нас уже все решено». Знайте и запомните, неверующие: если бы наши деды в 1941 говорили бы то, что некоторые говорят сейчас, то в 1945 у нас бы не было великой победы. Мы — их потомки. То, что сейчас происходит на Шиесе — это беззаконие, беспредел,   нарушение прав граждан на здоровую окружающую среду, а в дальнейшем — уничтожение нашего северного края с его уникальной природой, — говорила на одном из митингов Светлана Бабенко.

Депутат госсовета Коми Олег Михайлов написал в своем блоге: «Шиес — это наш Сталинград». Противники мусорного полигона перехватили военно-патриотическую риторику у государства и развернули против него. Ведь если они выступают в роли защитников отечества, то кто в роли захватчиков? Перехваченная людьми официальная патетика оживает и выглядит более значительно.


Противники мусорного полигона перехватили военно-патриотическую риторику у государства и развернули против него


— Мой дед воевал и за эту землю тоже, как же я могу сейчас от нее отказаться, — объяснял житель поселка Мадмас Александр Найман. «Вставай, страна огромная. Вставай на смертный бой, с фашистской силой темною, с проклятою ордой», — хором поют жители Урдомы перед каждым из митингов, на которые собираются от трети до половины жителей поселка. Всего здесь живет около 4,5 тысяч человек. Большинство не бедствует, так как работает в «Газпроме» — рядом с поселком проходит газопровод «Бованенково-Ухта-Торжок», по которому газ поступает в Европу. В поселке отличная школа, новые дома строятся целыми улицами, и уезжать никто не хочет. На майские праздники многие вместе с другими жителями Архангельской области и Коми собираются на Шиес — жарить шашлыки. Они надеются отметить здесь не только великую победу в Великой отечественной войне, но и свою личную, над «мусорными оккупантами».

«Гарант безопасности». Фото Виктора Кокарева

Борьба с «оккупантами» идет не только на митингах. Несмотря на арест вагончиков, бензовозы на полигон не могут проехать до сих пор. Активисты, перекрывающие движение, пытаются перетянуть полицейских на свою сторону, так как большинство людей в форме — сами жители окрестных районов.  

— У вас ведь тоже есть семьи, — говорят люди и пересказывают то, что узнали от приезжавших на полигон экологов:  

— На Шиес собираются возить не сортированный мусор, а значит там кроме органики и батарейки будут и ртутные лампы и все, что захочешь, — рассказывает глава «Экологов Коми» Нина Ананина. — Всю эту дрянь собираются измельчать и паковать в пластик. Без доступа кислорода в этих брикетах образуется метан и свалочный газ. У нас тут морозы, перепады температур, влажность, а эти брикеты хотят хранить тридцать лет. Да они в первый же год начнут лопаться, яд отравит и воду, и воздух. Но это еще полбеды. Шиес — это торфяное болото, а отходы, разлагаясь, выделяют тепло, да еще и под давлением. В сухое лето там все может полыхнуть. Рядом семь веток газопровода, если они рванут, у нас часть республики просто снесет.

Строящийся полигон находится примерно в 800 м от ближайшей ветки газопровода, но если начнет строиться так, как планирует «Технопарк», может оказаться еще ближе. После того как в феврале Ростехнадзор нашел нарушения при строительстве, компания вынуждена была предоставить в арбитражный суд Архангельской области документы, из которых следовало, что на полигон планируется отгружать до   2,3 млн тонн мусора в год, а его площадь будет равняться 3 тыс. га, а это 150 полигонов Ядрово. В презентации экотехнопарка «Шиес» указана площадь в десять раз меньше.

Все это звучит зловеще для сыктывкарцев. Столица Коми — самый близкий крупный город, более 250 тысяч человек живет в 95 км от полигона. Большую опасность для Сыктывкара представляют пожары и ветры, которые будут нести в сторону города ядовитую гарь. В Архангельске больше опасаются того, что яды от свалки, просачиваясь в почву и многочисленные ручьи и речушки, попадут в Вычегду, а затем и в Северную Двину.

Противники мусорного полигона уверены, что «Технопарк» вскоре свернёт работы окончательно. «У нас нет другого выхода, — говорит Николай, один из активистов, — если мы допустим строительство этого полигона, он в итоге убьет нас и наших детей».

20.05.2019

Материалы по теме

«Стрелять никто не хочет, но людей могут довести». Как в Архангельской области сражаются против московского мусора