Сургутнефтегаз устал продавать свою страховую «дочку»

649
0
6490
 «Сургутнефтегаз» пытается продать дочернее страховое общество «Сургутнефтегаз», рассказали «Ведомостям» три человека, знающие об этом от сотрудников страховщика. Продать страховую компанию «Сургутнефтегаз» пытался еще примерно 1,5 года назад, говорит один из собеседников. Тогда переговоры велись с несколькими разными интересантами, добавляет он. В их числе был «Согаз», с которым велись переговоры еще до смены руководства (в марте 2016 г. Антон Устинов сменил на посту предправления Сергея Иванова), знает бывший сотрудник «Согаза». До детальных обсуждений сделки дело не дошло, говорит другой бывший сотрудник «Согаза».

С первого раза продать СО «Сургутнефтегаз» не удалось: стоимость компании была завышена, ее акционер «не очень адекватно оценивал стоимость», объясняет один из собеседников «Ведомостей».

В 2017 г. «Сургутнефтегаз» вернулся к идее продать страховую «дочку»: в конце года представители страховщика просили аналитиков оценить ее стоимость, сколько можно выручить за ее продажу, знает другой собеседник «Ведомостей». Представитель страхового общества «Сургутнефтегаз» от комментариев отказался, представитель материнской НК запрос «Ведомостей» оставил без ответа, так же поступил и представитель «Согаза».

Страховое общество «Сургутнефтегаз» работает преимущественно в Ханты-Мансийском АО (ХМАО), страхует в основном корпоративный сектор, указывает «Эксперт РА», единственное агентство, рейтингующее компанию, которое в мае подтвердило ее рейтинг надежности, ruA+. «Сургутнефтегаз» в 2017 г. собрал 3 млрд руб. премий – 51-е место среди чуть более чем 200 страховщиков, следует из данных ЦБ.

Продажа страховой компании «Сургутнефтегаз» может объясняться отсутствием у нее стратегических планов по развитию на открытом рынке, а акционер может рассматривать ее как непрофильный актив, считает замдиректора группы рейтингов АКРА Евгений Шарапов. Конкурировать в розничных видах становится крайне сложно без широкого регионального присутствия и продвинутых IT-решений, говорит Анастасия Литвинова, директор страховой аналитической группы Fitch. В конце 2017 г. у «Сургутнефтегаза» было всего семь филиалов, следует из его отчетности. Стремление продать компанию может быть продиктовано и ужесточением регулирования в страховании: создается непропорционально большое бремя комплаенс-затрат для небольших компаний, рассуждает Литвинова.

В начале года ряд «дочек» НК «Сургутнефтегаз», в том числе страховая, попали под санкции США. Это «стоимости компании не добавляет», констатирует управляющий директор НРА Павел Самиев. Тем не менее актив может быть интересен кому-то из крупных компаний – при условии что после сделки за покупателем сохранится корпоративный бизнес компании, прежде всего гарантия страховать нефтегазовые риски акционера, говорит он.

Последние годы сборы страхового общества «Сургутнефтегаз» и чистая прибыль сокращаются. Это следствие сокращения бизнеса, поступающего от материнской компании и других связанных лиц, объясняет Шарапов. У компании падали премии по корпоративным программам добровольного медицинского страхования, она проводила санацию портфеля автокаско, сокращались взносы по страхованию имущества юрлиц, добавляет Алексей Янин, управляющий директор по страховым и инвестиционным рейтингам «Эксперт РА». Рентабельность СО «Сургутнефтегаз» в 2016–2017 гг. падала, и прежде всего за счет страховой деятельности, резюмирует Литвинова.

Ведомости

24.07.2018

Материалы по теме

Сургутнефтегаз устал продавать свою страховую «дочку»