Тайну перевала Дятлова раскрыл ветеран ракетных войск

4929
0
49290
Источник: Версия

Сергей Никулин, наш постоянный читатель, ветеран ракетных войск, экс-председатель Союза Советских офицеров Крыма, дал своё объяснение загадочным обстоятельствам, при которых в начале 1959 года (предположительно, в ночь на 2 февраля) в окрестностях горы Холатчахль на севере Свердловской области погибла группа туристов из девяти человек под руководством Игоря Дятлова.

Группа, совершавшая более 60 лет назад лыжный поход по Северному Уралу, погибла в полном составе. Единственный выживший участник сошел с дистанции 28 февраля под предлогом физического недомогания. Официально происшествие было признано несчастным случаем, но много лет людская молва винит в смерти этих людей то диких зверей, то пришельцев, то маньяков, а то нечистую силу. Объяснения, не оставляющего сомнений в своей достоверности, пока не существует. Или не существовало. Ждём ваших комментариев.

Не будем вмешиваться в изложение авторской мысли и приведём письмо в максимально полном формате, убрав некоторые повторения и немного сократив текст. Также просим читателей не быть слишком взыскательными за некоторые наши пояснения, которые появились лишь для поддержания формы повествования.

Пишет Сергей Никулин, заголовки наши.

«Ясно, что трагедия случилась внезапно, ночью. Большинство исследователей убеждены, что нечто случилось внутри палатки, а не снаружи. Очевидно, что студенты в панике покинули ее, разрезав или разорвав изнутри. Никто из них не пытался вернуться за вещами, едой и теплом, предпочтя замерзнуть.

Шестеро из них умерли от холода, а трое от тяжелых и необъясненных следствием травм.

Есть опирающиеся на объективные факты свидетельства, что на месте трагедии поисковики были уже не первыми. Расследование, его освещение и последующее захоронение погибших проводилось в обстановке глубокой секретности, тщательно обеспеченной властями и спецслужбами.

Реальные факты говорят о том, что все члены группы имели очевидные признаки тяжелого отравления, что поразительно не отразилось ни в одном из официальных документов, включая материалы уголовного дела. В деле отсутствуют данные химической экспертизы, хотя она была проведена. Исчезли и многие другие материалы уголовного дела, как ни удивительно, надолго засекреченного.

Многие специалисты отмечают сходство симптомов этого отравления с признаками поражения организма гептилом, ракетным топливом. Однако все предположения сводятся к версии якобы упавшей неподалеку фрагменту ракеты, признаков которого не было обнаружено.

Действительно, именно в то время разрабатывались межконтинентальные баллистические ракеты нового поколения типа УР – 100, «Стилет», настолько эффективные, что они частично состоят на вооружении ВКС до сих пор. Их горючим служит Гептил и окислитель Амил, или несимметричный диметилгидразин (НДМГ) и азотный тетраксид (АТ), которыми сегодня заправляют широкий класс ракет как у нас, так и за рубежом. Однако в 1959 данная информация была, безусловно, абсолютно засекреченной. Все предыдущие системы наших боевых ракет работали, главным образом, на керосине и жидком кислороде. НДМГ значительно повышал мощность двигателя. По характеристикам топлива можно легко рассчитать основные ТТД ракетных носителей и общее направление ведущихся боевых разработок. При СССР умели хранить государственные тайны.

Следует напомнить, что траектория баллистических ракет не настильная, а именно баллистическая, и при пуске из Капустина Яра или Байконура, проходя над Уралом, такая ракета находилась уже практически в космосе – поднимаясь на высоту до полутора тысяч километров. При падении с данной высоты через плотные слои атмосферы, со скоростью, близкой к первой космической, никакой горючей жидкости не могло сохраниться по определению. Она полностью выгорает. Также мало чего остается от вполне твердых метеоров. Поэтому версия «упавшей ракеты» технически и баллистически несостоятельна.

Погибшие студенты Свердловского политехнического института были отнюдь не желторотыми юнцами. Они были выпускниками, связанными с серьезной практической работой, а двое – Юрий Кривонищенко и Рустем Слободин работали «секретными физиками» (как их называли друзья) в Челябинске-40 (Закрытый уральский город Озерск), имея допуск к ракетному производству.

Единственный выживший участник группы, сошедший с дистанции Юрий Юдин, в своем интервью прямо называл их работниками «завода по производству ракетоносителей». Там же создавались ядерные боеприпасы. Именно в уральских биолабораториях и политехнических институтах изучались факторы губительного влияния гептила на организм. Опыты ставились на мышах и показали высочайшую токсичность вещества, непоправимо поражая в первую очередь нервную систему, органы дыхания, мозг и кровь. Это факт. Нет причин сомневаться, что у студентов вполне мог быть к нему доступ».

Для раскрытия опасных свойств гептила автор делает экскурс в своё прошлое: «В семидесятые годы мой однокашник по военному училищу, будучи старшекурсником, стажировался в ракетном полку, работал в группе заправки. Было лето, а по инструкции приходилось находиться в средствах защиты. Курсант схитрил и выкрутил клапаны противогаза, чтобы дышать было легче. Однако случился пролив топлива. Пары проникли внутрь маски, и курсант успел их вдохнуть. Он долго лечился, его не комиссовали. На всю жизнь его кожа приобрела зеленовато-желтый оттенок. Были серьезно поражены легкие и печень. Он не дожил до пожилого возраста…»

Цитируем далее: «Гептил сильно летуч, кипит уже при температуре 62 градуса. Легко смешивается с жидкостями, как вода или спирт. В организм проникает через органы дыхания и кожу. Вызывает сильнейшие ожоги. Накапливается в организме. В районах, где действительно падали ступени ракет с остатками НДМГ, настоящей бедой было рождение «желтых детей». (Хотя дозы попадавшего в почву гептила были минимальны). В случае тяжелого им отравления, буквально, съеживается печень и селезенка. Причем, когда запах топлива становится ощутимым, степень концентрации ядовитого вещества уже превышает предельно допустимую в сотни раз. Почуявший запах гептила уже тяжело отравлен. В самую же первую же очередь поражается нервная система».

«Вот, собственно, почти все, что нужно знать для объяснения гибели группы Дятлова. – Подытоживает автор, и делает главный вывод. – Гептил был у студентов с собой».

Далее только остается приложить высказанную версию к произошедшему, что автор и делает:

«Зачем они несли с собой секретное и опасное вещество?

Они были молоды. Как сказали бы сейчас, из крутости, из хайпа. Я припоминаю, что мы, будучи курсантами, порой проделывали такое в свое время, и нисколько этому не удивлюсь.

Быть может, для разведения костра или праздничного фейерверка – ведь поход условно посвящался приближающемуся 21 съезду КПСС. Достаточно лишь добавить любую азотистую жидкость, например, кислоту, с которой гептил самовоспламеняется и горит ярким пламенем. Для студентов политеха это не было сложным. При соблюдении мер безопасности ничего бы не случилось. Держат же люди дома смертельно ядовитых змей и насекомых.

Без сомнения, налит он был в обычную армейскую питьевую флягу, какая была у всех участников похода. Дюралюминий отлично держит это вещество; из него изготовлены те самые корпуса ракет, где горючее находится, не реагируя с металлом, по десятку лет.

Дальше произошло следующее. Девушка, Людмила Дубинина, проснувшись, захотела пить. Нащупав в темноте флягу, спросонку перепутав, она отвинтила крышку и сделала глоток.

(Данные судмедэкспертизы: Людмила Дубинина. Глаз нет. Отсутствуют мягкие ткани верхней губы. Язык в полости рта отсутствует. Диафрагма рта и языка отсутствует. В желудке около 100 кубических сантиметров слизистой массы темно-красного цвета. Плевральная полость наполнена кровянистой жидкостью. Кровоизлияние в сердце…)

Никакие дикие мыши или лисы не могли стать причиной таких поражений. Гептил буквально растворил мягкие слизистые ткани, и, оказывая свое сжигающее действие, опустился в желудок. Девушка умерла от боли возле палатки, опершись на колени и локти.

Раздался ее страшный крик. Этого ужаса не передать, но представить подобное может каждый. Людмила отбросила от себя флягу, ее содержимое разлилось в тесной палатке. Найти ее в темноте было невозможно, ядовитая жидкость продолжала разливаться под ногами мечущихся в страшном пробуждении людей. В палатке было жарко: в записях И.Дятлова говорится, что «подвешенная печка пышет жаром». Гептил быстро испарялся, смешиваясь с влагой от дыхания девятерых человек, проникая в легкие, кожу и ткани.

Когда студенты осознали, что произошло, трудно сказать. Скорее всего, быстро. Никто из них не стал выбираться через зашнурованный вход палатки. На это, в панике и давке, не было ни времени, ни возможности.

Не совсем проснувшись, уже отравленные первыми же вдохами, молодые и физически очень сильные люди бились в палатке, рвались из нее, мешая друг другу, не замечая наносимых травм и повреждений, пытались разорвать материю и вырваться прочь. Здесь получили тяжелые травмы трое из группы. Так, у Л.Дубининой повреждения грудной клетки описаны, как «будто на нее наступили ногами». Ничего удивительного. После смертельного глотка девушка едва ли поднялась. По ней топтались в панике и темноте.

Описано, что у Дятлова, якобы, сбиты костяшки пальцев, – что стало поводом для предположения, что имело место драка. На самом деле, костяшки были стерты о брезент при попытке разорвать грубую ткань палатки. Это легко проверить любому.

Отмеченные на некоторых телах ожоги произощли от горящей печки. Наконец кому-то удалось разрезать палатку, студенты вырвались наружу и покатились по склону. В ночной темноте, падая вниз, раздетые, в чем они спали, некоторые ребята травмировались о скальные уступы. Травма черепа в такой ситуации естественна.

Покинув палатку поодиночке, они стали собираться в группы. О том, чтобы вернуться, не могло быть и речи. Студенты пытались развести костер. Это им не удалось. Самочувствие ухудшалось с каждой минутой. Стояла зимняя холодная сибирская ночь.

Некоторые пытались согреться, сняв одежду с умерших. Но это была уже общая агония. Не буду дальше подробно приводить данные медицинской экспертизы. Их легко почитать в интернете. Все они полностью соответствуют изложению. Кратко лишь отмечу, что глазные яблоки отсутствуют еще у одного участника, Семена Золотарева. У него сильный отек легких. Очевидно, именно он спал рядом с Людмилой, и жидкость тоже плеснула ему в лицо.

Одной из загадок называют повышенный фон радиации от одежды некоторых студентов. Эта загадка исчезает, если вспомнить, на каких предприятия работали некоторые из них. В то время и на работу, и в поход часто ходили в одном и том же свитере, брюках или обуви; так или иначе, но «фонило» от них именно по этой причине.

Еще. Из воспоминаний Генриетты Чуркиной, эксперта-криминалиста, которая в апреле 1959 исследовала палатку: «…Когда сняли с них одежду и развесили на веревках, сразу обратили внимание что она имеет странный светло-фиолетовый оттенок, хоть и была самых разных цветов – как будто одежда была чем-то обработана…»

Парами отравившего их вещества, надо думать. Ничего другого быть не могло. Важно, что в официальные материалы уголовного дела данное свидетельство не вошло. Присутствовавшие на похоронах студентов родственники заметили, что у некоторых покойных оранжево-красный цвет кожи. Такое бывает именно при поражении организма гептилом. Тогда многие говорили об отравлении, но дальше разговоров дело не пошло.

На одном из последних снимков С.Золотарева, заядлого фотографа, запечатлен странный столб огня на темном фоне; высказывались даже предположения, что Семен ухитрился сфотографировать падающую ступень ракеты, якобы и ставшую причиной отравления. Невозможно вообразить, чтобы фотограф сидел с фотоаппаратом наготове, ночью, ожидая падения звезды или ракетной ступени, при самой ненастной погоде. А вот горение подожженного ими топлива он вполне мог сфотографировать. И снимок вполне этому соответствует. У меня есть немалый опыт работы с советскими фотоаппаратами Смена, ФЭД, Зенит – уверен, что пламя химического горения выглядело бы на черно-белой ночной фотографии именно таким образом.

В одном из последних интервью Ю.Юдин так объясняет поведение дятловцев после освобождения из палатки: «К этому времени они все были смертельно отравлены». Юдин ничего не поясняет. Он был уверен в этом. Он просто знал.

Итог. Живых участников группы нет. Юрий Юдин тоже недавно умер. Поэтому точно узнать подробности случившегося невозможно. Однако – и это не влияет на основную линию версии, – не исключено, что Юдин отказался от похода вовсе не по причине «воспаления седалищного нерва». Ведь прошел же он по снегу немало километров, возвращаясь в одиночку.

Он мог выйти из группы, узнав о том, какой груз студенты несут с собой, оценив степень ответственности. Поэтому должен был информировать об этом руководство, что сразу определило незамедлительные поиски группы. Оказавшись на месте первыми, сотрудники органов безопасности сделали бы все, чтобы изъять любые улики происшедшего на перевале.

Что ожидало бы руководство Свердловской области и областной госбезопасности, не говоря уже про институт, после оглашения, что группа студентов шаталась по тайге с секретным ракетным топливом, приведшим к их гибели? Сколько полетело бы больших чинов? И не сделала бы правильный вывод иностранная разведка из достоверной информации о происшедшем? Это было бы равносильно рассекречиванию данных о новейших советских ракетных разработках. Сажали за меньшее.

Кроме того, обязательной для КГБ наверняка стала бы проверка, нет ли в случившемся следа иностранных спецслужб, решивших получить образец топлива. И как знать, не было ли этого в действительности? Данная возможность еще больше уплотняет завесу секретности, окружающую трагедию на перевале. Но не остается ни одного вопроса, связанного с перевалом Дятлова, на который бы эта версия не ответила».

Благодарим автора за присланный материал и призываем всех, увлеченных расследованием этого дела, оценить высказанную версию.

28.04.2023

Материалы по теме