Татарстанская ОПГ переодевалась в ОМОН

4617
0
46170

Участник ОПГ на суде

Верховный суд Татарстана завершил судебное следствие по делу лже-омоновцев из Казани, которые, переодеваясь в форму оперативников, ловили наркоторговцев и требовали у них деньги. Обвинение запросило для каждого из шести подсудимых от 10 до 18 лет лишения свободы. Больше всех грозит предполагаемому лидеру преступной группы Артёму Малямову, так как ему вменяется организация преступного сообщества.

Напомним, на скамье подсудимых шесть участников ОПГ: Артем Малямов, Артур Ахметзянов, Артем Ахмедзянов, Максим Химишинец, Артем Кайданов и Артем Колесников. Самому младшему из банды всего 24 года, самому старшему – 48 лет. По версии следствия, мужчины переодевались в одежду спецназа и кошмарили бизнесменов, устраивая маски-шоу, — вымогали деньги по 50-150 тысяч рублей. Всего в деле шесть доказанных нападений, а ущерб составляет около полумиллиона. Следствие считает, что формой СОБРа подельников обеспечивал единственный из всех ранее не судимый Колесников (он был сотрудником Росгвардии).

Дела ОПГ Артема Малямова

Все преступления происходили в 2020 году, а организатором группы считается Малямов. Мужчины собирались в гараже и там планировали преступления, на которые ездили на своих же машинах. Потерпевшими по делу проходят семь человек. Некоторые из них торговали наркотиками, поэтому, собственно, и стали «клиентами» ОПГ – те знали, что в полицию наркоторговцы обращаться не будут. Но уровень наглости преступной группы рос, потому что они легко проворачивали дела и всегда выходили сухими из воды.

Двоих из нынешних пострадавших молодые люди похитили – Яшина и Герасимова. Первого отпустили за откуп в 87 тысяч рублей (хотя изначально просили 200, но такой суммы у молодого человека не нашлось), второго – за 220 тысяч. Фатальной ошибкой стало последнее преступление, после которого банду накрыли. Группировщики ворвались в квартиру неких братьев Рогожиных, избили их, «изъяли» деньги, найденные в ходе «обыска», и заставили одного из мужчин подписать документы на куплю-продажу машины. Рогожины согласились на все условия, но сразу после освобождения отправились в полицию.

В данный момент завершились прения сторон и почти все подсудимые выступили с последним словом. Интересно, что обвиняемые как-бы признают вину, но как бы и отрицают. Некоторые на суде заявили, что, наказывая наркоторговцев, пытались восстановить справедливость и спасти подрастающие поколение от наркотиков.

На судебном процессе

Адвокат Кайданова настаивает, что его подзащитный не знал о том, что участвует в преступлении — молодой человек думал, что это розыгрыш. О наличии у подъельников оружия и о том, что они вымогали деньг, Кайданов якобы узнал только в ходе следствия. К слову, другие подсудимые подтверждают, что Кайданова «использовали в темную» и никаких денег ему заплачено не было. В период судебных разбирательств у него родился ребёнок, также на иждивении есть ещё и бабушка-инвалид, поэтому защита просит переквалифицировать статью на более мягкую, по которой срок давности уже истёк.

— До последнего я не понимал, что иду на преступление, но не отрицаю того, что там присутствовал. Все осознал, раскаиваюсь, — говорит Кайданов.

Защита Химишинеца утверждает, что в его действиях и вовсе отсутствует состав преступления, а потому его нужно оправдать. К тому же, со слов адвоката, прокурор запросил необоснованно суровое наказание, которое не соответствует степени опасности совершенного преступления.

— Прошло уже достаточно много времени, я очень раскаиваюсь в своих действиях, жалею, что так получилось. От этого сейчас уже не уйти, отвечать придётся, — растеряно обращается к суду Химишинец.

Адвокат Колесникова — самого молодого участника преступной группы, которому на следующий день исполняется всего 25 лет — говорит, что его подсудимый полностью осознал свою вину, раскаялся и даже «пришёл к Богу».

— Прокурор — государственный человек. Как мы знаем, наше государство не карает, оно наказывает. Государственное обвинение не дало никакую оценку целям и мотивам преступления, роли подсудимого, степени общественной опасности… Два с лишним года Колесников под домашним арестом. Он осознал, насколько вся эта ситуация повлияла на здоровье его близких, — заявляет защитник.

Во время последнего слова Колесников не смог сдержать эмоций и даже расплакался, суду пришлось объявить перерыв.

— Я за это время повзрослел, переоценил себя и начал по-другому смотреть на свою жизнь. Стараюсь отгонять плохие мысли, но, чем ближе мы подходим к концу процесса, тем труднее это сделать. Никакого злого умысла у меня не было, мы никому не причинили вреда. Всю жизнь я буду корить себя, что не остановил, не вразумил… в жизни достаточно одной ситуации, чтобы все перевернулось с ног на голову. Я прошу меня оставить на свободе, чтобы я мог всеми силами помогать людям, — дрожащим голосом закончил молодой человек.

Более матёрые обвиняемые, содержащиеся в СИЗО, не давили на жалость, но чуть ли ни с гордостью рассуждали о том, что, мешая деятельности наркоторговцев, делали мир лучше. Малямов, ранее уже отсидевший срок по восхваляемой в русском рэпе статье 228, заявляет, что исправился и во время отсидки его «мировоззрение сильно поменялось».

— Как-то из школы пришла дочь и рассказала, что у них во дворе школы кто-то сделал закладку. Эти закладки находят дети! В начале 2000-х годов наркотики могли употреблять только те, кто делал это осознанно, не каждому продавали. Сейчас же любой может приобрести наркотик, если знает, как выйти в интернет. Когда моему возмущению наступает предел, я начинаю вести себя неадекватно, — говорит Малямов.

— Мы совершали преступления в отношении лиц, которые сами замараны, которые сами жили не добропорядочно. На нормальных людей, граждан, которые адекватно живут, мы не нападали. В конце концов, мы никого не съели, не убили, не пролили ни капли крови. Я в шоке, от того, какие сроки запросили — это пол нашей жизни, люди столько не живут… Сажают в тюрьму, чтобы человек исправился, но кто сказал, что он там исправляется? Мы гнали их из города, сволочей этих. Да, мы наркоманы, но есть разница между тем, чтобы продавать наркотики, и чтобы употреблять — это очень большая разница. Мы не губим никого, а возможно даже и спасли кого-то. Может, кто-то первую дорожку не занюхал, может медиком кто-станет. Да, мы часть наркотиков употребили, но остальное сожгли. Не падайте нас надолго, не отнимайте нас у близких. Не могу обещать, но надеюсь начать новую жизнь, — произнёс целую речь Артем Ахмедзянов.

Прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры Татарстана Рушат Файрушин запросил для Ахметзянова и Ахмедзянова по 15 лет свободы, для Малямова 18 лет, для остальных по 10 лет. Выступить с последним словом остаётся лишь одному обвиняемому — Артуру Ахметзянову. Следующее заседание состоится 15 сентября. В этот же день, скорее всего, будет вынесен приговор.

10.09.2022

Материалы по теме

Татарстанская ОПГ переодевалась в ОМОН