Токсичная страна: как россияне снижают траты на лоббизм в США

5224
0
52240
Источник: Открытые медиа

В лидерах по расходам за прошлый год оказались партнеры Ротенберга по Шереметьево, подсчитали «Открытые медиа»

В 2018 году крупные российские компании резко снизили траты на защиту своих интересов в США по сравнению с 2017 годом — до $1,21 млн против $1,67 млн.

«Открытые медиа» не включили в эту цифру расходы председателя совета директоров En+ британца лорда Грегори Баркера на лоббистов, помогавших снять санкции США с активов Олега Дерипаски (и лишить российского миллиардера контроля над ними), а также расходы иностранных структур с российскими бенефициарами. В этих случаях услуги лоббистов оплачивали иностранные заказчики, а лоббировались интересы структур, находящихся за пределами России.

Больше половины расходов всех российских заказчиков на лоббизм в конгрессе и правительстве США в прошлом году пришлось на партнеров Аркадия Ротенберга по Шереметьево Александра Пономаренко и Александра Скоробогатько.

В целом российские заказчики в 2018 году почти втрое уступили украинским по затратам на лоббизм: $1,21 млн против $3,19 млн соответственно. У России токсичный имидж и нет стратегии продвижения своих интересов, объясняют американские консультанты по GR.

Лоббизм в США узаконен и регламентирован. Любая компания или частное лицо, которые отстаивают чьи-либо, в том числе иностранные, интересы в палатах Конгресса и федеральных органах власти США, должны ежеквартально сообщать о своей деятельности. В том числе о полученном вознаграждении. Все сведения публикуются в лоббистском реестре сената.

Компании, которые представляют интересы иностранных правительств, чиновников или госкомпаний, должны регистрироваться по закону об иностранных агентах (FARA). Его ведет Министерство юстиции. Требования к раскрытиям иноагентов строже, чем к лоббистам из реестра сената. Иноагенты должны подробно рассказывать о своей работе на иностранное лицо, сообщать о письмах, телефонных звонках и встречах и хотя бы примерно раскрывать их содержание.

«Хотя регистрация по закону FARA обязательна для лиц, представляющих иностранные правительства, чиновников или политические партии, иногда лоббисты или юристы, работающие на частные компании, все же регистрируются как иностранные агенты просто из чрезмерной осторожности», — объяснил «Открытым медиа» бывший сотрудник Госдепа и экс-советник республиканских политиков в Сенате, а сейчас консультант по GR Джеймс Джатрас. «Учитывая нынешнее состояние американо-российских отношений — это ответственный подход для лиц, работающих с российскими клиентами», — иронизирует он.

Изучив данные реестра сената и раскрытия FARA, «Открытые медиа» выяснили, в какую сумму российским компаниям обходится защита интересов в США.

По данным реестров, российские заказчики в общем потратили в 2018 году на продвижение своих интересов в США больше $1,21 млн.

Из этой суммы $490 тысяч пришлось на лоббизм в конгрессе и органах власти США. Это на $10 тысяч больше, чем в 2017 году, при том, что многие крупные российские компании отказались от американских лоббистов или снизили на них расходы. Избежать падения помогли новые клиенты: бизнесмены Александр Скоробогатько и Александр Пономаренко. Весной 2018 года они наняли крупную американскую коммуникационную компанию Qorvis MSLGROUP Americas и за год заплатили ей $280 тысяч — это почти половина от общих расходов российских заказчиков на лоббизм в сенате, подсчитали «Открытые медиа» на основе раскрытия лоббистского реестра сената США.

Пономаренко и Скоробогатько вместе с Аркадием Ротенбергом владеют аэропортом Шереметьево через компанию TPS Avia. Ротенбергу принадлежит 34% этой компании, остальное находится в собственности семей Пономаренко и Скоробогатько. TPS Avia контролирует 100% ООО «Шереметьево холдинг», которое выступает соучредителем различных структур аэропорта.

В январе 2018 года Скоробогатько и Пономаренко попали в так называемый «Кремлевский список» из близких к Владимиру Путину бизнесменов и чиновников, составленный правительством США по требованию конгресса. Включение в список не означало автоматическое введение санкций, но существенно повышало этот риск. Партнер бизнесменов Аркадий Ротенберг уже давно находится в «черном списке» Минфина США, что означает заморозку его активов в американской юрисдикции и запрет американским гражданам и юрлицам вести дела с ним и с любыми подконтрольными ему структурами. TPS Avia под эти ограничения не подпадает.

Между тем владельцы Шереметьево в 2018 году рассматривали возможность продать в течение следующего года 10% аэропорта международному инвестору. Об этих планах Пономаренко говорил в интервью «Ведомостям». Консультировал потенциальных продавцов американский банк JP Morgan.

«Основная задача Qorvis MSLGROUP в рамках контракта — формирование бизнес-имиджа заказчиков в западном медиапространстве», — объяснила пресс-служба аэропорта Шереметьево «Открытым медиа». MSL Group является одним из ведущих PR-агентств, специализирующихся на стратегических коммуникациях для частного и государственного секторов, отметила пресс-служба. Продлен ли контракт на 2019 год, пресс-служба не ответила. Однако, судя по данным реестра, он продолжает действовать, и Qorvis MSLGROUP в I квартале 2019 года получила от россиян $60 тысяч.

На втором месте по размеру затрат на лоббизм оказалось адвокатское бюро «Иванян и партнеры», заплатившее в 2018 году в общей сложности $120 тысяч юридической и коммуникационной компании Dickinson Wright. Контракт с ней был прекращен в конце года, по чьей инициативе — неизвестно. В реестре лоббистов сената США указано, что помимо Dickinson Wright «Иванян и партнеры» работают и с крупной юридической компанией Squire Patton Boggs. Однако последняя в 2018 году не оказывала никаких услуг, подлежащих раскрытию, и не получала от российского партнера вознаграждения.

Третье место в сенатском реестре занял сотовый оператор МТС. Он заплатил лоббистам из Prime Policy Group $90 тысяч, причем их сотрудничество продлилось только первые шесть месяцев года. Как раз в этот период, после публикации «Кремлевского списка», в СМИ регулярно появлялась информация о возможном введении санкций против попавших в него крупных российских бизнесменов. МТС принадлежит одному из них, миллиардеру Владимиру Евтушенкову. В пресс-службе МТС контракт с американскими лоббистами назвали «обычной практикой для компании с международным присутствием и листингом в США». На дополнительные вопросы в пресс-службе не ответили.

Газпромбанк в 2018 году продолжал сотрудничество с Squire Patton Boggs, однако в реестре указано, что американские лоббисты не оказывали банку услуг, подлежащих раскрытию, и не получали от российской организации вознаграждения.

В реестре также указано, что контракт с лоббистской и коммуникационной компанией BGR Government Affairs есть у Альфа-банка, но, как и в случае с Газпромбанком, американская сторона не получала вознаграждения и не оказывала клиенту услуг. Представитель Альфа-банка заявил «Открытым медиа», что «контракт Альфа-Банка с BGR неактивен с 2015 года». Он не сказал, собирается ли банк обращаться в BGR Government Affairs или в лоббистский реестр с просьбой исправить данные.

На иноагентов в США российские клиенты потратили в 2018 году $721 тысячу, показали подсчеты «Открытых медиа».

В базе иноагентов Минюста США (FARA) к маю 2019 года было зарегистрировано восемь иноагентов, представляющих интересы российских структур.

Это юридическая компания Sidley Austin, работающая на ВТБ; три структуры RT и «РИА Новости»; подконтрольная «Росатому» Tenam Corporation; Network Companies, работающая на входящий в «Росатом» «Техснабэспорт». Также в российский раздел реестра включены компании Mercury и Latham & Watkins, представляющие председателя совета директоров En+ Грегори Баркера. Почему компании, работающие на гражданина Великобритании, оказались в одном разделе с российскими заказчиками, в Минюсте США «Открытым медиа» не рассказали.

Подсчитывая расходы российских заказчиков на иноагентов за 2018 год, «Открытые медиа» не включили в итоговую цифру затраты структур RT и РИА «Новости», так как эти компании занимаются не лоббизмом, а производством контента. Зарегистрироваться иноагентами они были вынуждены под давлением Минюста США.

Также в общих расходах не учтены затраты Грегори Баркера. В 2018 году, по подсчетам «Открытых медиа», он выплатил в общей сложности более $1,2 млн компаниям Mercury и Latham & Watkins, которые помогали ему реализовать план по снятию санкций США с En+ и Rusal, а также по отстранению Олега Дерипаски от владения и руководства этими компаниями. Однако формально Баркер — не российский заказчик, и его лоббисты действовали в интересах международных компаний. Поэтому в итоговую цифру включены только расходы структур Дерипаски на лоббизм в США. Компании российского миллиардера успели в прошлом году перечислить коммуникационной компании Endeavor $206 тысяч, но расторгли с ней контракт после того, как в апреле 2018 года Дерипаска попал под санкции США.

Tenam Corporation в 2018 году потратила $40 тысяч на консультантов из Energy Resources International. Структура «Росатома» заказала американской компании доклад про зависимость атомной отрасли США от поставок российского урана.

ВТБ в 2018 году перечислил юридической Sidley Ausitn, которая, как указано в документах FARA, консультирует госбанк по вопросам американского законодательства, $445 тысяч, подсчитали «Открытые медиа» на основе раскрытий Минюста. Еще $30 тысяч ВТБ потратил на иноагентов Manatos & Manatos до разрыва контракта летом 2018 года.

По сравнению с 2017 годом российские компании и граждане заметно снизили расходы на лоббизм в США. Так ВТБ в том году тратил на Sidley Austin $488 тысяч и еще $140 тысяч — на Manatos&Manatos. Подконтрольные Олегу Дерипаске структуры перечислили американской юридической и коммуникационной компании Endeavor $563 тысячи, свидетельствует подсчет «Открытых медиа» на основе документов FARA.

МТС в 2017 году выплатил Prime Policy $170 тысяч, тоже почти в два раза больше, чем в прошлом году, а Газпромбанк перечислил Squire Patton Boggs $50 тыс.

«Новатэк» в 2017 году платил лоббистской компании Mercury $130 тысяч, а «Ямал СПГ» — $120 тысяч Qorvis MSLGROUP. В 2018 году «Новатэк» и «Ямал СПГ» вообще не посчитали нужным тратиться на лоббизм в США.

Бывший владелец «Павловскгранита» Сергей Пойманов потратил в 2017 году $10 тысяч на юридическую фирму Greenberg Traurig, которая отчиталась об этом в лоббистском реестре. Пойманов, по данным «Ведомостей», мог быть участником судебного спора в США со Сбербанком на $750 млн.

Представители Газпромбанка, ВТБ, Qorvis MSLGroup «Иванян и партнеры», Dickinson Wright, Squire Patton Boggs, Prime Policy Group, Sidley Austin не ответили на запрос «Открытых медиа».

В отличие от россиян, украинцы в прошлом году начали активнее продвигать свои интересы в США. К услугам различных лоббистов в США впервые обратился минимум десяток украинских организаций, компаний и политиков, выяснили «Открытые медиа». Для сравнения: вместе они потратили на лоббистов и иноагентов в США в 2018 году $3,196 млн против $1,21 млн, выплаченных российскими заказчиками.

В лоббистском реестре сената отражены расходы украинских компаний на $980 тысяч. Лидером по расходам стала украинская девелоперская компания DeVision Group, выплатившая в 2018 году $370 тысяч лоббистам из Federal Advocates. На втором месте — энергетическая Nuclear Energy Systems of Ukraine LLC, которая занимается поставками урана. Она потратила на лоббистов MKW Group $280 тысяч. Украинский политик, член фракции Радикальной партии Олега Ляшко Сергей Рыбалка в 2018 году выплатил Federal Advocates $120 тысяч. Клиентом Federal Advocates является также инвестиционная компания Amatex Capital, которая в 2018 году перечислила американским лоббистам $150 тысяч. Столько же получила лоббистская BGR Government Affairs от Национального совета реформ.

В реестре FARA к маю 2019 года была информация об иноагентах для 19 украинских организаций и частных лиц, из них десять появились в реестре впервые. Среди лидеров по расходам на иноагентов оказался украинский миллиардер Виктор Пинчук. Он потратил в 2018 году $528,6 тысячи на услуги юриста Дуга Скоена. На $64 тысячи от него отстала Киевская организация работодателей нефтяной и газовой промышленности, и на $128 тысяч — коллега по списку богатейших украинцев Дмитрий Фирташ. Подробнее о расходах на иноагентов — см. таблицу.

Некоторые американские структуры работают на украинских заказчиков без контракта и вознаграждения. Например, лоббист Боннер Тедроув с 2017 года является иноагентом украинских политиков Сергея Таруты и Александра Чалого без контракта и вознаграждения. Компания Federal Advocates аналогичным образом задекларировала себя как иноагента в интересах партии «Справедливость» и «Всеукраинское объединение «Гражданин».

«Украинское лобби выглядит активней, чем российское. Украину легче «продать» аудитории, её любят», — объясняет «Открытым медиа» бывший советник по России министра обороны США Дональда Рамсфилда и главы Государственного департамента Кондолизы Райс, а сейчас независимый консультант по GR Кристофер Гаррисон. Однако, по его словам, усилия украинцев часто нивелируются российской пропагандой. «Слово «Украина» в названии закона поможет вам получить голоса в Конгрессе, зато России часто удается заставлять Трампа верить в пропаганду и транслировать ее через президентский твиттер. Например, недавно Трамп написал, что расследование Мюллера было инспирировано Великобританией. Впервые эта «теория» была озвучена на телеканале RT [бывшим агентом ЦРУ] Ларри Джонсоном в 2017 году», — говорит Гаррисон.

«Украина воспринимается американской элитой как дружественная страна, в то время как Россия считается едва ли не врагом», — соглашается с Гаррисоном Джатрас. При этом, по его словам, украинский лоббизм в США направлен на продвижение не национальных, а частных интересов, причем зачастую в ущерб соотечественникам. «Одной из стратегий украинских лоббистов является убеждение американцев, что именно их клиент является наиболее антироссийским и про-американским, в то время как его соперники предстают как марионетки Кремля», — рассказывает Джатрас.

Не все структуры, имеющие отношение к России (как, впрочем, и к другим странам), раскрывают расходы на лоббизм в «национальной» части реестра сената. Американские компании, отчитывающиеся о сотрудничестве с зарубежными заказчиками, указывают их страну, исходя из юрисдикции, в которой зарегистрированы клиенты. Иногда это используется как лазейка, чтобы затруднить поиск информации о клиенте в базе, рассказал «Открытым медиа» американский специалист по связям с госструктурами на условиях анонимности.

В качестве примера он привел историю с лоббистами украинского бизнесмена Игоря Коломойского. У него кроме гражданства Украины есть вид на жительство в Швейцарии, что позволила юристам работающей на Коломойского компании Arent Fox размещать отчеты о сотрудничестве в швейцарской части реестра. Впрочем, в 2018 году Arent Fox не получала вознаграждения от Коломойского. В 2017 году бизнесмен заплатил различным лоббистам в США в общей сложности $100 тысяч.

Некоторые иностранные структуры с российскими бенефициарами также не попадают в российский раздел реестра. Например, один из важнейших международных проектов «Газпрома» — газопровод «Северный поток-2». Его строителем и оператором является зарегистрированная в Швейцарии дочка «Газпрома» Nord Stream 2. Её отчет размещен в швейцарской части реестра. В 2018 году она потратила на услуги лоббистов Roberti Global и Hawskbill Group в общей сложности $1,86 млн. Это больше, чем любая другая швейцарская компания или организация за тот же период. В 2017 году компания платила лоббистам $1,4 млн.

В люксембургской части сенатского реестра находятся отчеты о тратах на лоббистов инвестиционной компании LetterOne, которая объединяет активы владельцев консорциума «Альфа-групп» Михаила Фридмана, Германа Хана и Алексея Кузьмичева в разных странах, прежде всего, в Евросоюзе. В 2018 году компания заплатила BGR Government Affairs $440 тысяч, и столько же в 2017 году, следует из раскрытия базы данных лоббистов Сената США.

Информация о расходах американской дочки Сбербанка — Sberbank CIB USA оказалась в американской части реестра. В 2018 году она потратила на услуги лоббистов Venable $80 тысяч, в 2017 году на различных лоббистов — $120 тысяч. Кроме того, у нее есть контракт с SGR Government Relations and Lobbying, однако эта компания в 2018 году никакого вознаграждения не получила.

Собрать полные данные о российских и украинских лоббистах сложно из-за лазеек в законодательстве по раскрытию этой деятельности, говорят эксперты. «По действующим сейчас правилам, например, рекламное агентство в США, работающее на условное государственное канадское Бюро по развитию туризма, должно зарегистрироваться как иноагент. Но агентство, работающее на частную российскую компанию, которая фронтит ФСБ, нет», — говорит Гаррисон.

Наиболее распространенные и законные способы спрятать лоббистскую деятельность — создать в США исследовательский фонд или организацию, либо профинансировать существующий институт, которые возьмут на себя отстаивание интересов спонсора, рассказывает Гаррисон. В качестве примера он привел Катар, который жертвовал престижному Brookings Institution. «Случается, что вся научно-исследовательская организация [созданная с подобными целями] — фейк. Этим, например, занимался Пол Манафорт, который в Атланте создал фонд, распространявший фактически российскую пропаганду», — считает Гаррисон.

Кроме того, многие консультанты вовсе не отчитываются о лоббистской деятельности. «Чем более высокий пост или выборную должность вы занимали, тем проще избежать наказания за несоблюдение закона о раскрытии лоббистской деятельности», — уверен Джатрас. «Я знаю множество людей, которые открыто занимались лоббизмом, но никогда не регистрировались. Ну, а если вы были конгрессменом или сенатором, то можно делать вообще почти все что угодно. Вы же не лоббируете, а просто разговариваете с экс-коллегами, верно?», — рассуждает бывший дипломат. «Если законодательство о лоббизме и иностранных агентах начнет строго соблюдаться, то придется выпустить из тюрем всех преступников, чтобы освободить место для лоббистов», — шутит он.

Джатрас и Гаррисон подчеркивают, что обычно контракт иностранного лица с американской юридической компанией не подпадает под какое-либо раскрытие. Этим часто пользуются юристы, которые фактически занимаются лоббизмом или деятельностью иноагента.

Американские журналисты неоднократно критиковали реестр FARA за расплывчатость формулировок, медленно обновляющиеся базы и неполный список раскрываемых публике документов.

Проблемы в американо-российских отношениях создают для лоббистов благоприятную среду, признают собеседники «Открытых медиа».

«В США даже на самом высоком уровне сохраняется стереотип, что если российская компания принадлежит частному лицу, то она не будет действовать в интересах Путина. Американцы полагают, что в России действует такое же разделение на личную инициативу и государственную политику, что и в самих США», — рассказывает Гаррисон. По его словам, далеко не все эксперты и специалисты по России понимают тонкости отношений олигархов с Кремлем. Отсутствие экспертизы по России создает спрос на пиар-лоббизм. «Задачей лоббистов является запутать аудиторию, установить или размыть границы между частным и государственным», — считает Гаррисон.

США так легко ввели жесткие санкции против Дерипаски в апреле 2018 года во многом потому, что часть администрации Трампа воспринимала российского бизнесмена как близкого к Клинтонам человека, рассказывает «Открытым медиа» один из американских специалистов по GR. «Это была пиар-катастрофа. Хорошие лоббисты могли бы попытаться это предотвратить», — полагает он. С 2009 года интересы российского бизнесмена в США представляла юридическая и коммуникационная компания Endeavor. Контракт с ней был разорван в апреле 2018 года.

«Логика американской элиты в отношении российских олигархов следующая: во-первых, Россия воспринимается как бандитское государство. Это означает, что любой богатый россиянин автоматически находится под подозрением в незаконном обогащении. Во-вторых, санкции вводят против людей, якобы близких к Путину, чтобы они его свергли или заставили быть более сговорчивым», — говорит Джатрас.

«Попытки лоббистов добиться снятия санкций крайне редко заканчиваются успехом», — признает он. Гораздо эффективнее действуют юристы, которым не нужно регистрироваться как лоббистам или иностранным агентам, говорит Джатрас. Обычно юристы стремятся скорректировать информацию, которая привела к попаданию человека в санкционный список, или советуют, чем можно исправить ситуацию — например, отказаться от работы в Сирии, продолжает эксперт.

По состоянию на май 2019 года ни одному россиянину, который оказался в «черном списке» Минфина США после марта 2014 года из-за событий на Украине и в Сирии, не удалось добиться снятия санкций. Однако лоббистской компании Mercury удалось добиться снятия санкций с компаний En+ и «Русала» Дерипаски. Правда, только после того, как российский миллиардер отказался в них от владения и влияния на управление. Кроме того, Mercury работала не на Дерипаску, а на председателя совета директоров En+ лорда Грегори Баркера. Эта уловка позволила Mercury фактически действовать в интересах En+, что формально было невозможно из-за действовавших против компании санкций США.

В США нет лоббиста, который бы работал напрямую на российские власти. Одной из причин его отсутствия Джатрас называет соображения престижа. «Возможно, в Москве полагают, что привлеченный консультант нужен для небольших государств, но не для великой державы», — рассуждает он. Другая возможная причина, по словам бывшего дипломата, в «инстинктивном стремлении России действовать „умно“ и за кулисами». «Это ошибочная стратегия, которая к тому же несет существенные юридические риски», — предупреждает он.

Ранее высокопоставленный собеседник в российском Министерстве иностранных дел рассказывал «Открытым медиа», что в ведомстве крайне скептично относятся к сторонним экспертам, в особенности к американским. Подобная оценка разделяется как минимум частью делового сообщества. Собеседник, близкий к одному из крупнейших российских бизнесменов, оказавшихся под санкциями США, признал, что еще до попадания в «черный список» российская сторона рассматривала возможность сотрудничества с американскими пиар- и лоббистскими структурами. Однако в итоге контракты так и не были заключены. Причина — «сугубо формалистский подход американских компаний».

Джатрас, однако, уверен, что Москва могла бы многое выиграть от контракта с грамотным лоббистом в США.

Гаррисон более скептичен. «Ни один уважающий себя консультант не будет представлять российские интересы. Тот, кто все же рискнет это сделать, будет автоматически считаться коррумпированным и восприниматься с подозрением. Его станут воспринимать как второго Манафорта», — рассказывает он. «Никакой лоббист не сможет улучшить американо-российские отношения. Дело в Путине и его политике. Это, прежде всего, должны осознать сами россияне», — подчеркивает он.

Слова Гаррисона подтверждает недавняя история с бывшим республиканским политиком Джоном Уивером. В мае в реестре FARA появилось сообщение о контракте «Техснабэкспорта» (одной из структур «Росатома») с компанией Network Companies, принадлежащей Уиверу. Уивер был вынужден расторгнуть этот контракт с «Техснабэкспортом» на следующий день после того, как информация о нём попала в СМИ.

Ситуация с имиджем России в США лишь ухудшается. «Все начинают понимать, что российские олигархи на самом деле не являются частными предпринимателями. Как только в массовом сознании устанавливается связь между бизнесменом и Кремлем — на репутации этого человека можно ставить крест. Спросите Дерипаску», — говорит Гаррисон.

«Впрочем, еще есть российские компании, которым удается этого избегать. Но это пока», — добавляет он.

22.05.2019

Материалы по теме

Токсичная страна: как россияне снижают траты на лоббизм в США