Трудно менять, ничего не меняя, но мы будем

495
0
4950
Источник: SKELET-info

Представители украинского бизнеса, которые на чем свет стоит клянут карантин, упорно предпочитают не замечать его истинной причины. Это все-таки не борьба с конкретным вирусом, а попытка максимально растянуть кривую заболеваемости. Поскольку очевидно, что в итоге все там будем, но лучше чуть позже.
Фактически нынешние потери нашего бизнеса — это его расплата за продолжающуюся уже почти десятилетие реформу системы финансирования охраны здоровья в Украине. Несмотря на бытующие в нашей стороне мифы и легенды, стартовала она отнюдь не при и.о. министра Ульяне Супрун (она просто продолжила уже начатое), а еще при Раисе Богатыревой. В июле 2012 года Виктор Янукович подписал закон о реформировании системы здравоохранения в 4 пилотных регионах (Киев, Донецкая, Днепропетровская и Винницкая области) и заверте… Или как тогда утверждалось: “была запущена организационная и функциональная перестройка системы здравоохранения”. Все эти разделения на “первичку” и “вторичку”, опорные клиники, больничные округа и даже “деньги ходят за пациентом” — идеологическое наследие “проклятого режима”, которое прекрасно живет и побеждает несмотря на бегство Януковича и его окружения. Поскольку главными консультантами медицинской “перестройки” и тогда, и сейчас были консультанты Всемирного банка и прочих “доноров Украины”.

Фактически “медицинская реформа в Украине” — это такой себе глобальный консенсус, где интересы местных олигархов совпали с идеям международных кредиторов: “украинское государство слишком много тратит на здравоохранение”. В результате в нынешнем году через бюджет перераспределяется на этот сектор лишь 3% от ВВП. При том, что для соседних стран Центральной и Восточной Европы этот уровень вдвое выше.

В итоге, спустя восемь лет вместо системы охраны здоровья мы наблюдаем дымящиеся руины (старое уже разрушено, а новое никто не собирается строить), что в условиях нынешней эпидемии охотно признает вся вертикаль власти: от столичного мэра до президента. И благодаря карантину тщетно пытается оттягивать конец.

Справедливости ради, для большинства стран мира риск COVID-19 не в самом заболевании, а в том, что необходимые методы лечения для отдельных категорий пациентов требуют высокой нагрузки на систему здравоохранения. Если нагрузка пиковая, система не справляется. Отсюда призывы “сделать кривую заболеваемости более плоской” и применяемые методы социального дистанцирования. На самом деле спасают при таком подходе, в первую очередь, не людей от болезни, а систему здравоохранения от перегрузки.

Но даже на фоне не очень хорошо справляющихся с эпидемией стран Украина выглядит девиантно. Так, главный санврач и замминистра здравоохранения Виктор Ляшко рассчитывает, что наша страна будет идти по сценарию, в рамках которого в период вспышки коронавирусной болезни будет инфицировано не более 2% населения (то есть порядка 800 тыс человек). При этом он признает, что в случае заражения 10% и более, возможен коллапс медицинской системы.

Гораздо более унылый прогноз у нового министра охраны здоровья Максима Степанова. Он считает, что для Украины критической может стать ситуация, при которой количество острых больных коронавирусом достигнет 10-12 тысяч человек (если предположить, что это лишь 5% всех инфицированнных, речь идет об уровне всего лишь в 200-240 тыс жертв пандемии).

По данным Министерства охраны здоровья Украины, в стране 270 тыс больничных коек, а общая мощность амбулаторно-поликлинических учреждений — 847 тыс мест. Более 150 тыс врачей и почти 300 тыс работников среднего медицинского персонала. Казалось бы, более чем.
Но учитывая заявление министра и его зама, очевидно, что всех этих ресурсов недостаточно для борьбы с последствиями эпидемии. Проблема здесь прежде всего в отсутствии необходимых средств индивидуальной защиты, медицинских препаратов и оборудования (тех же аппаратов ИВЛ).

Согласно официальной статистике, в 240 опорных больницах, в которых лечат больных СOVID-19, средний уровень обеспеченности оборудованием — 70%, индивидуальной защитой — 57%, персоналом — 76%. Однако, некоторые больницы обеспечены средствами индивидуальной защиты лишь на 20%, а оборудованием — на 7,5%.

Все это прямой результат игр в “оптимизацию финансирования здравоохранения”, которую горячо поддерживало и продолжает (несмотря ни на что) поддерживать большинство знакомых автору представителей малого и среднего бизнеса. И покуда они не поймут, что в условиях угроз эпидемии невозможно спрятаться за индивидуальными программами медицинского страхования, ситуация будет становиться от инфекционнной волны к волне все хуже и хуже.

Хочется украинскому бизнесу или нет, но если он не собирается жить от локдауна до шатдауна, ему все-таки придётся заняться вопросом системной реорганизации системы украинского здравоохранения. Как показывает история, отдавать подобного рода общественно значимые вопросы на откуп “проффессорам” из Донецка и гражданкам США, выходит себе дороже.

Ульяна Супрун. Как американский министр-волонтер добивает украинскую медицину

Татьяна Бахтеева: «налечила»!

13.04.2020

Материалы по теме

Трудно менять, ничего не меняя, но мы будем