Уловка «22 года»

4445
0
44450
Источник: Новая газета
 

Московский окружной военный суд приговорил бывшего замглавы Центра информационной безопасности ФСБ полковника Сергея Михайлова к 22 годам колонии строгого режима, лишил его офицерского звания и ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени. Подельник Михайлова, бывший топ-менеджер «Лаборатории Касперского» и отставной майор МВД Руслан Стоянов, приговорен к 14 годам строгого режима.

Секретность уголовного дела в отношении полковника ФСБ и при этом «утечки» в СМИ, которые могли быть и санкционированы, дают основания предполагать: разглашение подробностей преступления куда более опасно для России, нежели само преступление.

Судебный процесс прошел в закрытом режиме. О сути событий практически ничего не известно, кроме того что Михайлов и Стоянов осуждены по статье 275 УК РФ («Государственная измена»). Эта статья предусматривает максимальное наказание — 20 лет лишения свободы. Именно столько и потребовал представитель Главной военной прокуратуры (ГВП), поддерживавший обвинение и заявивший в прениях, что вина Михайлова (как и Стоянова) в совершении государственной измены полностью доказана. Но суд посчитал возможным применить норму УК, позволяющую вынести более суровый приговор «по совокупности преступлений». За что?

Ложный след?

Еще 5 октября 2018 года «Коммерсантъ» сообщил, что обвинение Михайлову и другим фигурантам было предъявлено по двум эпизодам, связанным с уголовным делом основателя и гендиректора процессинговой компании Chronopay Павла Врублевского и хакеров Дмитрия и Игоря Артимовичей. По информации «Коммерсанта», материалы этого уголовного дела, в которых раскрываются способы и методы ведения оперативно-разыскной деятельности, Михайлов якобы записал на два компакт-диска. Одну копию, как предполагают журналисты, он вручил своему подчиненному — майору ФСБ Дмитрию Докучаеву, который, в свою очередь, передал диск сотруднику «Лаборатории Касперского» Руслану Стоянову, направлявшемуся на международную конференцию по кибербезопасности в Нью-Денвер (Канада). На конференции диск оказался в распоряжении сотрудницы американской компании I-Defence Кимберли Зенц, которая, по данным ФСБ, якобы сотрудничает с ФБР. Вторую копию компакт-диска Михайлов будто бы передал предпринимателю Георгию Фомченкову, который вылетел с «секретной информацией» в США (по крайней мере, так сообщал «Коммерсантъ»).

За эти материалы полковнику ФСБ вроде бы и было обещано 10 миллионов долларов. Майор Докучаев и предприниматель Фомченков признали вину, пошли на сделку со следствием, и уголовное дело в отношении них будет рассмотрено позже, в особом порядке, без исследования доказательств.

История с двумя копиями компакт-дисков, о которых рассказывали СМИ, судя по всему, и могла стать основой двух эпизодов уголовного дела о государственной измене. За первый эпизод полковник ФСБ приговорен к 18 годам колонии, за второй — к 16. Путем частичного сложения и получилось 22 года колонии строгого режима.

Основатель и гендиректор процессинговой компании Chronopay Павел Врублевский оказался единственным свидетелем по уголовному делу о госизмене полковника Михайлова, имя которого стало известно СМИ и который не скрывал, что давал показания.

Раскрывать какие-либо подробности о том, что он рассказывал следствию и суду, Врублевский на протяжении двух лет отказывался, объясняя это тем, что находится под подпиской о неразглашении. Точно такие же подписки были отобраны у всех участников процесса: адвокатов, экспертов, свидетелей… А это значит, что любая достоверная информация об уголовном деле, распространенная, к примеру, адвокатами, привела бы к их отстранению от участия в процессе и возбуждению уголовного дела по статье УК, предусматривающей наказание за разглашение сведений, составляющих государственную тайну.

Знакомство с Михайловым

Павел Врублевский. Фото: РИА Новости

В 2013 году Тушинский райсуд Москвы приговорил Павла Врублевского к двум с половиной годам лишения свободы. С 2012 года, когда я только познакомился с Врублевским, я не раз публиковал статьи об этом уголовном деле. Более того, все материалы оперативно-разыскной деятельности по «делу Врублевского» были рассекречены, и у меня был к ним доступ. Я не увидел в этих материалах ничего столь серьезного, что могло бы заинтересовать спецслужбы иностранных государств. (Кстати, еще в 2011 году, вскоре после возбуждения уголовного дела против Врублевского, многие материалы следствия были опубликованы в интернете.)

Первоначально основатель компании Chronopay обвинялся в организации в июле 2010 года DDoS-атаки на платежную систему конкурирующей компании Assist, из-за которой на несколько дней была заблокирована возможность приобретения электронных билетов на авиарейсы «Аэрофлота». Но в итоге Врублевского признали виновным в совершении уже другого преступления — предусмотренного ст. 272 УК РФ («Неправомерный доступ к компьютерной информации»).

Именно во время судебного процесса над Врублевским я и познакомился с полковником Сергеем Михайловым, когда тот приезжал в Тушинский суд в качестве свидетеля. Дело в том, что оперативное сопровождение уголовного дела осуществлял ЦИБ ФСБ, а руководил им полковник Михайлов.

От обвинений в организации DDoS-атаки Врублевский и не отпирался, сразу после ареста, едва оказавшись в камере «Лефортово», написал «явку с повинной». Именно по этому эпизоду. Но следствие затянулось, и двухлетний срок давности этого преступления истек. Тогда откуда-то появились обвинения по ст. 272 УК.

Тут возникает вопрос: интересны ли ФБР или какой другой иностранной спецслужбе особенности российского следствия, связанные с причинами квалификации и переквалификации состава преступлений?

Готовы ли они платить 10 миллионов долларов за информацию, которую можно легко собрать в открытых источниках за пару часов?

Как-то не верится. Тем более что вброшенными в интернет оказались не адвокатские копии, а скриншоты оригиналов материалов следствия. Какой смысл перекидывать все это на компакт-диски и отправлять «курьерами» за океан?

И вообще, появление в интернете материалов, якобы «раскрывающих способы и методы ведения оперативно-разыскной деятельности», никого в 2011 году не заинтересовало, тогда как в феврале 2019 года (спустя почти 8 лет) они будто бы легли в основу приговора в отношении Михайлова и Стоянова, о чем и рассказывала российская пресса.

Фактор Врублевского

Павел Врублевский еще в сентябре 2010 года писал одному из своих знакомых в электронном письме, что подозревает полковника Михайлова в сотрудничестве с ФБР. Это письмо было обнародовано вскоре после ареста Михайлова известным специалистом по киберпреступности Брайаном Кребсом (Brian Krebs), автором книги Spam Nation, ставшей в США бестселлером.

28 января 2017 года в блоге KrebsOnSecurity.com, аудитория которого превышает один миллион читателей, Кребс выложил скриншот письма Врублевского, датированного, повторюсь, сентябрем 2010 года. В комментариях к скриншоту Кребс написал: «Моя книга Spam Nation не была бы написана, если бы кто-то из представителей российских правоохранительных органов не слил мне и ФБР десятки тысяч файлов…»

Рассказал Кребс и о своем разговоре с Врублевским: «В 2011 году я записал по телефону интервью с Врублевским, он сказал мне, что подозревает Михайлова и Стоянова, что именно они слили документы его компании ФБР и Кимберли Зенц. В этом же разговоре Врублевский сказал мне, что он убежден, что Михайлов передал американским спецслужбам и Зенц информацию, собранную российскими специалистами по киберпреступлениям. Врублевский сказал мне, что если бы у него были конкретные доказательства, что Михайлов причастен к сливу спецслужбам США информации о ChronoРay, ему бы за это порвали задницу».

Кребс также рассказал, что о деятельности Сергея Михайлова и Руслана Стоянова знал еще 5 лет назад. Стоянов до трудоустройства в «Лабораторию Касперского» был владельцем компании «Индрик» и специализировался на DDоS-атаках и защите от них. «Индрик» и Стоянов лично имели тесные контакты с Кимберли Зенц — известным аналитиком по киберпреступности, работавшей на «российском фронте» в компании iDefence (которая, в свою очередь, принадлежит небезызвестной Verisign, сотрудничающей с американскими спецслужбами).

Письмо Врублевского оказалось в распоряжении Кребса в 2011 году, когда было похищено все содержимое компьютера основателя ChronoРay. Но в 2011 году Кребс не стал обнародовать ни скриншот этого письма, ни интервью с Врублевским, а сделал это только в январе 2017 года. У меня нет ответа на вопрос, почему Кребс хранил молчание шесть лет.

Но буквально через несколько дней после публикации Кребса, проиллюстрированной скриншотом письма, в феврале 2017 года, Врублевского вызвали на допрос по делу о государственной измене полковника Михайлова.

В декабре же 2017 года The Bell обнародовал версию о том, что Михайлов и его сообщники могли передать США доказательства причастности России к атакам на серверы Демократической партии США и другие американские сайты. Издание предполагало, что обвиняемые раскрыли американцам хакеров, которые участвовали во взломах. Раскрытие же данных о хакерах, сотрудничающих с российскими спецслужбами, как один из вариантов, действительно могло потянуть на 22 года тюремного срока. Этим можно объяснить и то, почему уголовное дело в отношении Михайлова и других его фигурантов было засекречено.

01.03.2019

Материалы по теме

Уловка «22 года»